Вт. Окт 27th, 2020

«Моего отца просто уморили». В очаг пандемии в Приволжье просят вмешаться Генпрокуратуру

Редакция просит считать данную публикацию официальным обращением в Генпрокуратуру с целью проведения проверки изложенных фактов. Редакция готова предоставить всю имеющуюся информацию, подтверждающую обстоятельства, изложенные в данной статье.

Депутат Государственной думы России от Ульяновской области Алексей Куринный обратился к генеральному прокурору России Игорю Краснову. Парламентарий попросил провести проверку на предмет того, что на протяжении двух недель Карсунский район региона, где зафиксирована вспышка коронавирусной инфекции, фактически находился без полноценной медпомощи. Ряд смертей действительно зарегистрирован на территории муниципалитета. Карсунцы продолжают жаловаться на то, что к ним не приезжает скорая помощь, и что их отказываются обслуживать в городских медучреждениях. Дело доходит до трагедий. Подробности – в материале «ФедералПресс».

Обращение в Генпрокуратуру

В своем обращении на имя генпрокурора член думского комитета по охране здоровья Алексей Куринный указывает на то, что в связи со вспышкой новой коронавирусной инфекции в Карсунском районе Ульяновской области со 2 апреля 2020 года была закрыта для приема пациентов Карсунская центральная районная больница. «В медицинской организации в течение двух недель свою деятельность осуществляли только приемное отделение и отделение скорой медицинской помощи в составе двух линейных бригад. В течение этого времени жители всего Карсунского района фактически были лишены полноценной медицинской помощи», – отмечает Куринный.

Депутат напомнил, что для разрешения ситуации 2 апреля был создан оперативный штаб во главе с руководителем региона Сергеем Морозовым. «В течение 14 дней каких-либо эффективных мер для разрешения ситуации со стороны руководства оперштаба и соответствующих должностных лиц не предпринималось», – утверждает Куринный.

По его мнению, «есть основания полагать, что часть граждан, умерших в это время от различных заболеваний из числа жителей Карсунского района, могла погибнуть вследствие ненадлежащего (несвоевременного) оказания медицинской помощи»

«Пиар и показуха»

Широкий общественный резонанс начался после того, как на прошлой неделе скончалась 45-летняя жительница Карсуна Наталья Лемесева. Женщина заболела в начале апреля, а умерла прямо во время рентгена в районной больнице. Ее дочь, 26-летняя Оксана, рассказала «ФедералПресс», что у мамы была диагностирована двусторонняя пневмония.

Один раз семья вызывала «скорую», но в больницу, по словам Оксаны, обратиться было практически невозможно – там остро не хватало врачей, и было много больных. Дело в том, что несколько десятков сотрудников ЦРБ были отправлены на карантин, часть врачей заболели коронавирусной инфекцией.

После случившегося в Карсун приехал глава региона Сергей Морозов, который неожиданно обнаружил серьезные проблемы в районном здравоохранении. Вместе с Морозовым в поселок прибыл так называемый «медицинский десант» – несколько врачей во главе с руководителем регионального минздрава Виктором Мишариным. Звучали обещания, что медики останутся в Карсуне на период эпидемии, чтобы стабилизировать ситуацию.

«Сергей Морозов поручил в сжатые сроки усилить медицинское обеспечение жителей Карсунского района. Весь день в муниципалитете работала команда врачей и среднего медицинского персонала, были направлены дополнительные бригады скорой помощи. Специалисты начали подворовый обход жителей. У врачей есть необходимые средства индивидуальной защиты», – заявили в облправительстве.

Там также подчеркнули, что «особое внимание уделили Карсунской районной больнице: проведена тотальная обработка, приехал медперсонал из Ульяновска, привезены медикаменты, оборудование и защитные средства».

«Приезд губернатора и так называемого «медицинского десанта» в Карсун на деле оказалось пиаром, – считает «ФедералПресс» депутат Госдумы Алексей Куринный. – Это такая показуха – надо было продемонстрировать, как глава региона и его команда спасают карсунцев».

В разговоре с обозревателем издания жители Карсуна выразили аналогичное мнение: «спецоперация», широко освещаемая местными СМИ, закончилась также стремительно, как и началась.

«В скорой говорят – телефон разрядился»

Жительница Карсуна Мария (ее фамилия известна редакции – Ред.) болеет уже не первый день. В понедельник, 20 апреля, у девушки поднялась высокая температура, и она попыталась вызвать скорую помощь.

«Рано утром я позвонила в скорую. Оставила заявку, мне сказали, что приедут. В половине первого, поскольку никто не приехал, я стала снова звонить в скорую по номеру 103: гудки шли, но трубку никто не брал. Звонила полчаса! Думаю, ну как так – не может же быть такого, что на рабочем месте никого нет», – рассказала Мария.

В итоге женщина дозвонилась, интересуюсь, почему в скорой не отвечают: «А мне отвечают – у нас телефон разрядился». В смысле, говорю, в скорой помощи телефон разрядился?!

«Кроме меня, возможно, звонили тысячи людей – есть же люди, которым срочно нужна помощь, которые могут умереть», – продолжила девушка.

Ей снова пообещали, что скорая приедет. Спустя несколько часов она вновь стала набирать 103 и вновь, по ее словам, трубку никто не брал. Вечером мне сказали: «Девушка, вы извините, но у нас только два врача и много тяжелобольных. Попробуем к вам завтра приехать». А нам-то что делать? И все разговоры о том, что Карсун завалили врачами – это все на одну букву … [нецензурное «вранье»]. В пятницу я была в больнице [Карсунской районной], но там просто страх, творится кошмар. Больных просто море. При мне пришел мужчина, он просто плакал – просил помочь, говорил, что с высокой температурой, неделю звонил, но к нему никто не едет. Нет помощи! Нет!

«Жить хотел, кучу планов строил»

Жительница одного из сел Карсунского района (имя известно редакции – Ред.) рассказала корреспонденту «ФедералПресс», что в начале апреля упала во дворе дома и повредила ногу. Нога стала опухать, поэтому накануне, 20 апреля, за женщиной из Ульяновска приехал зять и повез ее в травматологический пункт на улице Ефремова.

«Я сумела там попасть на прием к врачу, он дал направление на рентген, но когда я зашла в кабинет, забежал другой доктор, выхватил из рук направление и сказал, что заведующий травмпунктом запретил принимать меня, потому что у меня карсунская прописка. Мне так и сказали – мол, вы из этого района, а там много заболевших», – рассказала собеседница издания.

Женщина пыталась уговорить врачей сделать ей рентген, но ей, по ее словам, было отказано. После этого она попыталась получить медицинскую помощь в Центральной клинической медико-санитарной части на улице Лихачева, однако и там пенсионерке отказали в помощи, пояснив, что занимаются лишь инфекционными больными.

«По знакомству в большой тайне мне удалось попасть в одну из городских поликлиник, там сделали рентген, подтвердили перелом ноги, но гипс не наложили. В итоге мне пришлось возвращаться домой — это около 100 километров. Соседка мне сама, как смогла, наложила гипс, сейчас сижу дома», – рассказала женщина. Она также сообщила, что обращалась в приемную регионального минздрава, где ей дали номер, по которому необходимо позвонить, чтобы оставить жалобу. Телефон, по словам женщины, не отвечал.

Другая история – абсолютно чудовищна. Как рассказала «ФедералПресс» Светлана Наумова, ее отца, 64-летнего Михаила Ивлева, жителя села Языково Карсунского района, у которого случился инсульт, более шести часов возили по больницам города: «Ни одна из больниц не хотела его принимать, от нас все просто шарахались. Мы ездили в разные больницы, но никто брать не хотел, говорили: «Везите его обратно, домой». А папа впал в кому, он умирал, а мы ничего не могли сделать». С большим трудом, после скандалов, Светлане удалось положить отца, который, к слову, сам проработал более 20 лет водителем скорой, в одну из больниц. Однако вскоре он скончался. «Его взяли и уморили! Он жить хотел, кучу планов строил», – рыдает Светлана.

«На деле – люди умирают»

Глава ульяновского минздрава Виктор Мишарин опровергает сообщения о том, что карсунцев якобы отказываются принимать в городских учреждениях здравоохранения: «Это неправда, их возили, возят и будут возить [в медучреждения Ульяновска]. Ситуация в районе сейчас полностью контролируется. Мы стараемся делать все по максимуму».

Экс-депутат облпарламента от Карсунского района Денис Гурьянов заявил «ФП», что «людей не просто бросили, их оставили самовыживать»«Мой телефон оборвали звонками с просьбами о помощи жители нескольких районов. Людей не берут в больницы, часть умирает в приемных отделениях — это нормально? Власти вместо реальной помощи лишь занимаются пиаром, уверяют, что все под контролем. На деле — люди умирают», – говорит Гурьянов. Экс-депутат обратился в Следственный комитет для немедленного вмешательства в ситуацию.

По официальным данным на 21 апреля в Ульяновской области коронавирус выявлен у 187 человек, большая часть из них – жители Карсунского района. Согласно тем же данным, в регионе проводится мало тестов на коронавирус, по сравнению с соседями. Так, если в Татарстане за время эпидемии, по данным на 20 апреля, сделано около 31 тысячи тестов, в Нижегородской – свыше 44 тысяч, в Самарской – более 21 тысячи, то в Ульяновской – чуть более 6 тысяч. Это, если верить данным Роспотребнадзора, самый низкий показатель в Приволжском федеральном округе.

Редакция просит считать данную публикацию официальным обращением в Генпрокуратуру с целью проведения проверки изложенных фактов. Редакция готова предоставить всю имеющуюся информацию, подтверждающую обстоятельства, изложенные в данной статье.

Фото: ФедералПресс / Елена Сычева, Чеслав Янчевский

Комментарии:

Обсуждение закрыто.