Вт. Май 28th, 2024

Евгений Пригожин: «Мы 100% должны победить. И мы победим, но победа нам может даться такой кровью, о которой мы трудно себе представляем.»

Ульяновск у главы ЧВК «Вагнер» Евгения Пригожина оказался одним из немногих городов в ходе его поездки по стране. С конца мая глава «Вагнера» уже посетил Владивосток, Новосибирск, Екатеринбург, Тюмень..  О том, что в наш регион едет Евгений Пригожин, от журналистов скрывали до последнего. Разговор обещал быть предельно откровенным с возможностью задать абсолютно любые вопросы, что в общем-то и произошло. О сплочении власти и общества в период СВО, о том, будут ли приравнены «вагнеровцы» к контрактникам и мобилизованным, о ситуации на линии фронта последствиях разрушения Каховской ГЭС – в материале Ulnovosti.ru.

Не ошибемся, если скажем, что глава ЧВК «Вагнер» Евгений Пригожин сегодня является одной из наиболее популярных личностей среди россиян. Фактурный, искренне болеющий за перспективы проводимого СВО и называющий вещи своими именами. С бойцами на равных, с чиновниками и отдельными высокопоставленными личностями Минобороны – без чинопоклоничества. Пригожина можно уважать, бояться или ненавидеть, но не слышать и не прислушиваться к тому, о чем он говорит, не возможно.

Его сегодняшняя встреча с ульяновской прессой проходила на базе учебного центра «Динамо-Профи» на ул. Локомотивная 6Б, где открыт центр набора будущих «музыкантов». Троим из новобранцев глава ЧВК «Вагнер» дал напутствие лично, в безальтернативной форме при этом заявив: «Контрактов с минобороны не будет. Воевать будем нормально». Двоим уже отслужившим ульяновцам вручил награды за взятие Бахмута. Один из мужчин готовился два месяца, чтобы воевать в зоне СВО, но в итоге в первый же день, вывозя с передовой группу раненых, подорвался на «лепестке». Второй сегодня восстанавливается после перелома сразу двух ног в результате попадания под танк.

Наступление украинской армии Пригожин оценил как грамотное. Последние подрезают отдельные части на Запорожском направлении, после чего прикрывают свой левый фланг, площадь, которую они сумели занять, оценивается примерно в 100 кв. км. Двигаются аккуратно, спокойно. Потеряли несколько «Леопардов» и «Бредли», что Пригожин рассматривает как вполне обычные боевые потери.

— Это я не для их пиара, а для того, чтобы мы здраво оценивали ситуацию. Радоваться рано, надо мобилизоваться, собираться и понимать, что они не остановятся до тех пор, пока либо не получат по голове, либо какой-то нормальный результат. Пока, на мое усмотрение и по оценке военных на местах, делается не достаточно, чтобы противостоять врагу. В настоящее время мы отдыхаем, готовимся. 5 июня мы вышли из Бахмута, 5 августа по прогнозам ЧВК «Вагнер» приступит к выполнению тех боевых задач, которые поставлены. На те сказки, которые рассказывает российской общественности руководство минобороны, пытаясь покрутить какие-то свои интрижки и заявляя о том, что те, кто не заключит контракты с минобороны, не смогут участвовать в СВО, ответ очень простой: никто не может запретить русскому человеку защищать свою землю. Это не вправе ни министра обороны, никого. Это вправе только господа Бога, и поэтому свою землю мы продолжим защищать, как бы этого не хотелось околовоенным функционерам.

— Евгений Викторович, можете сказать, сколько ульяновцев принимало и в настоящее время принимает участие в составе ЧВК «Вагнер»?

— Принимало около 400 ульяновцев, сейчас порядка 150-ти. В целом «Вагнер» за это время потерял убитыми — между 10 и 20-ю тысячами, ранеными чуть больше.

На наш вопрос о том, намерен ли Пригожин лично добиваться для них таких же льгот, которые закреплены законодательно на региональном уровне для контрактников, добровольцев и мобилизованных, последний ответил однозначно: Государственная Дума на федеральном уровне приняла закон, в котором говорится о том, что все добровольцы и бойцы ЧВК «Вагнер» имеют право получать тот же набор льгот, что и военнослужащие.

— После того, как  Закон принят, минобороны должно разработать соответствующую нормативную базу, — говорит Пригожин. — Министерство обороны провело совещание, Закон этот был принят, но сказали о том, что в ноябре месяце они вернутся к этому вопросу. То есть идет искусственное затягивание этого вопроса. Я думаю, что мы добьемся того, что через месяц-два мы решим этот вопрос с тем, чтобы все получали льготы. Я веду активно эту работу, приходится не ногой открывать двери чиновников, но достаточно активно с ними общаться. Что касается региональных льгот. По стране процентов 60-70 регионов, которые сами отзваниваются. Недавно мне сам позвонил губернатор Ленинградской области Дрозденко и сказал: если можно – телефон представителя, чтобы мы сами состыковали все вопросы. Бюрократическая процедура у него заняла два-три дня, и все «вагнеровцы» уже получили эти льготы. Некоторые регионы, как Тува, где был принят закон, что добровольцы получают льготы, а уже через несколько дней (видимо, после чьего-то звонка сверху и громкого крика «берега попутали») закон был отменен. Было сказано, что добровольцы ничего не получат. Ну, будем выдавливать им, так сказать, через «кишечное содержимое».

О ПОДГОТОВКЕ К СВО

Существующая бюрократическая система страны устроена следующим образом: есть бюрократический клан, в этом клане есть определенные места, и комфорт этого места нарушать нельзя. Поэтому если внизу что-то происходит сложное, то наверх задавать вопросы нельзя. Нужно говорить: «Спасибо, хозяин, у нас все хорошо». Тогда ты остаешься на своем месте. Вот почему никакая информация не поступает. И это происходит не потому, что наверху не слышат, а потому что наверху слышать не хотят. Это нарушает внутренний комфорт. Когда произойдет беда, то об этой беде мы узнаем тогда, когда враг придет в Крым, Мариуполь и другие наши территории. Всем военкорам сейчас запрещено посещать зону боевых действий, всю информацию можно брать только из брифингов минобороны и в этом колоссальная проблема. Именно для этого я создал проект «ЧВК Вагнер. Второй фронт». Чтобы мы могли доступную информацию давать. Она не дискредитирует армию, она говорит правду о том, что существует. Люди должны ее знать. Если я работаю на заводе и собираю самолеты, я должен знать правду и работать в два раза лучше, чтобы победить. А если у нас итак все в порядке, то зачем вообще что-то делать? Это нормальная человеческая логика.

Готовились к началу СВО из рук вон плохо, организацией не занимались, исправлением ошибок не занимались не потому, что Шойгу и околовоенное руководство не хотело их исправить. Там самая главная проблема – они и не знают об этих проблемах. Вот что сегодня там происходит. Мы 100% должны победить. И мы победим, но победа нам может даться такой кровью, о которой мы трудно себе представляем. И я думаю, что они спустятся с «Олимпа» только тогда, когда люди поймут, сколько погибает их детей, отцов, братьев и мужей.. И только после этого, когда они увидят, что народ всколыхнулся, они поймут о том, что наступила реальная опасность.

О БРАТСТВЕ «МУЗЫКАНТОВ»

Самые замотивированные на СВО, по мнению Пригожина, — это те, кто пришел добровольцем или стал командой ЧВК. Те, кто попал под мобилизацию — на 80% мотивированные люди.

— Но если мы подойдем в целом, то оставшиеся 20%, они ни на что не влияют. И добровольцы, и армейцы, и ЧВКшники абсолютно из одинакового мяса. У них в головах абсолютно понятное стремление, все остальное зависит от командиров среднего звена: командиров рот и батальонов. Это основа армии всегда, — говорит Пригожин. — Если солдат пришел в подразделение и получил мотивацию: он понимает, где он воюет, ради чего воюет, с кем воюет. Первый шаг сделан. Если он получил качественную подготовку – это второй шаг. Если в подразделении есть взаимодействие – это третий шаг, и так далее. Если ты видишь, как только что твоего раненого товарища с передовой вытащил, к примеру, вот такой Максим из группы эвакуации. Что этот Максим, несмотря на то, что наступил на «липесток» и сам ранен, но вышел по радиосвязи, и уже в считанные минуты подошла следующая группа эвакуации раненых, его привезли в госпиталь, сделали все возможное, чтобы спасти. Когда он уходил на боевые, он был накормлен, напоен, у него была исправленная техника, вооружение, командование объяснило ему куда идти и зачем. Не просто иди туда, а ему объяснили его боевые задачи, следующие шаги. Собственно говоря, даже если у него закончится батарейка в рации, он понимает, зачем он там и что нужно делать. Тогда его мотивация укрепляется и увеличивается. А если ты пришел, тебя посылают на три буквы, заявляя, занимайся сам собой… Не обучили, связи нет, управления нет, командира нет… В этой должности сидит точно такой же как ты, только что попавший под мобилизацию… А к сожалению, это такое происходит во многих подразделениях, то мотивация снижается. Поэтому солдат на фронте говорит: «Нахрена мне это надо».

По словам Евгения Пригожина, в этом главное отличие ЧВК «Вагнер» от регулярных войск.

— Те, кто попал в «музыканты» часто говорят: «Как в семью попал». Да потому, что все, кто к нам попадал с зон, приходили также, как и все другие. К ним не было никакого непредвзятого отношения, не закидывали куда-то там, как любят говорить, «на мясо». Все были равны. И точно также Антон Елизаров с позывным Лотос. По армейским меркам Лотос — это командир дивизии. Он трижды Герой России, у него 5-6 Орденов Мужества, у него это седьмая или восьмая война. Но он пойдет вместе с ними в лесополосу, заведет их туда, похлопает по плечу и скажет: «Ребята, вы остаетесь здесь, будет тяжело, выройте себе лисьи норы, победите». Это братство. А когда сидит полупьяный человек и говорит идти куда-нибудь, и никто не знает куда идти, подобное ведет к трагическим последствиям.

О МОБИЛИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА

На войне нет ничего не востребованного. Главное – это целеустремленность, смелость и отвага. В любой войне самая востребованная профессия это пехотинец – это человек, который находится в самых суровых ситуациях. Человек, который может расстаться с жизнью в любую секунду. Чем отличается современная война на Украине, к примеру, от той, что идет в Центральной Африке? В Африке тоже сидят чернокожие «людоеды», которые применяют всякие яды, ловушки, вьетнамские капканы… Когда человек идет по лесу, проваливается под землю и так далее. Там тоже все тяжело, но там ты можешь проявить свои навыки с точки зрения одиночной подготовки. Ты можешь сориентироваться.

Здесь все иначе. Здесь добавляется артиллерия, и один снаряд поражает вокруг себя, грубо говоря, все живое в радиусе 100 метров. И поэтому ты должен быстро передвигаться, быстро зарываться. Это специальность примерно между кузнецом и ювелиром. И поэтому современная война – она очень тяжелая, а современный пехотинец – самый востребованный, потому что надо иметь «железные яйца». Дальше по специальностям: нужны танкисты, водители БМП… Те, кто управляет беспилотниками — те самые ребята, которые сидят курят, попкорн едят и пиво пьют и играют в компьютерные игры – это тоже «золото». Потому что он может управлять дронами-камикадзе, и он это может делать, спасая десятками жизни своих товарищей. Нужны военные медики, хирурги с железными нервами, к которым в палатки притаскивают раненых для стабилизации. Потому что ему привозят то, что выжить не может, и он должен собрать в кучу все это, чтобы отправить в госпитали. Что очень важно: у нас общество не мобилизуется. Вспомним Первую мировую войну: дети царя в то время работали сестрами милосердия в госпиталях в то время. Они, может быть и не сильно много работали, но они хоть что-то делали. Сегодня чем у нас занимается дочка министра обороны? Она ходит крути попой, мажет губы и делает пресс-завтраки. И от этого у нас идет разгильдяйство. И поэтому медиков на сегодняшний день хватает, но через какое-то время потребуется мобилизация. Особенно младшего и среднего медицинского персонала.

ОБ УАЗиках и ульяновских ИЛах

— Уазиками пользуемся. Уазики… отличные. Если раньше, когда мы работали в Африке и других странах, понятно, что капризничали, сейчас – попроверяли. Понятно, что сейчас, в связи с импортозамещением, есть детали, которые вылетают. Мы регулярно на завод отписываемся, мы с ними на связи. Дальше, у вас Ил-76, это вообще уникальная вещь… Это уникальный мировой продукт. Если Ульяновск будет производить не несколько Ил-76 в год, а десятками и сотнями, то весь мир забудет про санкции и будет их у нас скупать.

О ПОДРЫВЕ КАХОВСКОЙ ГЭС

— Чтобы ни на кого бочку не катить, не буду говорить, кто сделал, — заявляет Евгений Пригожин. — Будем говорить формально: фашисты из ВСУ. Украинцы все просчитали. В том числе и последствия спуска воды в результате ее подрыва. В Интернете есть карта, туда можно зайти, скачать и просчитать все, что произойдет в любой точке мира, если разольется вода там-то. К сожалению, у нас мало кто пользуется Интернетом, чтобы все это сделать и просчитать, какие будут последствия. Какие позиции затопит, какие минные поля всплывут. Но это то, что сегодня есть из негативного, и это может оказаться решающим негативным фактором. Украинцы заполняют водохранилища вверх по течению реки и осушают нижнее русло, поэтому все, что от плотины до моря – там вода упала. Приблизительно через неделю от водохранилища останется лишь небольшое русло реки, перебираться через которое можно будет на любой технике, с которой будет сложно что-то сделать. А это значит, что по нашему левому флангу надо ожидать наступления ВСУ. Именно поэтому нет сейчас никакого «вау», массового наступления. Если это сделали они – они должны были это сделать. Если это произошло случайно, то это «черный лебедь», который пролетел над нами.

Со свежими силами ЧВК «Вагнер» планирует вернуться в зону боевых действий в августе. Ближайшие два месяца будет переформировываться, подтягивать некоторых командиров подразделений в теории. У нас в стране теорию знают все, а практику мало кто имеет. Здесь с точностью до наоборот: практика «мама не горюй», а с теорией надо подтянуться.