Сб. Июл 20th, 2024

Дело бизнесмена Куркова: взятка или провокация?

Более полугода длится уголовное дело, обвиняемым по которому проходит известный ульяновский бизнесмен Сергей Курков. Следствие придерживается обвинительного уклона по даче взятки должностному лицу — бывшему министру здравоохранения области Гашкову, ложками поедающему сегодня красную икру на Камчатке на пару со своим замом Андреем Дадиановым, осужденным в ноябре 2022 года за мошенничество с документами и липовыми наградами. Ulnovosti.ru стали известны подробности уголовного дела. В нем — огромное количество нестыковок, ставящих под сомнение коррупционную «легенду» бывших топ-менеджеров ульяновского минздрава, которые заставляют задуматься, а была ли взятка, и не было ли это спланированной провокацией?

Отдельные факты из всей данной криминальной истории известны журналисту Ulnovosti.ru давно, за другими – тысячи ульяновцев воочию наблюдали на протяжении всего последнего года вплоть до громкого заявления следователей по делу о взятке, но которые почему-то не берутся во внимание следствием. Меж тем, это было начало той самой спланированной провокации, доросшей, по нашему мнению, до шантажа и вымогательства, из которой все его инициаторы вышли почему-то «сухими». Настолько очевидны факты. Речь про экс-министра здравоохранения Гашкова с его замом Дадиановым и прикормленных ими телеграммщиков из «Компромат Ульяновск», которые также фигурируют в оперативно-розыскных мероприятиях. Равно как и сама скандальная ситуация, ставшая точкой отсчета в откровенно лживом мочилове не только самого Куркова, но и его бизнеса.

История, которая давно должна была вылиться в информационный эфир, но из-за порядочности самого Куркова оставалась тайной, известной лишь определенному кругу лиц. Речь идет о визите в августе 2021 года Дадианова домой к бизнесмену. На этой встрече бывший статс-секретарь предложил открытым текстом бизнесмену дать взятку в размере 40 млн. рублей тогда еще ио министра Гашкову с тем, чтобы тот передал их за свое назначение в министерское кресло замгубернатору Кучицу. Раскрыл карты, объяснив свой план тем, что запишет обе передачи взяток на средства видео-и фотофиксации, тем самым подсадив «на крючок» за эти взятки сразу двух высокопоставленных чиновников. Все эти разговоры проходили в присутствии двух свидетелей, а потому даже после жесткого отказа Куркова пойти на сделку с «дьяволом», но при жестких договоренностях сохранить этот неприятный разговор в тайне, он уже тогда просочился за пределы. Спустя год у участников встречи не осталось сомнений, что в тот день статс-секретарь минздрава приходил домой  к бизнесмену аналогичным образом по уши обвешанный аппаратурой: на улице и в комнате жара, а тот сидел-потел, но на вежливое предложение снять свой шерстяной пиджак отвечал отказом.  

В тот день Дадианов ушел ни с чем, зато уже в скором времени до топ-менеджмента компании «Альянс» дошли слухи из облправительства о том, что Кучиц рвет и мечет только при одном упоминании о Куркове. Причина опалы, как выяснилось позже, оказалась проста: после той встречи Дадианов теми же ногами побежал к Кучицу, извернул ситуацию с ног на голову, выдав абсолютно противоположную версию. Якобы, это Курков предложил Дадианову дать взятку Кучицу с целью подсадить последнего на крючок. Одновременно по заказу того же Дадианова из отдельных телеграм-каналов, принадлежащих Толкачеву с Софьиным, почти в ежедневном режиме словно из ушата начала литься откровенная ложь, сравнимая с фантазиями психически нездоровых людей: про Куркова, его мифическое финансирование КПРФ и Куринного, связь с нашим сайтом, здесь же – про увольнения главврачей и расчистку мест для близких и друзей Дадианова… Спланированная ложь в течение года канализационным потоком вливалась в уши ульяновцев под соусом некой непримиримой борьбы министра Гашкова и великого комбинатора Дадианова с медицинской мафией. Все то, что подпадает под статью о клевете.

К чему мы столь подробно описываем те события? Да к тому, что как стало известно Ulnovsoti.ru, все они попали в ОРМ. Причем, на первой же встрече Куркова с Гашковым, проходившей по инициативе последнего во Владимирском саду спустя год полного отсутствия какого-либо общения, Курков, как утверждают источники, рассказывает Гашкову о том, как все было на самом деле. О том самом визите Дадианова, подлой попытке склонить Куркова к даче взятки Гашкову, а впоследствии и Кучицу. О том, как тот же Дадианов, переврав все события, влил в уши Кучицу откровенно лживую информацию. Тогда же Курков потребовал от Гашкова организовать встречу с Дадиановым и Кучицем на троих с тем, чтобы расставить все точки над «i». На которой бы Дадианов признался во лжи и извинился перед Курковым. А заодно дал команду своим «телеграмщикам» прекратить врать.

Гашков со всеми предъявленными претензиями соглашался, в ответ попросил бизнесмена переговорить с Куринным и Гибатдиновым, чтобы последние прекратили мусолить в СМИ скандал с закупкой тест-полосок по завышенным ценам. Курков божился и клялся, что с Куриным не общается, повлиять на него не может, а возбужденное уголовное дело в отношении топ-менеджеров Минздрава, в котором фигурирует в том числе ставленник скандального статс-секретаря и «Медпрофи» Жоров – не его рук дело. Сошлись на том, что все возникшие скандалы и непонятки – по вине Дадианова, и все это в прошлом. Цель встречи, озвученная самим министром – срочные госзакупки оборудования по федеральной программе на более чем сотню миллионов рублей, которые Минздрав во главе с Гашковым, Дадиановым и Жоровым доблестно сорвали. Тут же сам министр обещает убрать Дадианова, отправив его в отпуск, а ответственным за закупки – Жорову с Куракиной – дать команду для положительного решения вопроса.

При этом Гашков сам спрашивает у бизнесмена, что делать с закупкой оборудования, и есть ли у того готовые предложения?  На что последний отвечает положительно, потому как ГК «Альянс» не новичок на рынке поставок медоборудования и готовится к участию в торгах заранее. Как любая другая фирма. По-сути, менеджеры компании исключительно для себя проделали огромную маркетинговую работу по изучению рынка медицинского оборудования, технических характеристик, актуальных ценах, предварительно узнав у врачей их потребности и пожелания… Причем, разных производителей, а не одного конкретного. Результаты всей этой работы, которую чиновники должны были проделать самостоятельно, Гашков попросил предоставить ему на бумаге. 

Далее диалог протекал примерно в таком русле: Гашков сам завуалировано спрашивать, что делать будете, там определенные моменты необходимы, ваши предложения? За всё про всё сам же называет «стандартно десять», имея ввиду, видимо, 10 миллионов или 10% отката от суммы предстоящего аукциона. Курков его не понимает, удивляется, озвучивает цифру 15, имея ввиду свои предложения, озвученные ранее в облправительстве по оказанию помощи для нужд СВО в размере до 15% от прибыли компании. На что есть свидетели. Гашков расстраивается, тут же делится своими проблемами с кадрами, сидящими на госзакупках, говорит, что Чикичева некомпетентна, ее пришлось слить, одновременно задается вопросом, а нет ли у Куркова какой-либо подходящей кандидатуры на должность начальника отдела закупок? То есть, предлагает представителю бизнеса завести своего человека. Тут же договариваются о новой встрече, к которой сам Гашков предлагает бизнесмену «максимально быстро скомплектоваться» и предоставить ему техзадание на необходимое оборудование. 

Вам не кажется, что подобный разговор с бизнесменом по инициативе высокопоставленного чиновника, да еще в закоулках парка больше походит на провокацию? Провокацию, в которой не Курков предлагает деньги министру, а все с точностью до наоборот: министр вымогает «стандартно десять» и просит готовое техзадание к торгам? Провокацию, которой, как говорят наши источники, до сих пор не дана должная лингвистическая или фоноскопическая оценка экспертов. Равно как и другим ОРМ в виде аудио- и видеозаписей, по которым есть все основания подозревать вмешательство извне: к примеру, возможную нарезку… Не рассматривается следствием и факт провокации Дадиановым Куркова с целью дальнейшего шантажа как самого Куркова, так и Гашкова с Кучицем, информационное уничтожение годами строившегося бизнеса… По сути, тех доказательств, которые есть на руках у следствия, и которые сам Гашков даже не опровергает. В отношении которых сам Курков в ходе следствия официально заявил требование провести проверку в связи с наличием веских доказательств вымогательства. Но это вопреки закону осталось без внимания.

Более того, каким-то чудным образом следствию никак не удается установить и разыскать само записывающее устройство — телефон, на котором, по словам Гашкова, он самостоятельно делал эту запись. Для чего писал? По привычке, из мести, будучи уверенным, что коррупционный скандал с тест-системами – дело рук Куркова? Или по инициативе своего подельника Дадианова с участием бывшего сотрудника ФСБ Тетеревникова, пристроенного последним в Чердаклинскую ЦРБ? Того самого, который помог Дадианову трудоустроиться с «липовыми» документами и наградами в Минздрав, да еще согласовать на ответственную должность директора департамента развития здравоохранения области Яина – бывшего водителя Дадианова?   

Сам Гашков в ходе следствия заявляет, что пошел в ФСБ после двух встреч, то есть 30 июня прошлого года, когда он якобы понял, что ему предлагают взятку. Но как в таком случае быть с заявлениями Гашкова о наличии у него «личных обязательств перед людьми» и требованием к Куркову озвучить варианты благодарности ему лично? Как быть с той встречей дома у Куркова, на которой Дадианов открытым текстом склонял его к даче взятки Гашкову и Кучицу? И почему для следствия все это – вторично?!

Из всех доказательств — видео передачи «Молодежной газеты» со статьей про Куркова, про откровенно лживые вбросы в информационном поле негативной информации о ГК «Альянс», которая на протяжении более чем 30 лет ведет честный бизнес, завоевав репутацию надежного партнера, в том числе в развитии здравоохранения области. В газете – деньги, которые, по словам Куркова, у него накануне при свидетелях просил в долг сам Гашков. Передача взятки при свидетелях – это что-то новенькое, равно как и дача взятки чиновнику, уже написавшему заявление на увольнение. Который о нем и не скрывал, делясь с тем же Курковым информацией о наличии у него сразу трех предложений по работе, и ничего не решал.

Курков попал в жернова административной системы, а потом оказался под давлением силовиков лишь потому, что не обратился к ним первым, и не сдал того же Дадианова, требовавшего 40 миллионов для Гашкова. Тогда бы не было ни того противодействия со стороны топ-менеджеров Минздрава его бизнесу, не было бы той грязи и лжи, которая лилась почти год из всех щелей, не было бы и провокаций со стороны Гашкова. При таком раскладе и имеющихся в деле достаточного количества доказательств уголовное дело должно обернуться против самого Гашкова и его зама. Тогда почему региональный СУ СК на пару с прокуратурой не замечают очевидного? Насколько известно, согласно судебной практике по делам о взяточничестве «действия лица не образуют состав преступления, если в отношении такого лица заявлены требования о даче взятки».

Редакция просит считать данную публикацию официальным обращением к Прокурору Ульяновской области Андрею Теребунову, а также начальнику регионального Управления СУ СК РФ Сергею Михайлову с просьбой провести проверку по всем изложенным фактам.