Сб. Фев 4th, 2023

В поисках «крайнего». Кто затеял оптимизацию школ в Ульяновской области?

Сегодня на комитете Законодательного собрания Ульяновской области депутаты в пух и прах разгромили региональное министерство образования. В повестке заседания значилось обсуждение только одного вопроса – реорганизация и ликвидация сельских школ. Из-за поступивших многочисленных жалоб, обращений в ЗСО и в целом образовавшейся критической ситуации региональные парламентарии решили вынести обсуждение процесса реорганизации школ на комитет. На заседание приехали также представители муниципалитетов, районные депутаты, чиновники из минобра и представители родительского комитета.

Ulnovosti.ru уже писали о скандальной ситуацией вокруг закрытия школы в селе Загарино Барышского района Ульяновской области, где приличную школу, в которой обучаются около 100 детей, захотели реорганизовать, оставив в ней лишь начальные классы. Причем происходило все с явным нарушением законных прав и интересов местных жителей, которые в итоге провели сход и уже с нотой протеста выразили свое осуждение действий местных властей и чиновников из министерства образования.

Дальнейшая эскалация конфликта явно вела к радикализации настроений общества и при отказе селян возить своих детей в школы за несколько десятков километров могла поставить вопрос об управленческой «импотенции» губернатора Морозова прямиком на федеральных каналах. И там бы с удовольствием рассказали, как наш гарант на уровне региона бдит за соблюдением в Ульяновской области Конституции России, которая гарантирует каждому в том числе и доступность образования.

На комитете огласили список сел и районов, где конфликтная ситуация местных жителей и властей в борьбе за школы накалена до предела. Это села Белый Яр, Суходол и Андреевка Чердаклинского района, село Зеленец в Тереньгульском, с. Барановка в Николаевском районе и многие другие. Реорганизация, а вернее оптимизация, идет во всех районах области. Зампредседателя ЗСО Игорь Тихонов первой предоставил слово заместителю министра образования Ульяновской области Наталье Семеновой. Все происходящее в ее ведомстве она объяснила не чем иным, как демографическими показателями в регионе. По ее словам, к образовательным учреждениям и педагогам формируются новые качественные требования, и в школах, где один учитель преподает несколько предметов, порой не свойственных его профилю, речи о качестве получаемых знаний идти не может. Как сказала Семенова, план реструктуризации формировался с учетом предложений глав муниципальных образований, и в настоящее время существует несколько путей – либо присоединение маленьких школ к более крупным, либо смена статуса школы, например, из средней в начальную.

— Я не увидел подходящего объяснения. С учетом ситуации многие муниципалы с поставленной задачей не справились, – на повышенных тонах «наехал» на чиновницу Игорь Тихонов. – Мероприятия озвучивались, доводились до жителей, но с результатами они не согласны. Вы почему все отдали на откуп в муниципальные образования? Надо забрать задачу создания комиссий на свой уровень.

— Депутаты должны знать, что вы хотите творить на следующий год, – поддержала своего коллегу по парламенту Алсу Балакишиева. – Почему это происходит во время образовательного процесса? Почему мы нервируем народ? Почему мы из года в год наступаем на одни и те же грабли? Мы вашу позицию не приемлем. Все должно решаться только через сход.

— Первый главный упрек тем, кто организовал этот процесс, – вновь вступил в полемику Тихонов. – Ваша позиция нас не устраивает. Почему обо всех ваших решениях мы узнаем от жителей? Министерство не справляется, получается, как в поговорке «Прокукарекал, а дальше хоть не рассветай».

— Реорганизация и ликвидация школ в малых селах для нас сегодня самая болезненная тема, — говорит депутат Алексей Куринный. – Мы были на сходах жителей в ряде сел Чердаклинского, Майнского и Барышского районов. Везде школа – это одно из жизнеобразующих структур на селе. Нет школы, реорганизована школа – постепенно умирает село. Это неоднократно уже подтверждалось. Закрывать или реорганизовывать школу в селе — в любом случае последнее слово должно оставаться за жителями. Комиссия, которая принимает решения по реорганизации школ, например, в Чердаклинском районе, состоит из 9 человек, из них пятеро — чиновники из управления образования, которые понятно как будут голосовать. А еще в эту комиссию входят «ручные» председатель общественного совета и другие люди, подотчетные главе района. При двух против — как правило, это представитель родительского комитета и директор школы — принимается решение, что все замечательно, и якобы все местные жители закрытию школы в селе очень рады. К сожалению, но именно так сегодня принимаются положительные решения данных комиссий в районах. Все шесть сходов в селах Чердаклинского района, где я был на встречах, однозначным решением жителей выразили свое отрицательное отношение к предложенной реорганизации. Если школа, пусть даже маленькая, дает качественное образование, не надо ее реорганизовывать. Кроме того, финансирование сельских школ не должно зависеть от числа учеников — именно так написано в Федеральном Законе.

#video=KgGbhzR2Uf4#

#video=oWr7J9qwBtg#

— Может быть, разогнать комиссии из чиновников и сформировать их из местных жителей? – предложил неожиданно для всех депутат Айрат Гибатдинов. — Когда мы были в селе Загарино Барышского района, там на сход не явился ни один местный депутат.

— В качестве резюме, – заявил Тихонов, — каждый из нас отвечает за наше дело на своем уровне. Мы против игнорирования каждого из нас. Я имею ввиду не только нас, начальников, но и в первую очередь жителей, коллектива. Мы против принятия решения без учета мнения жителей. Мы против принятия решений и обсуждения их сразу на сходах граждан и получение гарантированного отрицательного решения. Мы против того, что муниципальный уровень должен быть во всем виноватым. Мы все знаем, что очень часто областные начальники пытаются свалить ответственность на муниципальный уровень, а муниципальный уровень на областных начальников. Я почему против того, чтобы решение это принималось на муниципальном уровне? Там мы правды не найдем, пока мы здесь с вами, на самом верхнем уровне, не соберемся и не будем выкручиваться, как ужи, пытаясь свалить ответственность с себя на других. Решение по реорганизации школ должно быть принято нами совместно здесь. Если где-то нужно будет принимать индивидуальное решение – мы будем это делать. Но сегодня все мы тут присутствующие заявляем, что против этой реорганизации. Она не нами придумана, и не мы причина этих процессов. Решения, которые будет принимать наша комиссия, будут честными, и заседать мы будем не в теплых кабинетах, а с приездом в школу. Мы там будем заседать. Мы дезавуируем решения министерства образования. В течение недели будет сформирована рабочая группа, и через неделю мы будем рассматривать первые по списку школы. По всем мероприятиям до мая мы должны принять решения.

#video=aJgAj5updEs#

#video=veL4iVOT108#

На комитете присутствовали жители из различных муниципалитетов, которые однозначно высказывались в защиту местных школ. Чиновники из министерства образования Ульяновской области буквально утонули в «тычках», так и не назвав конкретное лицо – инициатора ликвидации сельских школ. Неужели решение, под которое сыграли все муниципальные комиссии, принимала единолично министр образования Ульяновской области Екатерина Уба, которую так или иначе хотят сделать крайней? Она ли анализировала затраты на школы и делала выводы о выгодности-невыгодности содержания образовательных учреждений? Может быть, но, если честно, в это верится с трудом. Наверняка решение исходило откуда-то выше. И этот человек никогда не окажется под ударом народного недовольства. А чтобы мышление жителей региона не было абстрактным, обществу предоставили конкретного чиновника в виде «мешка для биться» — Екатерину Уба. С большой долей вероятности этот шум в дополнении к другим информационным нападкам на Екатерину Уба заставит ее освободить кресло замгубернатора области.

Виктор Доронин