Вт. Апр 13th, 2021

Блокадница

27 января губернатор прибыл со всей своей свитой на митинг-реквием к Обелиску славы, где его, как Ким Чен Ына, под руки взяли ребята из МГЕР, и они пошли к вечному огню. Постояв немного, разъехались. Интересуют ли этих людей «в черном» проблемы еще живых блокадников?

Фото:

Жительница Новоспасского района Ульяновской области Ирина Макаровна Ануфриева, пережившая блокаду в Ленинграде в период Великой Отечественной войны, в настоящее время испытывает на себе все тяготы мирной жизни, что в ее возрасте равносильно осадному положению при боевых действиях. Заслуженные удостоверения «Жителя блокадного Ленинграда», «Ветерана Великой Отечественной войны», «Дети войны» ни на местную районную администрацию, ни на областное руководство впечатлений не производят, поэтому одиноких ветеранов, которые не могут в силу возраста «кричать», пытаются не замечать.

Ирина Макаровна родилась в Ленинграде в 1938 году, в многодетной семье. Отец – военный умер от тяжелого ранения на фронте в госпитале Свердловской области в ночь на Новый год, 31 декабря 1944-го. Летом 1943 года пятилетнюю Ирину вместе с мамой, братьями и сестрами эвакуировали по «дороге жизни» из блокадного Ленинграда в Ульяновскую область. «С 1964 года мы вместе с мужем проживаем на станции Репьевка Новоспасского района, – рассказывает ветеран. – Работала и уборщицей, и на базе металлоконструкций». Под окнами Ирины Макаровны – железнодорожная станция, где они когда-то трудились с мужем.

Фото:

На свою жизнь блокадница особо не жалуется: есть сын, который помогает престарелой матери по хозяйству, пенсия, без малого почти 18 тысяч рублей… Единственное, о чем мечтает Ирина Макаровна, – чтоб в ее дом наконец-то провели обещанный газ.

– Как видите, удобств никаких, отопление печное, ни канализации, ни воды. Дрова каждый день приходится заносить в квартиру и с шести утра топить печь, чтобы не замерзнуть.

– А сколько вы платите за дрова?

– Колотые – 7,5 тысяч рублей за машину. «Льготные дрова» предлагают, и мы один раз хотели получить компенсацию за дрова, но как узнали, сколько там проблем с оформлением документов, потому решили отказаться. Надо везде ездить, хлопотать. Это дороже выйдет, чем самой оплатить.

#video=B7txpNCm5gM#

Несколько лет назад перед селянами местные власти уже ставили вопрос газификации домов в Репьевке, и Ирина Ануфриева вместе с другими своими соседями трижды сдавала на программу свои деньги: 2500 руб., 5000 руб., 10 000 руб.… На каком этапе завис вопрос по обеспечению поселка газом, Ирина Макаровна даже не знает, но закалка блокадницы не позволяет ей унывать. Например, кухню круглосуточно топит электрическим радиатором, который потребляет большое количество электроэнергии – 1,5 кВт.

В спальне Ирины Макаровны круглосуточно наматывает ВАТТы.

– Без него замерзну, – сетует она. – Если еще введут соцнормы на электричество, полпенсии придется отдавать. Я же не за себя хлопочу, чтобы мне провели газ. Здесь все пожилые люди, тяжело без него нам старикам.

Не хочется расстраивать жителя блокадного Ленинграда Ирину Ануфриеву, но газа она, видимо, не дождется. В этом году из-за огромных долгов «Газпром» исключил Ульяновскую область из программы газификации. Кроме того, причиной того, что в доме ветерана до сих пор нет газа, является банальный непрофессионализм местной власти или того хуже – преступная халатность. Собранные с жителей ряда сел Новоспасского района деньги на газификацию ушли на топографические геодезические изыскания и экспертизы строительных проектов, срок действия которых уже истек https://ulnovosti.ru/content/6/25240/. Позже оказалось, что такие изыскания должны были делаться за счет бюджета. Выходит, Ирину Макаровну обманули?

Жалобы на имя губернатора результатов не дали. Перефразировав своего ставленника в районе г-на Вражнова, губернатор Морозов дал ответ людям: «Новоспасский район газифицирован полностью». Впрочем, другого от главы региона не ждали, он занят инвестпроектами, вертолетными площадками и яхт-клубами для местных бизнесменов. До блокадников, проживающих на территории Ульяновской области, очередь не дошла.

Олег Софьин,

Николай Семенов