Пн. Апр 12th, 2021

Гори оно огнем, или Как чиновники ульяновского Минздрава экономят на детях и инвалидах

Вот и ульяновская облпрокуратура сегодня потребовала от чиновника, отвечающего за здравоохранение в правительстве региона, принять меры по устранению грубых нарушений противопожарной безопасности в медицинских учреждениях области. Разгребать «Авгиевы конюшни», оставшиеся после отставленной накануне Валентины Карауловой, придется уже новому областному министру здравоохранения Павлу Дегтярю. И, судя по услышанному нашим порталом от старшего помощника прокурора области Василия Зимы, поработать Павлу Сергеевичу будет над чем.

Василий Зима уверен, что обнародованные по результатам прокурорских проверок факты никак не связаны с вчерашним решением губернатора Сергея Морозова уволить Караулову с должности своего заместителя, курирующего в том числе и медицину. Проверки эти проводились в течение всего прошлого года, когда Валентина Герасимовна была еще в фаворе у главы региона. А вот результаты их даже не удручают. Скорее – шокируют…

«КРАСНЫЙ ПЕТУХ» ПРИХОДИТ ТУДА, ГДЕ ЭКОНОМЯТ…

Дома престарелых в России горят как будто по какому-то дьявольскому графику. За последние 10 лет «красный петух» уничтожил два десятка подобных медучреждений для одной из самых незащищенных категорий российских граждан – стариков. Самый страшный из пожаров за это время случился на Кубани, где в огне погибло 64 пенсионера. В прошлом году заживо согрели по 38 человек в специализированных психиатрических интернатах (а по сути, в тех же реабилитационных центрах для стариков) в подмосковном Раменском и в деревне Луки Новгородской области. Причем в последнем случае из огня не удалось спасти и до последнего мужественно сражавшуюся за жизни пациентов молодую санитарку.

В Ульяновске дома престарелых за «отчетный период» тоже горели. К счастью, пока обходилось без жертв. Что, впрочем, удивительно, учитывая, что за прошлый год прокурорскими выявлено более полутора тысяч фактов несоблюдения должностными лицами противопожарных правил. В восьми районных больницах – от Базарного Сызгана до Большого Нагаткино – и двух медучреждениях областного центра выявленные нарушения не устранены до сих пор. Во многом вина в сложившейся ситуации, полагают в облпрокуратуре, лежит на чиновниках регионального минздрава. А основную причину прокуроры видят в недостаточном финансировании. Василий Зима рассказывает нашему порталу:

– Есть ведомственная целевая программа «Пожарная безопасность учреждений здравоохранения Ульяновской области на 2013-2014 годы». Под нее предусмотрено и заложено в региональном бюджете более 49 миллионов рублей. Выделено и освоено лишь 33,7 миллиона. Связано это с реальным фактическим дефицитом «финансового портфеля» области. Но министерство об этом знает, и должно было принять меры. А раз они не приняты, наказание для ответственных лиц неотвратимо… На сегодняшний день автоматическими установками пожарной сигнализации не оборудованы районные больнице в Барыше, Новоспасском, Сенгилее, Радищево и Инзе.

В областной детской инфекционной больнице и Центральной клинической медико-санитарной части противопожарные защитные комплексы вообще находятся в неисправном состоянии. В семи учреждениях здравоохранения области из-за недостатка бюджетных средств даже предписания Госпожнадзора об устранении до февраля 2014 года недостатков пожарной безопасности исполнить невозможно. Например, в Базарном Сызгане, в Ульяновской детской клинической больнице имени Юрия Горячева или в Ульяновском областном клиническом центре специальных видов медицинской помощи. Понадобилось прокурорское вмешательство, чтобы хоть немного, хоть как-то выправить ситуацию…

СМЕРТЕЛЬНО-ОПАСНОЕ «НАСЛЕДСТВО КАРАУЛОВОЙ», или КАК РИСКУЮТ БЫВШИМИ ЗЕКАМИ

Хуже других, пожалуй, дела обстоят в психоневрологическом интернате в поселке Дальнее Поле, который и вовсе, говоря сухим нормативным языком, «расположен за пределами радиуса нормативного прибытия подразделений пожарной охраны».

– По сути это тот же дом престарелых, – продолжает Василий Иванович, – хотя и не совсем обычный. Здесь содержатся старики, находящиеся в социально-опасном положении. Оставшиеся совсем одинокими. С психическими расстройствами. Есть среди местного контингента даже ранее отбывавшие наказание в местах лишения свободы. Но это не значит, что им можно отказать в безопасности жизни. А в пограничной ситуации, пока пожарный наряд сюда доберется, спасать – увы – будет уже некого…

Кстати, «пограничная ситуация в «психушке» Дальнего Поля уже возникала два с половиной года назад. Тогда в интернате пожар полностью уничтожил спальный корпус. Он по счастью пустовал. А вот должностные лица (включая директора) из руководства спецдома-интерната для престарелых и инвалидов в селе Репьевка-Колхозная по внесению прокурора Майнского подверглись за нарушения уже и к административной ответственности. При том, что еще пять лет назад, поясняет Зима, эксплуатация здания в Репьевке-Колхозной (равно как и Дальнепольского) была вообще невозможна из-за реальной угрозы жизни и здоровью людей. И ответ из областного правительства еще тогда был однозначным и категоричным: «Закрыть эти интернаты и отселить людей мы не можем – специфика пребывания…»

Соцучреждение для престарелых в Майнском районе, которое населяют около двух сотен бывших зеков, с 2009 года еще и в федеральном «черный списке МЧС России». На этом фоне просто мелкими недоделками кажутся нарушения, связанные с отделкой горючим материалом путей эвакуации в здании родильного дома Большенагаткинской ЦРБ, отсутствие указателей путей эвакуации в Радищевской районной в Областной детской инфекционной больницах. Или проблемы Ульяновской ЦРБ с «обеспечением внутреннего противопожарного водопровода помещений учреждения требуемым расходом воды».

Только вот эти «недоделки» уже в самое ближайшее время могут привести к тяжким последствиям, в том числе гибели людей. Поэтому и бьет областная прокуратура в «рынду»: «наследство Карауловой» – бездействие со стороны органа власти и подведомственных ему учреждений – плохо кончится, если региональные чиновники не поймут, что игрушки кончились. Со своей стороны лишь отметим, что те 16 млн. рублей, так необходимые, чтобы сохранить жизни инвалидов и детей, можно было бы достаточно легко найти, отменив в Ульяновске факельную эстафету, которая обошлась нашему региону в 15 млн. рублей.

Николай Владимиров