Сб. Фев 4th, 2023

Сила административного ресурса. Караулова загоняет ульяновских медработников в медицинскую палату

Мало того что работников заставили в добровольно принудительном порядке вступать в региональную медпалату, так еще и наделили ее по самое «нехочу» контрольными функциями. Хочешь не хочешь, а годовой взнос в 500 рублей врачи должны выложить из своего кармана на нужды палаты, и неважно сколько дома детей и каков Ваш бюджет.

Желание опального губернатора Морозова, реальный рейтинг которого уже давным-давно валяется где-то ниже плинтуса, подмять под себя искусственную общественность с каждым днем принимает все более истеричную форму. Из-за тотальной коррупции в регионе, развала сельского хозяйства, разбитых дорог и многого другого жители области сделали определенный вывод, который на предстоящих выборах может сыграть не в пользу главы региона. Для этого окружение губернатора придумало новую «фишку» — кроме раздувания госаппарата в регионе полным ходом идет создание псевдообщественных институтов, возглавляемых настоящими или бывшими чиновниками, которыми будет транслироваться и достигаться иное мнение – то, которое нужно и выгодно г-ну Морозову. Даже если общественный орган – инициатива федералов, то в кресло все равно сядет человек губернатора, и контора превратится в политический ретранслятор Сергея Ивановича.

Многим медицинским работникам стали поступать устные предложения вступить в медицинскую палату. Отказаться от навязчевого предложения своего руководства нельзя. Во-первых, неприлично перечить начальству, во-вторых, у начальства есть свое несменяемое начальство, например, Караулова, которая вроде бы ушла, но как бы и осталась.

Сама руководитель Медицинской палаты Валентина Караулова, назначенная сверху на, казалось бы, общественную должность, рьяно принялась за продвижение и оживление медпалаты с присущим ей административным ресурсом. Перво-наперво велела всем главврачам по разнарядке «загнать» в палату весь медперсонал области: от врачей до санитарок. Зачем вступать в этот новый и никому не нужный орган, непонятно никому из ульяновских врачей. К тому же многие из них уже сейчас задаются вопросом, не будет ли медпалата дублировать функции профсоюзной организации медработников. Эти и другие вопросы мы задали главным фигурантам процесса, которые наиболее осведомлены в данном вопросе.

Сама руководитель медицинской палаты Валентина Караулова утверждает, что палата – не что иное, как профессиональная общественная организация, создание которой не будет дублировать профсоюз медработников. «Это разные структуры, разные организации, у них разные цели и задачи, — говорит Валентина Герасимовна. — Вступившие медработники будут платить ежегодный взнос. Со дня ее организации он установлен для врачей 500 рублей в год, для медработников среднего звена – 300 рублей в год. На что будут расходоваться средства – решается коллективно, есть совет палаты, есть президиум. Я там вообще на общественных началах. Что касается принуждения о вступлении в медпалату, я ничего говорить не буду, если это слухи, то слушайте слухи. Я, например, считаю, что все медицинские работники должны входить в эту структуру, потому что это профессиональное сообщество, которое должно решать все принципиальные вопросы медицинской отрасли. Каждый должен добровольно сам вступить в эту организацию».

«Насчет функций, Вы можете почитать Устав, ради интереса, для чего она создается, — говорит депутат ЗСО Ульяновской области, врач-хирург Алексей Куринный. – Там написано: защита интересов медицинской общественности, отстаивание прав медработников и т.д. По факту же мы видим, как уже сейчас в ряде больниц принуждают персонал в форме настойчивой рекомендации к вступлению в медицинскую палату. Вообще сама палата – это общефедеральный тренд. Создана для того, чтобы медработники были под контролем, чтобы не стали требовать повышения заработной платы, каких-либо гарантий, предусмотренных Трудовым кодексом. А чтобы не дай Бог ничего противовластного не вышло, в руководство палаты посадили бывшую чиновницу. Любая общественная организация потенциально опасная для действующей власти».

«Вступление в профсоюз и в медицинскую палату должно быть добровольным, — считает председатель Ульяновской областной организации профсоюза работников здравоохранения Светлана Свирина. — Функции профсоюза – это, прежде всего, правовая работа и защита работников от работодателей, разъяснение законов, документов, правовые проверки, проверки охраны труда, также художественная самодеятельность – проводим «День медика», спартакиады, конкурсы авторской песни и организацию учебы. Медицинская палата – это сообщество только медицинских работников, а в профсоюз могут вступать все работники медучреждения: медики, инженеры, техники, дворники и т.д. с перечислением через бухгалтерию 1% от фонда оплаты труда. В профсоюзе Ульяновской области на данный момент числится 17500 человек – это 58% от работающих всего в региональном здравоохранении. Мы подчиняемся ЦК Профсоюзов работников здравоохранения, который находится в Москве. А медицинская палата занимается только вопросами здравоохранения. Губернатор дал им достаточно большие полномочия – контроль работы министерства здравоохранения, аттестацию медработников, аккредитацию, но в связи с тем, что это общественная организация, данные функции выполнять ей будет проблематично. Если мне предложат содействовать во вступлении сотрудников в медпалату, я откажусь», — сказала председатель Ульяновской областной организации профсоюза работников здравоохранения Светлана Свирина.

Слова Валентины Карауловой понимаются двояко, но, как многие заметили, она не отрицает принуждений к вступлению в Медицинскую палату Ульяновской области, сводя ответ на неудобный вопрос в уже привычное русло: «я ничего говорить не буду». К тому же сама признает свою жесткую позицию о необходимости вступления в медпалату всех медработников. Такая категоричность как минимум является тревожным сигналом для всего общества.

Олег Софьин