Чт. Дек 1st, 2022

«Виню себя, что Петруха погиб»: десантник-чиновник едет в зону спецоперации

«Володя, это больше моя война, а не твоя!». А он в ответ: «Не надо было к нам в гости приходить в десантном берете и тельняшке», — такими словами отвечает чемпион мира по кикбоксингу, известный российский боец ММА Владимир Минеев своему троюродному брату Алексею Кошаеву, вернувшемуся в конце 90-х в одну из мордовских деревень из армии и зашедшему в дом заслуженного врача России, хирурга Константина Минеева, у которого росли двое сыновей.

«Видите, я их с младшим братом Петром тогда заразил воздушно-десантными войсками. Не знаю теперь, хорошо это или плохо», — делится с корреспондентом РИА Новости Кошаев. Позднее он сменил голубой берет на костюм мэра Димитровграда, занимал другие высокие чиновничьи посты, а в сентябре вернулся в десантуру, чтобы отправиться в зону специальной военной операции.

После объявления частичной мобилизации повестки из военкоматов получили десятки известных спортсменов. Но никто из них пока так и не пошел служить. Или об этом еще не стало известно. В ММА иная ситуация.

Боец смешанных единоборств Равиль Коробов уже находится на службе, о чем РИА Новости сообщил его менеджер Александр Скаредин: «Равиль получил повестку, так как чуть больше года назад демобилизовался из армии. Он из Тобольска, срочную службу проходил в войсках Росгвардии и по всем параметрам подходит под мобилизацию. Равиль сам пришел в военкомат, а сейчас проходит подготовку в «учебке».

Минеев старше своего коллеги и добился заметных успехов в карьере. Ему 32 года, в свое время прошел срочную и контрактную службу в Воздушно-десантных войсках и под частичную мобилизацию не попадал. Но по велению сердца и долга добровольно пришел в военкомат.

«Мне сказали: «Парень, ты можешь идти домой, у вас в семье есть погибший», — рассказывает Минеев, родной младший брат которого Петр погиб в Гостомеле в начале СВО. — Я ответил: знаете, когда тебя зовет Родина-мать, то надо помочь. Поэтому я подписал контракт и считаю своим гражданским долгом носить голубой берет десантника не на словах, а на деле. И не только в нем выходить на бои».

 Фото : Фото из семейного архива Владимира Минеева и Алексея Кошаева

Минеев прописан в Москве и поэтому был направлен в 45-ю бригаду спецназа ВДВ, находящуюся в Подмосковье. Но к службе приступит немного позже. На то есть веские основания.

«С руководством части мы достигли договоренности, что сначала я проведу бой, а потом поступлю на службу, — раскрыл мне детали Владимир. — Срочности в этом нет, потому что я не попадаю в первую волну частичной мобилизации. Ведь у меня нет боевого опыта. Пока нет. В части отнеслись с пониманием, поскольку от боя зависит не только имидж России, но и имидж федерации кикбоксинга, и наших Воздушно-десантных войск».

Минеев 18 ноября в Москве встретится с известным бойцом из Бразилии Фернандо Родригесом, а подготовку к поединку намерен провести в Мариуполе. Который теперь — часть России.И немалый фронт работы связан с помощью в восстановлении разрушенного города. Это осознанный выбор, связанный с широкой общественной деятельностью. Ведь Владимир является советником главы Ульяновской области по спорту, членом общественной палаты региона и руководителем отделения Российского союза боевых искусств в Ульяновской области.

«Беру с собой пять одноклубников, буду в Мариуполе готовиться к бою и в то же время решать задачи, которые поставил передо мной губернатор нашей области Алексей Юрьевич Русских, — подчеркнул Минеев. — Помогать в восстановлении жилого квартала в микрорайоне «Солнечный», это сейчас делают ульяновские строители. Намерен не только курировать ремонтируемые спортивные объекты, но и координировать связи наших строителей с основными подрядчиками, работающими в Мариуполе».

«Беру с собой пять одноклубников, буду в Мариуполе готовиться к бою и в то же время решать задачи, которые поставил передо мной губернатор нашей области Алексей Юрьевич Русских, — подчеркнул Минеев. — Помогать в восстановлении жилого квартала в микрорайоне «Солнечный», это сейчас делают ульяновские строители. Намерен не только курировать ремонтируемые спортивные объекты, но и координировать связи наших строителей с основными подрядчиками, работающими в Мариуполе».

«Сейчас идет подготовка, пристрелка оружия, организация взаимодействия, — рассказывает Кошаев корреспонденту РИА Новости о службе в Иванове. — Думаю, что через неделю или дней через десять мы отправимся на фронт. Я же закончил десантное училище в Рязани. Родина меня, как говорится, одела, обула, выучила и готовила к этому. И я внутренне ощущаю, что просто обязан отдать ей долг. У меня ведь отец тоже был десантником и воевал в Афганистане. Я думаю, что он поддержал бы мой выбор».

«Считаю, что сейчас я должен был поступить именно так, — подчеркнул Кошаев. — Потому что мог бы без проблем, как говорится, «отмазаться». Но моя совесть не позволяет это сделать. И Володя Минеев тоже идет воевать».Капитан запаса гордится, что его братья тоже стали десантниками. «Когда я пришел офицером в 104-ю дивизию, Володя с Петрухой были маленькие, а я часто приходил в гости к их отцу, — вспоминает он. — И дядя Костя мне говорил: «Вот, Леша, смотри, я тоже воинов готовлю». У них уже тогда были турники, шведская стенка, брусья и они мне показывали, что они могут, И говорили, что тоже пойдут в десант».Помощник одного из руководителей региона мог бы спокойно остаться в стороне от происходящего.

«Повестка мне не приходила, я же сам пошел добровольцем, — говорит Кошаев. — Пришел в военкомат и сказал: «Я хочу пойти служить». И именно в десантные войска, потому что знаю, как они воюют, учился этому. Мне тогда ответили: «Мы не знаем, как поступать с такими, как вы». Сначала не получалось, а потом наш министр обороны Сергей Шойгу сказал, что это возможно. И я решил подписать контракт».

«Мое мнение — Володе не надо на фронт, — уверен Кошаев, говоря о Владимире и памятуя о погибшем Петре. — Но мы договорились, что не буду его отговаривать. Я сначала это делал, а потом сказал: «Брат, больше этого делать не буду, ты уже взрослый». Когда объявили мобилизацию, мы с ним как раз были в Мариуполе. Говорили об этом и он сказал: «Либо я с тобой иду, либо сам по себе». Я отговаривал: «Тебе вообще не надо никуда ходить», а он ответил: «Если ты меня с собой не берешь, то пойду сам».

Тогда-то Минеев и припомнил Кошаеву его демобилизацию пару десятков лет тому назад, дом в деревне и голубой берет, которые полюбились маленьким Володе и Пете. «Но я все равно считаю, что Володя должен воспитывать молодежь, — в душе надеется Кошаев. — Он патриотически настроен и они на него равняются. Уверен, что здесь он принесет больше пользы, чем там». Но всякий раз он добавляет почти безнадежное: «Отговаривать больше не вижу смысла».

«Все мысли о России-матушке, нашей стране надо помочь, — слова Минеева говорят о его заряженности, которую сложно охладить даже близкому и старшему другу. — Мы же нормальные русские мужики, никуда не прячемся и никуда не убегаем».

«Понимаете, какое у меня сейчас душевное состояние? — делится Кошаев. — Я иду на эту войну, потому что считаю себя неким образом виновным в том, что Петруха погиб. Потому что если бы я Володю и Петра не заразил ВДВ, то он не пошел бы на войну и сейчас был бы жив. Вот такое у меня двойственное состояние: знаете, я и виню себя, и не виню. Но внутри у меня все же сидит чувство вины».

Олег Богатов, РИА Новости Спорт