Сб. Окт 24th, 2020

Доктор исторических наук Анатолий Бакаев: «Я НЕ ИСТОРИК»

Чтобы оценить обвинения в краже чужих работ, трудов и достижений, Анатолий Александрович взял семичасовой тайм-аут – на подготовку и обдумывание контраргументов. Наш разговор со спикером проходил при видеокамерах и пресс-службе, потому дабы нас, как и доктора исторических наук Олега Будницкого ( https://ulnovosti.ru/content/1/Nauchnyy_terrorizm_V_plagiate_pri_napisanii_doktorskoy_dissertacii_na_sey_raz_zapodozren_spiker_ZSO_Anatoliy_Bakaev/ ), не обвинили в передергивании фактов, представляем комментарий Анатолия Александровича «без купюр». Отметив лишь, что Бакаев не помнит, кто был его научным руководителем по диссертации, настаивает на том, что заявления Будницкого – не что иное, как его жалоба в ВАК (хотя сам Олег Будницкий заявляет, что писал рецензию на диссертацию до защиты Бакаева). Комментарий Бакаева получился эмоциональным:

– Я этой темой занимался очень серьезно, работая во ВНИИ МВД РФ, в Академии Управления МВД РФ на достаточно серьезных постах, – поделился Бакаев. – И если это интересно, то я очень уважаемый человек в системе МВД в области науки, а во ВНИИ МВД России до сих пор висит мой портрет. История темы с диссертацией такова: в 1999 году я вернулся из Санкт-Петербургского университета, где работал проректором в МВД РФ на должности декана, и приступил к работе над диссертацией, которая называлась «Проблема терроризма», она должна была быть посвящена историческому аспекту. Всегда все мои работы – вот я одну на всякий случай взял с собой – содержали аспекты, которые касались истории. То есть я сначала изучал историю темы – дореволюционную, постреволюционную, современную, иностранный и зарубежный опыт, а потом подходил к теме. Я стал собирать материал. У меня были возможности пользоваться источниками, о которых Будницкий даже и не догадывался и сейчас не догадывается, и знать ему про это не надо. Я имел доступ к историческим архивам. Я собрал себе 700 страниц в течение года и решил проконсультироваться, как их ужать. А там все крайне интересно. Когда я проконсультировался с рядом ученых в этой области, один из них позвонил мне и сказал, что моего материала хватит на диссертацию.

– Это кто был?

– Ну, зачем сейчас об этом говорить. Один из ученых. Серьезный человек был. Я что хочу сказать: моя диссертация не историческая, а историографическая. Я подчеркиваю. Что такое историография? Это мозаика, которая состоит из самых разных мнений. Современников, того дореволюционного терроризма, это мнение и очерки, публикации, монографии, в том числе Будницкого, зарубежных авторов и прочее-прочее. Из которых (мнений) складывается единая картина этой темы. Один говорит одно, второй говорит другое, но истина появляется когда все собираешь.

Я не знаю, почему на это пошел, но меня тогда постиг интерес. Я писал диссертацию почти 7 лет, с 1999 по 2005 год. Ночами, субботами, воскресеньями. Почему вот это сейчас меня возмущает?! – затряс рецензией Будницкого, схватив ее со стола, спикер Бакаев. – Плагиат. Сейчас это модно говорить. Когда я принял решение защищать диссертацию, я специально не пошел в систему МВД защищать, потому что меня там все знали, и ко мне было определенное отношение. Я был замом во ВНИИ МВД России, я специально просил назвать мне какой-то уважаемый авторитетный вуз, такой мне назвали – Российский университет дружбы народов.

В чем истина Будницкого? Я не историк, я никогда историком себя не называл. Более того, я на последнем заседании ЗСО рассказывал о том, как я защищался. О том, как некий автор считал и считает себя до сих пор единственным держателем этой темы. Он считает, что только он это знает, все остальные это ерунда. И тут какой-то дядька из Министерства внутренних дел – как он меня назвал в письме – не историк ни фига, который сидит в министерстве, написал диссертацию. И еще, что самое главное, позволил устроить с ним полемику!

Вся моя диссертация – она есть в интернете – вот анализ моей диссертации и его (http://www.zsuo.ru/deyatelnost/analiticheskie-materialy/6544-analiz-otzyva-retsenzii-dissertatsionnoj-raboty-aabakaeva-istoriografiya-rossijskogo-revolyutsionnogo-terrorizma-kontsa-xix-nachala-xx-veka.html), – вновь затряс бумажками Бакаев. – Я делал этот анализ целый месяц! В апреле 2005-го я защитился. В мае он написал письмо в ВАК (видимо, долго писал). Ко мне тогда Кузьмин прибежал и сказал: «Анатолий Александрович, на вас написали письмо в ВАК, надо бросать. ВАК – это чистилище. Тем более, докторский ВАК, серьезная экспертная комиссия. Вы не историк». Я тогда сказал: «Нет, дорогой. Пусть ВАК назначает мне свидание, защиту, я пойду на нее». Месяц я готовился, анализировал. Еще раз понял, что Будницкий там все передернул. Там все передернуто! Вот возьмите диссертацию мою и его. Правда, у меня там 600 страниц! Мне вообще интересно, если кто-нибудь мою диссертацию возьмет и почитает. Почему? Потому что она вызвала серьезный отголосок, споры в научном историческом мире, но ни один из авторов, которых я там приводил, кроме Будницкого, с которым я вступил в полемику, на меня жалобы не писал. Я же считал, что мы ученые! Я себя, конечно, ученым, не считал. Мне интересно было поспорить с ним.

Я установил 9 похожих признаков терроризма, он считал, что это разный терроризм. Он считал, что терроризм американский это вообще другое, а наш другое, кавказский – это другой вид терроризма. Я сказал: «Нет. У них всех одни признаки: и материальная заинтересованность, и психическая неуравновешенность, и гендерный признак – участие женщин определенного склада». Все там мной описано. И я сказал, что природа у терроризма одна. Это мое мнение. Что раньше, до революции, что сегодня, что завтра. Поэтому я подготовил свои доводы и в октябре 2005-го, вернувшись из тяжелейшей командировки из Сибири, взял портфельчик как мальчик, и на Садово-Сухаревскую к этим дяденькам отчитываться. Там был ВАК, собралось 19 человек. Я когда туда приехал, мне говорили: “Там будут его люди, они будут заряжены, чтобы тебя утопить”.

– Так и сказали?

– Мне так и сказали. Этот мирок очень тесный, все друг друга знают. А если их цепанешь – человека, который считает себя монстром в этой отрасли – то Боже упаси.. И вдруг такое случилось. Наверное, я совершил такую глупость, но по-другому не мог, потому что за это надо было зацепиться. Так подвернулся мне Будницкий. Я пришел, стою, мне говорят: «Заходите, товарищ Бакаев». Ну, и сидят 19 академиков. Я, наверное, первый раз себя так унизительно-омерзительно почувствовал, как будто меня обворовали, или я что-то такое сделал. Мне дали слово, зачитали текст Будницкого, но если бы я хоть на йоту сомневался, что плагиатом занимался и не писал свою диссертацию, если бы я темы не знал, я бы туда не пошел. Я же не дурак.

Комиссия тогда была. Я даже не помню, кто ее возглавлял. Я защитился. Мне было задано почти 30 вопросов. Больше двух часов меня там пытали. Конкретно пытали. Я ушел и час двадцать стоял ждал, там даже стульчика нет в коридоре. Потом меня пригласили и сказали, 19 человек проголосовали за меня. Итого: два тайма по 19:0. Вот аргументы моей диссертации, – возмущался Бакаев.

Поднимать вновь серьезно эту тему, щучить меня спустя 10 лет. Зачем? Вы меня прошлый раз попытались ущучить (речь идет о посте одного из блогеров нашего сайта https://ulnovosti.ru/content/20/26563/ ), что я с бабушкой, дедушкой, женой и дочкой своей трехлетней сходил туда, где после того, как я оттуда ушел, потому что маленькому ребенку надо было спать, там показали стриптиз. Показали жопу голую и мою фотографию. Хорошо, что я не один сфотографировался, а с бабушкой. Лидией Сергеевной (Жуковской-Латышевой). И жопу голую. И, значит, Бакаев показал свой голый патрон. Это не честно. Я не прореагировал тогда, но на это я не прореагировать не могу. Никогда в жизни. Я сейчас разверну, если это будет продолжаться, такую работу! Все включу!

Вы прочитайте мой анализ, обратите внимание на мой стиль. Все знают в Министерстве внутренних дел: я был главным аналитиком и писателем. Все знают. Меня даже здесь звали то Берием, то профессором. Я пишущий человек. Абсолютно. Но я готов, пусть кто хочет ознакомятся с моей диссертацией. Я опубликую мой анализ, вы же будете все-равно писать на эту тему. Если вы напишите, поняв мою точку зрения, я вот этот анализ публиковать не буду, а если вы напишите, что все-равно остаются вопросы, что, мол, Бакаев писал не сам, это не честно.

– Почему не честно? У вас своя точка зрения, у Будницкого своя.

– У Будницкого… Этот же текст, который написан, он написан до защиты в ВАК. И все, у него больше нет своей точки зрения. Его точка зрения разрушена вот этим вот моим анализом.

– Для того чтобы делать какое-то независимое заключение, нужно сначала все материалы Будницкого почитать и всю вашу диссертацию.

– В ВАКе все академики полгода изучали, они меня опросили, я защитил диссертацию, мне выдали документы, поэтому, с точки зрения моей совести и себя, я чист. Почему мне все это не приятно? Потому что я председатель Законодательного собрания области. Так бы мне было абсолютно наплевать на его точку зрения, на точку зрения других, потому что сам для себя я абсолютно прав. Потому что я знаю, каких трудов мне это стоило. Я еще раз подчеркну: я не историк. Мне просто было интересно.

Что еще хочу сказать: мне часто до сих пор приходится рецензировать различные художественные работы. Я сейчас на базе диссертации работаю над серьезной художественной, на мой взгляд, интересной книгой на эту тему. Но художественной. Потому что материалов, которые я собрал, о них вообще нельзя не говорить. Диссертация, ну кто прочитает 600 страниц? Даже вам, кто пытается меня критиковать, не захочетcя читать, на сотой странице заснете. Потому что изложено языком научным. Тем не менее, стиль мой – кто знает – его никогда ни с кем не перепутаешь. Это не Будницкого стиль, это мой стиль! Мой, фирменный почерк.

Вот тут мне на рецензию сценарий к одному фильму прислали. «Проект “Педант”. Старик и рыба». Первая серия «Старик», посвящена Ленину. Автор – интереснейший аналитик, изучил он все материалы нашего музея и прислал мне с сопроводиловкой, с просьбой дать свою оценку вот этому проекту. Это художественный материал, основан на данных нашего музея. Человек – его фамилия Липин – чтобы подготовить вот такой сценарий, прошел специальные курсы скорочтения. Изучил, как он мне написал, более 500 работ методом скорочтения. Очень эрудированный, я скажу, человек. И вот наваял такое вот произведение о Владимире Ильиче Ленине. Есть сценарий фильма, мне прислали как одному из уважаемых людей на рецензию. Мне приятно.

– Вам понравилось?

– Не очень (Бакаев впервые улыбнулся за все время нашего с ним разговора).

– Наверное, потому, что историю и работы Ленина изучал методом скорочтения…

Ирина Казакова