Чт. Дек 9th, 2021

Бунт православных ульяновцев. Митрополита Феофана РПЦ отправляет в Казань

Известно, что вместо него митрополию возглавит митрополит Казанский и Татарстанский Анастасий.

За то недолгое время, что Феофан был у руля Симбирской митрополии, православные Ульяновской области, мягко говоря, едва не дошли до массового протеста. После митрополита Симбирской и Мелекесской епархии Прокла, оставшимся в памяти людей как духовник и созидатель, приехавший Феофан больше запомнился ульяновцам как разрушитель. В первые же месяцы УлГУ потеряло здание медфака, которое отошло митрополии, новый митрополит Феофан успел шокировать всех своими гонками на харловском автодроме, закрыть на Верхней террасе церковь, не стесняясь, исполнить со сцены на Дне народного единства комсомольскую песню, объездить с губернатором и чиновниками полобласти, призывая чиновников активнее «скидываться» на церковные нужды, а также взять в оборот половину ульяновских коммерсантов.

За почти восемь месяцев своего служения в Ульяновской области митрополит Феофан успел «модернизировать» уклад местной митрополии и прихожан настолько, что большинство православных сегодня, узнав о его переводе в Казань, не скрывают своей радости. О самой же «модернизации» по-феофановски больше говорят, как о подрыве привычных церковных устоев и банальной коммерциализации церкви. С его приездом в Ульяновск цены на церковные требы и продукцию взлетели кратно, люди стали возмущались от таких поборов. Если раньше, к примеру, каждый приход в регионе сам закупал крестики, иконки и прочую продукцию, пытаясь найти подешевле, то с приездом Феофана в поставки всего этого были поставлены на поток, причем лишь строго через Епархию. Несмотря на, казалось бы, оптовую закупку, цены на все взлетели. Епархия под руководством Феофана, накручивая стоимость на первоначальном этапе, а потом требовала еще и с каждого прихода от продаж порядка 20-25% возврата. То же самое произошло с церковными требами: отпеть покойника, крестить новорожденного – на все это была установлена новая, более дорогая такса. Последнее время приходы от таких «поборов» стали едва сводить концы с концами, отсылая свои проценты в «центр» Феофану, не говоря уже о том, что многие монастырские и церковные лавки в областном центре, реализующие продукцию в пользу районных приходов, попросту отошли Епархии. То есть приходы практически лишились основного источника своего существования.

Под непосредственное управление пожертвованиями в пользу того или иного храма почти сразу по приезду Феофана попали и крупные ульяновские бизнесмены. Говорят, якобы Феофан чуть ли не с порога потребовал от всех настоятелей храмов списки бизнесменов, заявив, что отныне переговоры с ними будет вести сам. После недолгих переговоров деньги бизнеса потекли рекой не напрямую в храмы на их восстановление, а опять же в Епархию. Впрочем, среди бизнесменов оказались и такие, кто отверг настойчивое предложение митрополита встретиться, поняв, что их благие дела попросту превращают в коммерцию.

Особые свои усилия митрополит Феофан направил на создание многочисленных монастырей. Губернатор Морозов поспешил приписать это в заслуги новому митрополиту. Сами прихожане и местные церковнослужители до сих пор называют их не иначе, как фантомами. Чего только стоит решение ликвидировать Братство Иоанна Кронштадтского на Верхней террасе и открыть там мужской монастырь без единого монаха. Потому как последних на территории области днем с огнем не сыщешь и новых, кроме как в Жадовском мужском монастыре, просто не найдешь.

Трех «монашек на прокат» забрал из Комаровского женского монастыря и для создания новоиспеченного

женского монастыря, организованном в считанные дни в бывшем здании УБОПа ульяновской полиции. При этом фактически «приватизировав» в пользу митрополии церковное подворье уже существующего Михайловского женского монастыря в Комаровке. Горожанам всегда было удобно зайти туда и заказать там требы, для детей там работали бесплатные кружки, устраивались на Рождество утренники с подарками, был организован бесплатный прием врача для всех желающих, организованы союз православных женщин, небольшая пекарня и прочее. Подворье работало для людей, чтобы помочь и облегчить им жизнь. Теперь вдруг в этом здании новый митрополит Феофан распорядился устроить еще один женский монастырь. Причем, как выяснилось, вопреки мнению самих прихожан.

«Когда-то здесь действительно был монастырский комплекс, но от него не осталось ничего, кроме этого здания бывшего игуменского корпуса, — говорят прихожане. — Вокруг давно уже громоздятся кафе, кинотеатры, концертные залы и магазины. Ни храма на территории, ни клочка земли для хозяйства…Да и зачем? В Комаровке отстроен трудами игуменьи Магдалины отличный монастырский комплекс. И он явно рассчитан на гораздо большее число проживающих там монахинь. Монастырю не хватает рук для собственного хозяйства, а у них, по сути, отобрали эти «руки», чтобы изобразить в совершенно неподходящем для постоянного проживания здании еще один монастырь. Городу не хватает домов престарелых и поликлиник, больниц, хосписов. Здесь можно организовать, например, богадельню, чтоб действительно было богоугодное дело, а не прихоть из неизвестных соображений нового митрополита. Давайте не будем смешить народ и уничтожать то, что было сделано хорошего и нужного, ради громких карьерных бонусов».

По всей видимости, именно жажда громких карьерных бонусов так сблизила новоиспеченного митрополита Феофана с ульяновской властью. Настолько, что губернатор Морозов и его ближайшее окружение предпочитало не замечать происходящего, в очередной раз забыв про мнение паствы. Или не хотели того замечать, исполняя практически все прихоти Феофана и таская его с собой по всей области на чисто политические планерки и прочие заседалова. В итоге ульяновская власть забыла, что в России церковь отделена от государства, и что кроме православных на территории области проживает немало мусульман, а также представителей других конфессий. Причем настолько, что в школах уже практически решено ввести изучение православия, а димитровградских школьников, в том числе и мусульман, едва не «погнали» на экскурсию в церковь, благо родители завозмущались.

В итоге митрополит Феофан «пел» песни губернатору Морозову, во всем поддерживая любую его инициативу. Последний тоже в долгу не оставался, надеясь на дружбу Феофана с главой РПЦ Кириллом и близость последнего к телу президента. Впрочем, досрочное переизбрание и получение вотума доверия даже по просьбе Кирилла от Владимира Путина ульяновский губернатор так и не получил.

Между тем, как стало известно Ulnovosti.ru, решение отправить Феофана из Ульяновской области в другой регион не случайно. Именно во время приезда в Ульяновск ульяновским православным удалось передать патриарху РПЦ Кириллу «челобитную», в которой они излили все свое негодование по поводу деятельности Феофана, в том числе и коммерческой. Говорят, якобы после этого в регион из РПЦ нагрянула проверка, многие из фактов, указанных в письме, нашли свое подтверждение.

Тем не менее, решение Священного Синода Русской Православной Церкви о переводе в Казань для теперь уже экс-главы Симбирской митрополии Феофана можно считать скорее повышением. Вместо него уже в ближайшее время в регион прибудет новый митрополит Анастасий.

Фото:

В Татарстане он у руля более двадцати пяти лет, местные православные его почитают, заявляя, что именно при нем в Татарстане началось возрождение монастырей, в том числе и Раифской обители, при нем вернулся к жизни Свияжск с его храмами и монастырями. При владыке Анастасии в Казани открылась духовая семинария, десятки воскресных школ для детей и их родителей. Причем православие в Татарстане получило свое развитие, минуя какие либо межконфессиональные конфликты. И это в регионе, где абсолютное большинство местного населения являются носителями мусульманской веры. Бывшему митрополиту Симбирскому Феофану, как рассказывают сами прихожане, не удалось найти общий язык даже с православными региона.

Ирина Казакова