Вс. Авг 1st, 2021

ДЕЛО БАНКИРА-II. Работникам «Россельхозбанка» в Ульяновске не доплатили порядка 7,5 млн. рублей премии?

Ulnovosti.ru стали свидетелем показаний главы ульяновской аудиторской фирмы, проводившей проверку финансово-бухгалтерских документов по делу Давыдова. И услышали некоторые подробности о денежных суммах, которым рассчитывалось бывшее руководство банка с экс-вице-губернатором Ульяновской области Николаем Дорониным…

В качестве свидетеля по ходатайству адвоката Давыдова в суд была вызвана генеральный директор ЗАО «Руфаудит-Волга» г-жа Беспалова. Хоть судья и пытался достаточно агрессивно дать понять, что ничего нового Людмила Евгеньевна суду разъяснить не сможет, руководитель аудиторской фирмы как могла пыталась донести до судьи результаты экспертизы документов, на основании которых велось расследование уголовного дела.

Судья сразу предупредил, что оценочные и не конкретные вопросы защиты будет снимать. Что и делал через раз, прерывая и сбивая с толку эксперта…

Адвокат поинтересовался, имелись ли у Беспаловой достаточные данные и документы для проведения экспертизы. «Чтобы ответить на заданные вопросы, документов было достаточно», – ответила аудитор. Тут же и судья поинтересовался, что это за расхождения в данных проверки, о которых то и дело упоминает в своей экспертизе Людмила Евгеньевна. Г-жа Беспалова пустилась в аудиторские подробности, рассказав про расхождения между приказами о премировании сотрудников регионального филиала «Россельхозбанка» и иными документами – ведомостями начислений, предварительными расчетами премий. Речь также шла о расхождениях «между приказами и итогами по выплатам премий». И даже о расхождениях «между приказами и предварительными расчетами с рукописными записями». Подробно рассказала она и о том, что аудиторская проверка выявила «ляпы» в приложениях к приказам о начислении заработной платы, подтвердив тем самым показания «неожиданного свидетеля» (https://ulnovosti.ru/content/5/Delo_bankira_Skandal_s_hischeniem_deneg_topmenedzherom_Rosselhozbanka_osnovan_na_sfalsificirovannyh_dokumentah/). Напомним, свидетель – одна из бывших сотрудниц банка – прямо указала на то, что данные Приложения к Приказам о премировании сотрудников за 2009-2012 годы по указанию главбуха Абросимовой специально готовили к московской проверке в ноябре 2012 года. В связи с ограниченными сроками – на все про все им дали всего 3 дня – в приложениях к приказам, которые впоследствии легли в доказательную базу обвинения, были допущены «ляпы», которые и указывают, что документы сфальсифицированные. Так, к примеру, в приказе за май 2011 года значится фамилия Архиповой, хотя она вышла замуж позже, в 2012 году. Впрочем, эксперт указала и на другие ошибки в документации:

– Какие общие расхождения выявлены конкретно?

– Расхождения по фамилиям: в приказе одна, но ее нет в итоговой ведомости и наоборот. Могут совпадать фамилии, но отличаться инициалы. Могут отличаться суммы…

– Почему имеются расхождения в вашем исследовании и в исследовании экспертов следствия, пусть и незначительные?

– У меня не было задачи дать оценку следственной экспертизы.

И кстати, про вышеупомянутые расхождения в фамилиях. Перед тем как судья объявил обеденный перерыв, адвокат Давыдова ходатайствовал о вызове еще шести свидетельниц – сотрудниц банка, вышедших замуж и поменявших эти самые фамилии. Ходатайство судья отклонил, заявив при этом:

– Мне не нужны они, так как и без этого уже понятно, что все приказы (на основании которых строится обвинение Давыдову) были сделаны задним числом.

СЕМЕЙНЫЕ И БИЗНЕС-СЕКРЕТЫ ЭКС-ХОЗЯИНА «РЕПОРТЕРА»

Второй свидетельницей по линии защиты стала вдова Николая Доронина – Валентина. Николай Петрович до того, как стать первым заместителем губернатора Морозова, был соучредителем ульяновского телеканала «Репортер». На котором полтора года выходила по сути рекламная «агитка» ульяновского «Россельхозбанка» под названием «Крестьянские вести». Этот телепроект фигурирует в деле Давыдова в качестве обличающего доказательства по 2,2 миллиона рублей «перерасходов» на рекламу. Она рассказала о том, уже через пару месяцев после трагической гибели Доронина в автокатастрофе, разбирая бумаги мужа, нашла прелюбопытные документы – акты выполненных работ по проекту «Крестьянские вести», подписанные Николаем Петровичем как физическим лицом, с одной стороны. А с другой – Давыдовым. Подпись последнего стояла под суммой чуть меньше миллиона рублей. Что еще раз доказывает позицию защиты о том, что Давыдов и сотрудники филиала направляли денежные средства на оплату рекламы банка, которая выходила на ТРК «Репортер».

Перед уходом на обед адвокат Давыдова инициировал еще одно ходатайство о приобщении к матералам уголовного дела независимого почерковедческого исследования росписи от имени Доронина на акте сверки задолженности между Давыдовым и Дорониным по оплате эфира «Репортеру». Судья исследование приобщил, согласившись с тем, что на акте стоит действительно подпись Доронина. Так что казавшееся простым дело становится все запутаннее и интереснее…

Между тем журналисту Ulnovosti.ru удалось пообщаться с экспертом, ожидавшим в коридоре своего допроса. Несмотря на то, что судья отклонил его появление в суде, то, что он нам рассказал, оказалось информацией не просто достойной внимания, она действительно впечатлит многих. И прежде всего, налоговиков и работников банка.

«БАРДАК» В ДОКУМЕНТАХ, или КАК ВЕРНУТЬ СВОЮ ПРЕМИЮ?

Михаил Глущенко, руководитель одной из ульяновских аудиторских фирм, рассказывает, что Давыдов, будучи руководителем Ульяновского филиала «Россельхозбанка», действовал в рамках положения, утвержденного головным офисом. «В нем конкретно указано, что премия выдается «за ОСОБЫЕ ПОРУЧЕНИЯ ДИРЕКТОРА С УЧЕТОМ ИНДИВИДУАЛЬНОГО ВКЛАДА» сотрудника. В словаре Ожегова четко подразумевается под словом «ВКЛАД» «вложенные куда-то деньги, ценности», – говорит Глущенко. – Так вот почему иным работникам банка, тому же начальнику отдела информационного обеспечения филиала банка Закамскому и замглавного бухгалтера Самойловой таким образом через премии компенсировался их вклад в проведение мероприятий банка: «Посади свое плодовое дерево», корпоративы… И надо признать, что подобная замена фактических причин премирования (а именно, возмещение сотрудникам понесенных для деятельности филиала и его пиара затрат) формулировкой «за особые поручения директора» носила системный характер. Тому же завхозу Трубникову, к примеру, тем же управляющим допофисов через премии компенсировали расходы на хознужды.

Особые несоотствия, по заявлению эксперта, им были выявлены в ходе изучения документации, рассматриваемой в суде. Глущенко утверждает, что приложения к приказам грубо подделаны задним числом. «Согласно положению по оформлению документации №9-И, – продолжает Глущенко, – приложения к приказам о премировании в обязательном порядке предусматривали наличие подписей главбуха и начальника службы по работе с персоналом, но почему-то на семи из представленных на рассмотрение суда приложений к приказам,их подписи вообще отсутствуют. И именно в этих приложениях допущены грубейшие ошибки в фамилиях, должностях… Те должности, которые значатся в приложении за 2011 год, появились по штатному расписанию лишь в 2012-ом! С фамилиями порядка десяти работниц вообще ситуация смешная. В 2009-2011 годах они не могли знать, что выйдут замуж, а в приложениях за эти годы стоят фамилии уже после их замужества.

Или, к примеру, сотрудница Новоспасского отделения «Россельхозбанка» г-жа Кабак. Она, судя по документам в мае-июне 2011 года носила фамилию Кабак, потом в июле стала Балабановой, в сентябре – опять носила фамилию Кабак, а в ноябре вновь стала Балабановой. Смешно? А ведь на основании этих приказов бухгалтер Абросимова якобы выплачивала премию (таковы ее показания в суде), и именно на по ним сегодня судят человека.

Я уже не говорю о том, что из приложений к приказам о премировании куда-то исчезли целые отделы! Людей недостает в отдельных приложениях к приказам аж по 17-20 человек, которые на тот момент работали и премировались. Примечательно, что на таких документах отсутствует подпись главного ответственного исполнителя – главбуха Абросимовой. Почему она их не захотела подписывать? Уж не потому ли, что побоялась взять на себя ответственность и допускала, что это не что иное, как грубая фальшивка задним числом?»

Дальше – больше. Из-за действия бухгалтера Абросимовой у работников Ульяновского филиала «Россельхозбанка» может появиться возможность неплохо подзаработать на ее фактических ошибках и дополучить по сути удержанные всего лишь за 2011 год деньги. Сумма недоплаты впечатляет – порядка 7,5 млн. рублей. Требовать может и налоговая, которая недополучила налог.

«А все это из-за того, – говорит Глущенко, – что в тех же сфальсифицированных приложениях к приказу о выплате премий перепутаны формулировки «выплатить» и «начислить». В приложениях стоит «СУММА ДЛЯ ВЫДАЧИ», а в ведомостях, согласно которым деньги были получены, указывается эта же сумма «К НАЧИСЛЕНИЮ». Таким образом, разница между начисленной и фактически выплаченной суммы премий составляет 13%. Итого только по приложениям к восьми приказам, которые рассматривает суд, и на котором строятся обвинения Давыдову, недоначисленный и соответственно недовыплаченный филиалом размер премии сотрудникам банка составляет 7 млн 780 тыс. 592 руб. 14 коп. Так что сами понимаете, эти заключения – настоящая «бомба» под бухгалтера Абросимову. Вы только подумайте о последствиях: а если завтра работники филиала пойдут в суды требовать свои недополученные премии? Как бы не случилось так, что из свидетелей Абросимова может переквалифицироваться в обвиняемые».

Кстати, согласно п. 8 ст. 7 Федерального закона «О бухгалтерском учете», четко сказано: «данные, содержащиеся в первичном учетном документе, принимаются главным бухгалтером к регистрации и накоплению в регистрах бухучета ПО ПИСЬМЕННОМУ РАСПОРЯЖЕНИЮ РУКОВОДИТЕЛЯ экономического субъекта, который единолично несет ответственность за созданную информацию. То есть если бухгалтер Абросимова была не согласна с тем «произволом» с премиями, который, по ее мнению, творил Давыдов, то она должна была взять с него заявление о том, что в данном случае он единолично несет ответственность. Однако ничего этого Абросимова почему-то не сделала, а значит, следуя ст 42 УК РФ, она является лицом, совершившим умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжений и должна нести ответственность на общих основаниях. Так почему ее не видно рядом с Давыдовым на скамье подсудимых?

Николай Владимиров, Ирина Казакова