Вс. Май 16th, 2021

Арбитраж указал УФАС на социальную важность при обеспечении льготников лекарствами

Арбитраж поставил жирную точку в деле, заявив, что в данном случае важнее конкуренции может быть только социальная важность и оперативность.

Арбитражные суды по иску регионального минздравсоцразвития к УФАС по Ульяновской области длились не менее полугода. Предмет рассмотрения – прошлогодние аукционы, объявленные региональным минздравом на оказание услуг по обеспечению лекарственными препаратами отдельных категорий граждан, имеющих право на льготное лекарственное обеспечение. Начальная максимальная стоимость контракта – более 392 млн. рублей.

Результатом проведенной тогда ульяновскими антимонопольщиками проверки на основании поданной жалобы стало решение о нарушении Закона о контрактной системе и Закона о защите конкуренции. По мнению УФАС, в предмет закупки наряду с услугами по обеспечению лекарственными средствами включена и услуги по закупке лекарственных средств, что само по себе приводит к ограничению количества участников закупки, поскольку данные услуги и товары имеют различное функциональное назначение и технические характеристики. Кроме того, антимонопольщики посчитали, что поставка лекарств и услуга по их хранению и отпуску являются разными видами деятельности, а их включение в состав одного лота приводит к необоснованному ограничению конкуренции.

Региональный УФАС тогда наложил штраф, поскольку контракт на тот момент был уже подписан. Тем не менее, решение антимонопольного органа могло стать прецедентом для дальнейшей работы регионального минздрава по обеспечению льготников медпрепаратами. По мнению ФАС, в эту цепочку обязательно должны были вписаться несколько юрлиц: одно, которое бы производило закупки, второе – которое бы занималось поставками и отпуском через аптечную сеть.

Поняв, что последствиями выданного ульяновскими антимонопольщиками предписания могут оказаться плачевными, прежде всего, для самих льготников, региональный минздрав в кое-то веки решил пойти в суды. Хотя имели возможность решить это на законодательном уровне, как, к примеру, в Татарстане или Нижнем Новгороде. Полгода доказывали банальные вещи: что увеличение цепочки от закупки до поставки препарата больному человеку, может превратить ее как в басне Крылова про лебедь, рак и щуку. Когда одни закупают, не зная потребностей аптек в нужном товаре, вторые – отпуская, оказываются крайними за дефицит медпрепаратов или наоборот, за купленный с избытком товар. Кроме того, не понятно во всей этой истории, кто и как будет контролировать количество отпущенных лекарств, в связи с увеличением или, наоборот, снижением числа льготников.

Решение арбитражного суда окончательно созрело лишь на втором круге мытарств минздрава по судам. Последний согласился, что механизм обеспечения лекарствами льготников, который работает на протяжении последних лет, проще и позволяет контролировать потоки отпуска рецептов, обеспечивая именно такое количество, которое предъявлено к обслуживанию. Это касается и регулирования объемов закупок, дефектуры – недостатка того или иного препарата в аптеках. Причем, это эффективнее не только по затратам и скорости. Главное – позволит избежать не обеспеченные рецепты. Причем арбитражный суд в своем решении указал на социальную значимость таких действий при организации аукциона, сославшись на уже сложившуюся судебную практику, в том числе и в ряде других регионов России. Кроме того, арбитражный суд правомочно указал региональному УФАС, что при вынесении ими решения не учитывался главный закон, которым должны руководствоваться региональные чиновники – ФЗ №178 «О государственной социальной помощи», которые сам по себе ограничивает круг участников торгов, а объединение технологически и функционально взаимосвязанных между собой услуг в один лот имеет целью не только обеспечение их своевременного и качественного выполнения, но и рациональное расходование бюджетных средств. Так что ульяновским антимонопольщикам, исходя из решения суда, на этот раз не удалось доказать ни один пункт по своему вынесенному решению в отношении минздрава, что само по себе является нонсенсом.

Ирина Казакова