Сб. Ноя 28th, 2020

25 лет колонии на четверых. Бывшие замначальника ФМС, руководитель Госинспекции по труду и их подельники кроме реального срока заплатят 79 млн. рублей штрафов за вымогательство взяток

Кроме отбывания реального наказания в колонии они выплатят более 79 миллионов рублей штрафов.

Речь идет об экс-заместителе руководителя региональной ФМС Владимире Тихонове и бывшем начальнике РОВД Заволжского района, занимавшим на момент возбуждения уголовного дела должность руководителя Государственной инспекции по труду в Ульяновской области Владимир Воробьев. Третьим обвиняемым стал сын Воробьева Алексей и их подельница 42-летняя Светлана Истомина. Все четверо обвинялись в получении и вымогательстве взяток организованной группой в крупном и особо крупном размере (ч. 5 и ч. 6 ст. 290 УК РФ), а Воробьев-младший, к тому же, в мошенничестве с причинением значительного ущерба гражданину (ч. 2 ст. 159 УК РФ). Гособвинение каждому требовало до 15 лет лишения свободы.

Вымогательству в течение года подвергались две российско-турецкие фирмы, возводившие заводы на ульяновской промзоне «Заволжье». Обе ОООшки использовали турецкую рабочую силу. На площадке MARASHSTROY и появился в июне 2013 года Воробьев-младший с предложением помочь решить проблемы с миграционной службой, ссылаясь при этом на своего могущественного папу и не менее крутого друга семьи, которым впоследствии оказался господин Тихонов. Помощь оказалась не безвозмездной. В качестве «бартера» за высокопоставленное покровительство Алексей Воробьев потребовал трудоустроить его помощником руководителя с «окладом» 75 тысяч рублей ежемесячно. Еще по 150 тысяч каждый месяц «маращстроевцы» должны были отстегивать Воробьеву-старшему и Тихонову. Причем аппетиты последних постоянно росли и достигли 180 тысяч ежемесячно. Продолжалось это на протяжении года.

Как выяснили Ulnovosti.ru, еще весной 2014-го, когда «бизнес» был стабильно налажен, а годовой доход вымогателей составил 3,8 миллиона рублей, организованная преступная группа решила подъехать с «предложением, от которого невозможно отказаться» к ульяновскому руководству ООО «Строй Девелопмент». «Схема» подорожала до 200 тысяч каждому «крышующему». К тому же в ней появилась посредница, оценившая свои услуги в 20 тысяч рублей в месяц, та самая Светлана Истомина. Но система дала сбой, и уставшие от дани турки обратились в УФСБ России по Ульяновской области. Сначала с поличным прямо во время получения «зарплаты» взяли посредницу. Та сдала «паровозом» отца и сына Воробьевых. Тихонов еще какое-то время погулял на свободе. За это время успел благополучно и без скандала уйти на заслуженную пенсию. Что характерно, полагающийся им «пенсион» будет начисляться бывшим силовикам, пока оба полируют нары.

Пока шло следствие, выяснились дополнительные обстоятельства про Воробьева-младшего. Между делом Алексей успел «кинуть» своего знакомого, у которого за перегруз задержали нанятого водителя. Составленный протокол тянул максимум на две тысячи штрафа. Узнав об этом, Воробьев-младший предложил приятелю успешно решить проблему за 30 тысяч рублей. Этот дополнительный эпизод разнообразил обвинение Воробьева-младшего частью 2 статьи 159 УК РФ (мошенничество). Кроме того, все четверо обвинялись по части 6, а также по пунктам «а», «б» и «в» части 5 статьи 290 – получение взятки с вымогательством организованной группой в крупном и особо крупном размерах. Всего в виде взяток ими было получено 4 млн руб.

Никто из обвиняемых в ходе следствия своей вины не признал. Лишь Владимир Воробьев не отрицал факты своих встреч с руководством российско-турецких фирм. Но не более. Весной этого года, когда следствие уже шло полным ходом, он, уже обвиненный в вымогательстве и получении взятки, продолжал работать, будучи под домашним арестом, в своем чиновничьем кабинете с триколором. В региональной трудовой госинспекции занимался правовыми вопросами, консультировал людей, решал связанные с их судьбами серьезные вопросы и принимал управленческие решения. И на вопросы нашего портала об уголовном деле, будучи уверен, что до суда не дойдет, цинично отвечал: «Ну, расследуется. Мало ли что там может расследоваться».

А когда Ulnovosti.ru из своих независимых источников узнали, что Воробьев-старший однажды якобы уже находился под следствием и был условно осужден, объяснение такому фарту у нас нашлось только одно – наличие крепких связей где-то в верхних эшелонах власти.

Позже нашлось и подтверждение, когда в судьбе Владимира Воробьева обнаружился секретный «след» его друга Александра Яшина, регионального уполномоченного по противодействию коррупции в Палате справедливости известного ульяновского «борца за правду» Захара Мисанца. По имеющейся информации, г-н Яшин помогал трудоустроить своего бывшего коллегу по работе в УВД на тепленькое место в трудовую госинспекцию.

Несмотря на отрицание злоумышленниками своей вины в содеянном, на основании представленных Прокуратурой Ульяновской области доказательств отец и сын Воробьевы, Тихонов и Истомина, в зависимости от роли и степени участия, признаны судом виновными в получении должностным лицом взяток в виде денег за незаконные действия, совершенном организованной группой, с вымогательством взятки, в крупном и особо крупном размерах (пп.«а,б,в» ч.5, ч.6 ст.290 УК РФ).

В итоге экс-руководитель Государственной инспекции по труду в Ульяновской области г-н Воробьев приговорен к 7 годам 8 месяцам колонии строгого режима с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти сроком на 3 года, со штрафом в доход государства в размере 26,4 млн рублей,

Его сын Воробьев-младший проведет вместе с папой за решеткой 6,5 лет колонии строгого режима с лишением права заниматься юридической деятельностью в организациях, привлекающих к труду иностранных граждан, сроком на 3 года, со штрафом в размере 26,4 млн рублей.

Экс-заместитель руководителя региональной ФМС Владимир Тихонов, ушедший на пенсию, вынужден будет тянуть свой срок аж в 7,5 лет колонии строгого режима и выплатить штраф в размере 26,4 млн рублей.

Г-же Истоминой за ее посреднические услуги в составе ОПГ судья определил срок реального заключения в 4,5 года, и то отсрочив отбывание наказания до достижения 14-тилетнего возраста ее малолетнего сына. Пока шло следствие, дама успела забеременить и родить, сейчас ее сыну всего 7 месяцев.