Вт. Фев 27th, 2024

ТЕГЕРАН-43: Несостоявшийся теракт ВЕКА. Как готовилось покушение на Сталина, Рузвельта, Черчилля

28 ноября 1943 года вошло в историю как день открытия Тегеранской конференции руководителей трех союзных держав: СССР, США и Великобритании, как событие мирового значения. На конференции были приняты Декларация о совместных действиях в войне против Германии и послевоенном сотрудничестве, решение об открытии второго фронта в Европе не позднее мая 1944 года, определены перспективы послевоенного устройства в ряде стран-сателлитов Германии, обозначены идеи создания Организации Объединенных Наций (ООН). Заместитель председателя Совета ветеранов УФСБ России по Ульяновской области, полковник в отставке А. Лихарев поднимает архивы тех времен. О том, как правители фашистской Германии планировали сорвать конференцию и уничтожить руководителей великих держав, совершить террористический акт, — в материале ветерана ФСБ.

  • Для того, чтобы знать, как развивались события в Тегеране, я стремился восстановить их хронику на основе периодической печати, открытой литературы, документальных материалов и мемуаров чекистов-разведчиков, имевших непосредственное отношение к событиям того времени. Меня особенно заинтересовало то обстоятельство, что в развернувшейся схватке разведок одним из главных игроков был наш земляк. знаменитый разведчик Павел Матвеевич Журавлев, — говорит Анатолий Лихарев.

КОВАРНЫЕ ЗАМЫСЛЫ И ПЛАНЫ АБВЕРА

Победы Красной армии над гитлеровскими войсками в Сталинград и Курской битвах стали переломным моментом в войне Советского Союза с фашистской Германией. Политикам стало ясно, что на колени придется встать фашистским захватчикам и их главарям, а не советскому народу. Гитлер и вся фашистская верхушка поняли, что стратегия блицкрига потерпела крах, война, по существу, проиграна. Надо искать другой путь, чтобы избежать поражения. Важно как-то внести раздор, поссорить Сталина, Рузвельта и Черчилля, искать подходы к сепаратному миру. А если это не удастся, идти на крайние меры, вплоть до их физического уничтожения, тем самым внести панику и замешательство в стан союзника.

Идея теракта на лидеров, особенно на Сталина, фюрером вынашивалась ешё с начала войны. Он поручил реализовать ее руководителю военной разведки адмиралу Канарису и начальнику диверсионно-террористического отдела СД Отто Скорцени. И первые шаги были сделаны. К примеру, уже в 1942 году разведчиками этого отдела началась тщательная индивидуальная подготовка пленного офицера Таврина и его напарницы с задачей покушения на Верховного главнокомандующего время торжеств в Большом театре или при выезде его из Кремля.

Летом 1943 года, когда еще не стихли последние выстрелы на Курской дуге, германской разведке через своего проверенного, хорошо законспирированного агента, «крота» (псевдоним Цицерон), работавшего в английском посольстве в Турции и имеющего доступ к секретам, удалось получить обрывочные сведенья о том, что в Тегеране состоится встреча глав правительств Советского Союза, США и Англии. Шефу абвера от резидента из Анкары полетела в Берлин шифровка-молния: «29 ноября в центре Тегерана планируется тайная встреча Сталина, Рузвельта и Черчилля. Запрашиваем, есть ли возможность срочно перебросить в Иран спецгруппу коммандос СС для уничтожения объектов группы “А”». И как только информация легла на стол фюреру, он дал указание своему главному боевику и диверсанту рейха Отто Скорцени организовать покушение на лидеров антигитлеровской коалиции.

Скорцени — человек со шрамом на лице, заслуживший похвалу фюрера и железный крест за похищение свергнутого диктатора Италии Муссолини, стал изучать и рассматривать, как впоследствии выяснилось, несколько возможных вариантов осуществления этой террористической акции в отношении лидеров «тройки». В общих чертах первый план предусматривал проникновение спецгруппы «коммандос» в советское и английское посольства через водостоки и захват машины американского президента боевиками СС на пути в советское посольство. Организовать взрыв советского посольства несколькими тоннами взрывчатки, которую необходимо было заложить в основание котлована здания, намечалось вторым планом.

Если два плана разрабатывались сотрудниками абвера, то последний, третий, предложил лично Скорцени. Это была смелая, по существу, авантюрная идея, новая по тому времени: арендовать легкий самолет, загрузить взрывчаткой и направить его с пилотом-смертником на советское посольство. Сразу скажем, что план провалился: пилот-смертник был доставлен в Тегеран с опозданием на два дня, когда конференция (28.11.1943-1.12.1943) уже закончилась.

Также в зародыше провалился и второй план с закладкой взрывчатки в котлован, вырытый еще при строительстве под зданием посольства. Об этом в интервью корреспонденту «АиФ» Георгию Зотову рассказал тегеранский историк профессор Мухаммед Ахмади: «После того, как сорвалась попытка штурмовать посольство СССР через водостоки, абвер разработал новый план: подложить пять тонн взрывчатки в котлован, вырытый под зданием. Для этого немцы вышли на священника единственной на тот момент действовавшей православной церкви в Тегеране и предложили ему сотрудничество за 50000 английских фунтов, эта сумма считалась огромной. Этот старенький священник, отец Михаил, ранее, еще в царские времена, работал в церкви при посольстве и прекрасно знал все входы и выходы. Однако несмотря на нелюбовь к Сталину, батюшка после разговора с немцами прямиком поехал в посольство СССР, где изложил все подробности нацистского плана. Двух офицеров абвера арестовали на встрече в доме священника через четыре дня». Документы об этом, кстати, до сих пор не рассекречены.

Условия для осуществления покушения в Иране были реальными, так как германской разведке еще задолго до начала войны удалось создать в стране сильную агентурную сеть в правительственных и военных кругах, в руководстве прогерманских националистических и военизированных организаций. Да и сам шах Реза-Пехлеви тяготел к фюреру, сближению с Берлином во всех областях, особенно в военной. Достаточно сказать, что только за три месяца 1940 года Германия поставила Тегерану более 3000 орудий и пулеметов, свыше 6500 немецких граждан разных специальностей прибыло в Иран.

В стратегических планах Гитлера Тегерану отводилось важное место как источнику огромных нефтяных ресурсов и выгодных коммуникаций на Востоке, что было особенно важно, учитывая планы немцев по вторжению в Индию, куда Гитлер собирался двинуть германские армии после разгрома «большевистской России».

Уже через несколько дней после нападения на СССР нацистская верхушка Германии потребовала от Ирана начать войну на ее стороне. А в конце августа Гитлер повторно обратился к шаху: нет причин бояться угроз СССР и Англии, поскольку Германия якобы скоро выйдет к границам Ирана со стороны Закавказья. Одновременно, видя нерешительность Пехлеви, абвер стал готовить в стране военный переворот не позднее 28 августа 1941 года. Однако Канарис запоздал. 25 августа 1941 года, согласно договору от 1921 года между Ираном и СССР, в соответствии со статьей 6, в северные провинции Ирана были введены советские войска, одновременно в юго-западные провинции вошли подразделения английских войск, а в конце 1942 года без всяких договорных обязательств ряд иранских портов заняли американцы под предлогом обеспечения безопасности транспортировки грузов.

адмирал Канарис

Ввод в Иран союзных войск оказался для немцев неожиданным и на некоторое время парализовал деятельность немецкой разведки, но жестокое противоборство с абвером и СД продолжалось почти до конца войны.

Советник посольства в Иране Максим Баранов сообщал в 2003 году: «Количество немецких агентов в Тегеране на тот момент оценивалось в 1000 человек, многие из них были замаскированы под местных жителей и прекрасно владели персидским языком. В частности, гауптштурмфюрер СС Юлиус Шульце несколько лет проработал муллой (!) в Исфахане, каждую пятницу проповедуя мусульманам в мечети, что “религиозный долг всех правоверных — объявить джихад англичанам и русским, оскорбляющим своим присутствием священную землю ислама”». Тайная война между спецслужбами продолжалась, каждую неделю на улицах столицы находили трупы европейцев: опознав соперников, противники сразу же «убирали» их без суда и следствия.

УДАРЫ ПО ВРАГУ: ПРОВАЛ ОПЕРАЦИИ «ДЛИННЫЙ ПРЫЖОК»

План покушения на лидеров «большой тройки» получил кодовое наименование «Длинный прыжок». Начался отбор офицеров, специалистов по террору и диверсиям, в Берлине, агентов-боевиков в разведшколах, в том числе под Винницей, недалеко от бункера Гитлера «Вервольф». Скорцени рассчитывал несколькими ударными группами десантников-террористов захватить советское и английское посольства в Тегеране.

Операция готовилась со всей серьезностью и размахом. У немцев была полная уверенность в успехе. Об этом свидетельствует тот факт, что ответственный сотрудник СД штурмбаннфюрер фон Ортель, поддерживающий дружеские отношения с легендарным советским разведчиком Николаем Кузнецовым (по документам Пауль Зиберт) и задолжавший последнему, решил рассчитаться с ним иранскими коврами, которые собирался привезти из деловой поездки в Тегеран, и сообщил, что в ноябре там «состоится очень важное дело» и даже предложил участвовать в нем.

Между тем «Длинный прыжок» начал входить в практическую стадию. Руководство террористической акцией Гиммлер с согласия фюрера поручил одному из авторитетов разведки Роману Гамоте, организатору подпольных движений и партизанской борьбы, знатоку Ирана, который с вводом войск союзников бежал из Тегерана в Германию. В августе 1943 года он был сброшен на парашюте в пригороде иранской столицы. Затем в Тегеран прибыл штурмбаннфюрер СС фон Ортель. В подготовку теракта над Рузвельтом, Сталиным и Черчиллем на конференции активно включился еще один специалист разведки, готовивший профашистские отряды из иранских националистов и реакционных офицеров для захвата власти в стране, Рихард Август, являвшийся резидентом германской разведки в Иране.

В конце августа в район озера Кум немцами была сброшена с самолета первая группа десантников-террористов. С вводом двух наших ударных армий в Северный Иран и заключением договора о сотрудничестве перед чекистами стала возможной задача ликвидации одного из плацдармов подрывной работы против СССР. Резидентура советской разведки в Иране была значительно укреплена и насчитывала до 120 сотрудников. Кроме того, выявлением немецких агентов и разведчиков занималась военная контрразведка армейских соединений, вошедших в Иран.

В 1942 году из Москвы в Тегеран для развертывания этой работы был направлен профессионал, крупный специалист по германской разведке, начальник германского направления наш земляк полковник П.М. Журавлев, который вскоре был назначен старшим резидентом.

Вероятнее всего, это было сделано с перспективой, поскольку обстановка требовала личной встречи лидеров великих держав, и, хотя местом встречи союзники предлагали Хартум Скана-Флоу и другие города, в конечном счете остановились все же на Тегеране. Журавлеву нужно было наладить деловые контакты и взаимодействие с разведками Англии и США против абвера и СД.

Журавлев П.М.

Результаты были налицо, германская разведка понесла тяжелые потери: было арестовано 167 активных членов профашистских формирований, организованных немцами, а также несколько немецких разведчиков, в том числе офицеры СД Пауль Вейзацек, Франчек Эверик, осуществлявшие заброску шпионов и лазутчиков в Баку, Ашхабад и Тбилиси.

В Москве информация Николая Кузнецова о планах немцев была воспринята как особо ценная и своевременная. Наши резидентуры в Тегеране и других городах получили дополнительные указания по выявлению планов и намерений немцев. Одновременно началась перепроверка поступивших сведений через другие источники, и вскоре информация подтвердилась.

Теперь главным для старшего резидента Журавлева стало упредить в зародыше намечавшийся немцами теракт против «большой тройки» или же заставить его исполнителей отказаться от своего плана. Для этого было усилено наблюдение за немецкими разведчиками, ранее попавшими в поле зрения нашей резидентуры, двое из них были негласно арестованы, перевербован ряд агентов СД, вскрыт и взят под контроль «почтовый ящик», через который агентура передавала информацию и получала задания от немецкой резидентуры. Тем самым создавалась основа для нанесения удара по противнику. Это стало особенно актуальным с получением сведений о заброске первой группы боевиков для организации покушения.

Каким образом действовала передовая группа боевиков-парашютистов, свидетельствует дневник офицера Рокстрока, который был изъят во время его ареста и сохранился в архивах до настоящего времени. После приземления десант добирался до Тегерана (70 км) более двух недель, так как караван из 10 верблюдов был тяжело навьючен оружием, взрывчаткой и снаряжением. В пригороде столицы их встретили, всю поклажу переложили в грузовик, было предложено переодеться в иранскую одежду, перекрасить волосы. После чего группа была доставлена на конспиративную квартиру. Однако эти ухищрения не помогли, работа радиостанций террористов была запеленгована, расшифрованы их сообщения и направлены в Берлин. А вся группа была арестована, так и не приступив к диверсионно-террористическим акциям. Несмотря на принятые нашей разведкой меры секретности операции, информация о задержании группы дошла до Берлина. Там в связи с провалом решили отказаться от продолжения намеченной операции «Длинный прыжок» и не направлять главный отряд десантников, на который делалась ставка, понимая, что русские и англичане его уже ждут и уничтожат.

Через двадцать три года Отто Скорцени признался журналистам, что имел поручение от фюрера организовать покушение на руководителей «большой тройки» в Тегеране.

Действительно, обе разведки начали охоту на германскую агентуру и разведчиков. Лишившись организаторов акции и радиосвязи в Тегеране, к концу 1943 года абвер и СД резко ослабили подрывную деятельность.

Этому способствовали тесное взаимодействие между разведками союзников, разоблачение и перевербовка ряда активных немецких агентов, а также действенная помощь группы иранской молодежи во главе с Амиром, ставшим Героем Советского Союза. Именно Амир первым получил информацию о заброске террористов, выявил «почтовый ящик» для связи агентуры с резидентурой Рихарда Августа, а затем, благодаря наблюдению, установил всех ее агентов.

17 декабря 1943 года, вернувшись в Вашингтон, президент Рузвельт на пресс- конференции сделал следующее заявление: «Маршал Сталин сообщил, что, возможно, будет организован заговор с целью покушения на жизнь всех участников конференции. Он просил меня остановиться в советском посольстве, с тем чтобы избежать необходимости поездок по городу.
Для немцев было бы большой удачей, если бы они смогли разделаться с маршалом Сталиным, Черчиллем и со мной, в то время как мы проезжали бы по улицам Тегерана, поскольку советские и американские посольства отделены друг от друга расстоянием в полтора километра».

Москва дала высокую оценку работе чекистов-разведчиков в Иране во время Великой Отечественной войны. Только в тегеранской резидентуре правительственными наградами было отмечено более 30 человек, а наш земляк П.М. Журавлев удостоен высокой награды — ордена Ленина.