Вс. Окт 25th, 2020

Екатерина Шаврина: «Русскую песню не надо популяризировать. В этом ее феномен»

Ulnovosti.ru узнали у легендарной исполнительницы «Гляжу в озера синие» из культового телесериала «Тени исчезают в полдень», что в этот гастрольный тур, начавшийся в мае, она отправилась, чтобы забыться от трагедии минувшей весны.

21 марта 2014 года в 21.45 минут на 36-м километре трассы Москва-Рославль «Хонду» Шавриной вынесло на полосу встречного движения, где «японка» столкнулась с Audi A4. За рулем была сама певица, возвращавшаяся с концерта в свой загородный дом. В результате Екатерина Феоктистовна получила травму головы, а ее младшая сестра Татьяна, сидевшая на переднем пассажирском сиденье, погибла. Сегодня артистка совсем не любит вспоминать эту историю.

– Ребята, не надо бередить, – просит она: Я тогда сама впала в кому. 36 часов была без сознания. Потом с собой покончить пыталась. Если бы на полсекунды не задумалась, вышла бы еще по весне из окна своей московской квартиры…

«НЕ НАДО СЕБЯ ЖАЛЕТЬ»

В очередной раз, по словам Шавриной, ее спас тогда главный жизненный принцип певицы: «Не надо себя жалеть».

– Я могу после трудного концерта начать прибирать по дому, встать к плите, – рассказывает звезда. – Только труд держит женщину в форме. Вот я и работаю как можно больше, чтобы меньше времени оставалось на всякую ерунду и неприятные мысли. У меня и домработницы принципиально нет. Ну, не нравится мне, как эти дамочки выполняют свою работу. Даже если они профессионалки, не придерешься. Просто все равно же никто лучше меня не знает, как приготовить так, чтобы мне было вкусно. Или как помыть полы, чтобы потом пройтись по полу, а пяточка осталась розовой, как у младенчика. Уж лучше я все сама сделаю, как мне нравится. Зато у меня и живота нет, и фигурка держится. Вот дочки мои содержат домработниц. А сами ходят в фитнес-клубы, чтобы не полнеть. Лучше бы сами трудились, не пришлось бы за фигурами следить.

Еще Екатерину Феоктистовну всегда спасала вера. Хотя она признается:

– Верю, но не фанатично. Мои родители из староверов, хотя я толком не знаю, что это такое. На генетическом уровне я сама соблюдаю какие древние правила и обычаи. Настороженно отношусь к до меня кем-то использованной посуде. Когда дочки были маленькие, я после них ни разу ложку не облизала. Убеждена, что нельзя иметь много мужиков. Грех это. Вот был у меня муж. Но умер, и я больше замуж не вышла. Хотя поклонников хватало. Как говорится, штабелями можно было укладывать. Спортом занимаюсь, у меня разряды по конькам, лыжам. Но продемонстрировать свою фигурку подсознательно стесняюсь. Даже на пляже. Только закрытые купальники с небольшой юбочкой. Подружки рядом в бикини, а мне себя не раскрыть.

«СОСВАТАЛА БАЯНИСТОВ В БОЛЬШУЮ ПОЛИТИКУ»

– Наш губернатор недавно предложил выбрать сто лучших народных песен. Они будут предложены для изучения в общеобразовательных школах и школах искусств. Как вам такая инициатива по популяризации русской песни?

– А, на мой взгляд, ее вообще не надо популяризировать. В этом феномен народной песни. Многие из них уже столетиями поются. И до сих пор не утратили своей новизны, любимы людьми. С современными песнями не так. Вот напишут тебе хит. Год его споешь «на ура». Потом еще год. А через четыре года о нем уже и не вспоминает никто. Среди русских народных песен есть очень забавные. Я вот очень частушки люблю в компании петь. А с «Ванюша мой» у меня одна смешная история связана. Я тогда еще совсем молодкой была. В каком-то конкурсе участвовала. И исполняла «Ванюшу». А в этой песне тридцать куплетов. Когда я ее полностью пою, она длится полчаса. В жюри тогда сидели Леонид Утесов, Лидия Русланова. И они спрашивают возмущенно: «А что это другие конкурсантки по две-три песни исполняют, а эта Шаврина – только одну?» Когда уже я запела, они долго терпели. Потом Утесов на 12-м куплете рукой махнул: «Все, – говорит – уморила».

– Сегодня вы работаете в сопровождении дуэта «Баяномания». Почему расстались с парнями из «БАЯН MIX»?

– Я их «сосватала» в «большую политику». Мы с Димой и Сережей познакомились на одном из конкурсов в Самаре. Я их в Москву забрала. Мы долго работали вместе. А потом эти бравые парни переросли себя, чтобы просто мне аккомпанировать. Я их отпустила в свободное плавание. И теперь горжусь, что без них ни одна культурная программа крупного правительственного саммита не обходится. Сейчас у меня за спиной надежно «прикрывают тылы» очаровательный татарчонок Ринат и замечательный хохол Олежек. Ну и я – русская. Такой вот у нас интернациональный коллектив. Никаких санкций не надо.

«БЕЗГРАМОТНАЯ ЧУВИХА»

– Вашей «крестной матерью» на эстраде считается Людмила Зыкина? А за что она назвала вас однажды «безграмотной чувихой»?

– Это тоже смешно. Я в музыкальном училище оказалась по ее протекции. Приехала я в Москву из деревни – непроходимая провинциалка с ужасающим говором: «рубель», «айда», «чё те нада». Такая чукча с Урала. Встретилась с Людмилой Георгиевной и чем-то ей глянулась. Она буквально за руку привела меня к директору училища и говорит: «Надо этой безграмотной чувихе помочь». Многие приходили к Зыкиной за помощью, и она их выгоняла. А мне помогла.

– Вы ведь и с Примадонной однокурсницами были?

– Да, учились с Аллой Борисовной Пугачевой на одном курсе в музыкальном училище имени Ипполитова-Иванова. Мы очень дружили в те годы. Сессии отмечали вместе у кого-то дома, а если не получалось, шли в ресторан. Однажды с Аллочкой даже «закатили» в дорогой «Метрополь». О мужиках не говорили. Скромницы были обе, не принято это было в нашей среде. Обсуждали, у кого какая собака, как ухаживать да чем кормить. Пугачева всегда была таким «ишаком», который всю жизнь вкалывал. Успокоилась она только сейчас. И я очень за них с Максимкой Галкиным рада. Достойная пара.

Артур Артёмов