Пт. Янв 27th, 2023

#СпасибоМорозову. Долги Ульяновской области по страховым взносам превысили 2 миллиарда

Каждый раз, когда бывший губернатор области Морозов начинает требовать очередные льготы, бесплатные проезды, деньги на все подряд, чтобы вновь предстать благодетелем перед ульяновцами, заявляя как при нем было хорошо и стало плохо при варягах, нужно вспоминать о том госдолге, который вырос за годы его правления с 2,5 млрд. рублей до 50 млрд. Это были годы, когда федеральные субсидии лились рекой, годы без войны, санкций и экономических потрясений. Нужно вспоминать целый ряд обанкроченных и проданных им предприятий, от Ульяновскфармации, Средней Волги или же Ульяновскавтодора до миллиардных долгов Городского теплосервиса (2 млрд. рублей), УльГЭС (примерно 800 млн.), Ульяновскводоканал (800 млн), перед Газпромом (2,5 млрд) и Ульяновскэнерго (1 млрд.). К концу правления Морозова общая задолженность по всем статьям, задолженности по налогам и по кредитам достигала почти 50 миллиардов, что сопоставимо с бюджетом Ульяновской области. В масштабах всей области картина с долгами выглядит просто апокалиптичной. За все это придется расплачиваться ульяновцам и новой власти.

Настоящую «свинью» Морозов подложил работникам бюджетной сферы, когда, начиная с 2016 года, просто дал команду прекратить платить за них налоги. Тогда в Ульяновскую область за подписью еще руководителя прилетело грозное письмо за подписью руководителя Федеральной налоговой службы Михаила Мишустина. Задолженность по страховым взносам Ульяновской области начала расти в 2016 году. Тогда суммы были относительно небольшими — около 200 миллионов. Однако каждые два месяца задолженность вырастала примерно на 130 миллионов. К 2018 году рост задолженности ускорился — теперь за два месяца долг «прибавлял» уже по 200 миллионов. Заметим, речь идет только о задолженности бюджетных организаций — они составляют около 60% всего массива долга (с учетом индивидуальных предпринимателей и юрлиц вся задолженность на тот момент составляла 2 миллиарда и 606 миллионов).

Проще говоря, школы, больницы, администрации районов в какой-то момент попросту перестали платить страховые взносы за своих сотрудников, вероятно, деньги потребовались для других задач. Сами они принять такое решение, разумеется, не могли — невозможно себе представить, что 1 600 бюджетных организаций в едином порыве, без оглядки на областное руководство, начнут игнорировать долговые обязательства.

Зачем понадобилось изыскивать дополнительные средства? Например, для достижения «целевых показателей» при подготовке отчетов, касающихся социально-экономического развития области, для выполнения параметров Майских указов. Парадоксальный факт: наибольший уровень исполнения показателей неофициально зафиксирован в районах именно с наибольшей долговой нагрузкой бюджетных учреждений.

Это могло выглядеть так: «указы…» четко привязали зарплату, к примеру, социального работника, учителя, врача к средней по региону. Область, для достижения этого результата, отдала негласное распоряжение руководителям учреждений — любыми «стимулирующими» довести зарплату подпадающих под указ специалистов до средней. Когда руководители учреждений спросили у области, где брать на это деньги — им посоветовали «изыскивать их из собственных бюджетов самостоятельно…».

Проблема в том, что изыскивать было неоткуда: так учреждения попросту перестали платить «по счетам», перебрасывая деньги на другие статьи расходов. Это не значит, что другого выхода не было: разумеется, поднимать зарплаты было нужно, но для этого другие регионы сокращали бюджетные расходы на областном уровне и увеличивали финансирование учреждений. В Ульяновской области Морозов сокращать расходы не стал, чтобы «не портить показатели». Депутаты ЕР в ЗСО не просто молчали. Хвалили каждый принимаемый ими бюджет, в котором не было средств не только на долги по налогам, но и каждый раз закладывая в бюджет области зарплату бюджетникам на полгода. Таким образом, страх за репутацию победил экономический расчет; оказалось, что достигать показателей можно и за счет увеличения долговой нагрузки, не оплачивая долги.

Кредиты Морозовым набирались чуть ли не ежемесячно. Расплачиваться по долгам бывший губернатор не стал, предпочтя отсрочку катастрофы — попытку дотянуть с решением проблемы до следующих губернаторских выборов, так, чтобы решение ее и соответствующие репутационные потери легли на плечи других руководителей. Что, собственно говоря, и случилось.

В настоящее время на финансовую устойчивость региона кроме огромного многомиллиардного долга по кредиторской задолженности, влияет и просрочка по уплате страховых взносов государственными и муниципальными учреждениями, образовавшаяся в предшествующие годы. Ее величина по состоянию на 1 ноября 2022 года составила 2 млрд. 915 млн. 200 тысяч рублей. В том числе, задолженность муниципальных учреждений, финансируемых за счёт средств бюджетов муниципальных образований Ульяновской области составляет 1 млрд. 424 млн рублей, еще 531 млн рублей – это задолженность государственных учреждений (из них 526 млн рублей – задолженность государственных учреждений здравоохранения, входящих в систему обязательного медицинского страхования). И, наконец, пени за просроченную задолженность, которая образовалась благодаря все тому же Морозову и его решениям не платить, – 953, 3 млн. рублей.

Стоит отметить, что основная сумма просроченной кредиторской задолженности образовалась в период с 2016 по 2020 годы. За это время объём задолженности по уплате страховых взносов (без учёта пеней) увеличился в 3 раза (с 799,0 млн рублей до 2 млрд 106 млн. рублей). Начиная с 2021 года объём просроченной кредиторской задолженности снизился на 379 млн рублей и составил 1 млрд 727 млн рублей. Проще говоря, область благодаря Морозову осталась в предбанкротном состоянии, а с учетом вступающего в силу с 1 января постановление федерального Правительства, налоговая инспекция через месяц будет снимать скопившиеся долги автоматически.