Сб. Ноя 27th, 2021

Город, где Путин проиграет…

После чего, а мы все-таки надеемся, что это произойдет до того, губернатор Морозов будет не просто уволен, а будет отвечать на неудобные вопросы следователей. О том, кто и как убивал Димитровград, почему этот город продолжает деградировать и идти на дно со своими многочисленными проблемами, читайте в нашем материале.

Минувшей осенью жители второго по величине города Ульяновской области на губернаторских и выборах в Госдуму совершили свою маленькую революцию, отдав предпочтение кандидату от КПРФ Куринному и проголосовав за КПРФ. В городе атомщиков КПРФ набрала 32,27% голосов, оставив позади «Единую Россию» с ее 29,99%. Поверхностный наблюдатель скажет: все дело в Горшенине, который город буквально «добил». Но не все так просто. Отставку Горшенина внутриполитический блок администрации требовал еще в феврале 2016, когда запахло жаренным после проведенных ВЦИОМом исследований общественного мнения. «За» были и тот же Тихонов, ставший потом прямой жертвой Горшенина, и советник Морозова Павлючков, знающий город с незапамятных «соковских» времен, и Никитенко, и Чепухин, и Якунин, в общем – все. Кроме одного: кроме Морозова. Его можно понять — если жена Елена и супруга Горшенина держат на двоих фирму со скромным названием «Мой Город» (а чей же, как не их?), которая моет песок для дорожного строительства, если вывоз мусора консолидируют сын губернатора и младший партнер младшего сына прокурора Чайки Артема «единоросс» Руслан Сеюков, если все УК, котельные и сетевые структуры переданы в руки преданных верных товарищей, то зачем что-то менять?

«Сопли» избирательного штаба были решительно пресечены. Сомнения «смотрящих» из ПФО – отметены. Тем более что в город пожаловал старинный друг Морозова – на тот момент gr-щик Росатома Александр Харичев. РОСАТОМ – структура богатая. Поэтому два бывших подельника по пилежу предвыборных бюджетов еще времен Суркова, Андрей Полосин (ныне Росатом) и Александр Харичев придумали проект: кураторство Росатома над выборами в территориях присутствия кампании Росатом. В Димитровград десантировались технологи под брендом эвент-агентства «Полилог». Морозову понравились убаюкивающие мантры типа «мы все решим, не надо резких движений». «Резких» движений потом было все равно много: были сомнительные концерты под дождем, были неочевидные месседжи рабочим ДААЗа в стиле «вы там держитесь», были многочасовые лекции о смысле жизни депутатам и чиновникам, не было главного – власть никак не отреагировала на продолжающейся геноцид димитровградцев со стороны Горшенина. Апофеозом этого стало отключение горячей воды 1- го сентября в единственном городском бассейне – видите ли, мэр поскандалил с «ниаровскими» энергетиками, а пострадали сотни детей, для которых в полуживом городе бассейн был единственной отрадой. А технологи Харичева проводили на НИИАРЕ какие-то сомнительные тестирования, привозили нафталиновых атомщиков времен Хиросимы и строчили отчеты: «все хорошо, прекрасная маркиза».

Результат известен: Тихонов стерт с политической карты региона, Морозов получил пощечину, она же «черная метка», а «атомный» Харичев стал куратором региональных выборов — заместителем начальника управления внутренней политики (УВП) администрации президента. Типичная «рассейская» история — повысить за провал. С Харичевым это уже не первый раз на ульяновской земле…

История их дружбы с Морозовым тянется еще со времен выборов 2004 года. Тогда г-н Харичев работал в статусе помощника полпреда по ПФО Сергея Кириенко и был де-факто начальником избирательного штаба в период первого тура выборов Морозова. По его результатам, напомним, последний нос в нос пришел к финишу с бизнесменом Герасимовым, после чего в предвыборном штабе, располагавшемся тогда на ул. Гончарова, разразился огромный скандал. Приехавшими на разборки представителями СОКа, спонсировавшей те выборы Морозова, были вскрыты компьютеры сотрудников штаба и обнаружены файлы агитационных материалов… «мясной королевы» Хабаровска Маргариты Баржановой. Практически весь состав того предвыборного штаба был тогда распущен в течение суток, а кроме претензии, что штаб, возглавляемый Харичевым, параллельно с кампанией Морозова вел избирательную кампанию Баржановой, было предъявлено и исчезновение порядка полутора миллионов долларов кэша, выделенного СОКом. Второй тур губернаторских выборов в регионе уже вела самарская команда приближенных Качмазову политтехнологов.

Что касается Александра Харичева, то он, несмотря на конфуз, продолжил свою успешную карьеру в Полпредстве вместе с Сергеем Кириенко, потом пошел на повышение, заняв должность заместителя начальника Управления Президента РФ по внутренней политике Олега Говоруна, затем еще четыре года работал исполнительным директором одного из подразделений ГК «Ренова» Виктора Вексельберга, а с 2013-го — начальником Управления по работе с регионами госкорпорации «Росатом». В этой парадоксальной карьере большую роль сыграла, конечно, женщина. Заместителем Кириенко в ПФО, прямым начальником Харичева тогда была весьма амбициозная дама Любовь Глебова. Потом в ее карьере были сенаторство от Пензы, большие посты в минздравсоцразвития, в правительственных агентствах. Ее саму, в свою очередь, здорово продвигал муж, некто Кирилл Комаров. Будучи на 13 лет младше, имея, по слухам, самые широкие «европейские» взгляды на личную жизнь, Комаров с 2000 по 2006 год был на важнейших должностях в РЕНОВЕ Вексельберга. «Мастер схем и легальных экспроприаций» — так оценивают этого талантливого человека бывшие сослуживцы. В 2007 он ушел в Росатом, а сегодня он главный, по международным проектам в госкорпорации. Связь команд Росатома и Реновы, как минимум в регионах ПФО, очевидна.

То ли по стечению обстоятельств, то ли по причине установленных «взаимовыгодных» отношений, но на протяжении всех последних 13 лет губернаторства Морозова в Ульяновске и в Димитровграде наблюдается активное лоббирование интересов и расцвет «прожэктов» «Реновы», обернувшихся для местных жителей бумерангом.

Правда, сейчас РЕНОВА уже не та, и хотя УВП АП инфильтрировано агентами влияния Вексельберга по самое «не хочу», сегодня за дружбу с «Векселем» можно схлопотать, как Соловьев в Удмуртии или Гайзер в Коми. Продажа инфраструктуры по заниженным расценкам, «согласование» тарифов за «благотворительную помощь региону», многое криминальное связывает инфраструктурных олигархов и вороватых губернаторов. И без крыши на уровне «большой администрации» такие дела не провернуть…

ИНВЕСТИЦИИ ДЛЯ ИНВЕСТОРА ВЕКСЕЛЬБЕРГА

В недрах РЕНОВЫ засел Евгений Казаков — «теневой куратор» Ульяновской области еще со времен работы в УВП АП Александра Харичева. Говорят, особую «дружбу» с Казаковым, а вернее, «барабанил» ему обо всем, что происходит в регионе, наш «Агент 007», непотопляемый депутат ЗСО Василий Гвоздев. А куратор внутренней политики Доронин, красноречиво «считая» пальцами, показывал наивным чиновникам и депутатам, что его и Казакова связывает не только любовь в Инсбруку, но и что-то очень важное…. Именно по такой схеме стал депутатом ГД РФ в 2011 году Харлов. И это спасло его от ареста. Впрочем, речь не о них, а о самой вексельберговской «Т+» и ее «теневых кураторах» в регионе, одним из которых наряду с Евгением Казаковым долгое время был ныне находящийся сегодня под уголовным делом по факту дачи взятки главе республике Коми за установление завышенных тарифов экс-топ-менеджер компании г-н Ольховик.

Вообще, для силовиков логичным было бы кроме республики Коми расследовать буквально по годам законность существующих долгов и установления тарифов на тепло в Ульяновской области для «Т+». На момент вступления Морозова в губернаторскую должность были все предпосылки опротестовать существовавшие на 2004 год долги региона перед «Реновой», но вместо этого областные власти его только нарастили. Сегодня тарифы на тепло у нас являются одними из самых высоких в ПФО, а «Т+» не скрывает желания подмять под себя все муниципальные сети, за которые платит городу. Причем, провернуть сделку и забрать, как говорится, нахаляву http://ulnovosti.ru/content/1/31574/ .

Что касается Димитровграда, то он словно «полигон для испытаний» оказался первым городом Ульяновской области, где «дочке» «Т+» «ушли» все водоканальные сети. Причем, без торгов и аукционов. На очереди – сдача «Ульяновскводоканала», МУП «Гортеплосервис» и «Теплоком». Областные власти по-традиции объясняют это необходимостью вливания инвестиций, однако по наблюдениям, пока ульяновцы инвестируют московский офис «Т+» в кратно большем размере, чем сама компания инвестирует в регион. Про то, какие это инвесторы лучше всех расскажут жители заполярной Воркуты, где накануне прошлого отопительного сезона в котельной был расколотый котел и шансы «разморозить» город были выше, чем у Путина победить на выборах…

СКАЗКИ О ШЕЙХАХ И МИЛЛИАРДАХ ДОЛЛАРОВ ДЛЯ ДИМИТРОВГРАДЦЕВ

Ульяновские власти за последние 13 лет настолько сблизились с «Росатомом» и Сергеем Кириенко, что сначала, в 2009 году, не постеснялись взять у его сына в долг 400 миллионов рублей на ремонт городских (мэрия в 2010 взяла кредит у Саровбизнесбанка, контрольный пакет в котором принадлежал Владимиру Кириенко — сыну главы госкорпорации Росатом Сергея Кириенко), а потом и вовсе решили завалить небольшой Димитровград федеральными деньгами. Вот только был ли готов регион и Димитровград к их освоению или же проекты изначально готовились, как говорится, под распил бабла, и что накануне Президентских выборов получили димитровградцы в сухом остатке?

Итак, в 2010 году в регионе объявляется о создании ядерного кластера, а «Ростатом» заявляет о реализации в Димитровграде крупных инвестиционных проектов: строительстве Федерального высокотехнологичного центра медицинской радиологии и не имеющего аналогов в мире российского опытно-промышленного атомного энергоблока с реактором на быстрых нейтронах СВБР-100. Что касается первого проекта, то сроки сдачи суперважного для страны долгостроя откладывались уже шесть раз, а первоначальная смета объекта выросла с 13,5 до 25 млрд. рублей. Для сравнения: в ближайшее время в Питере откроется первый подобный онкоцентр за частные деньги, но встал он предпринимателю Аркадию Столпнеру в 120 миллионов, то есть в 6-7 раз дешевле, чем димитровградский за федеральные деньги.

Сколько не обещали региональные чиновники, но до сих пор не решен главный вопрос – с профессиональным медперсоналом. Наверное, стоило признать еще на начальном этапе строительства: Ульяновская область – не Казань и даже не Самара, она никогда не была центром лечения онкологии, да и светила медицины вряд ли сменят Москву или Питер на «убитый» провинциальный городок Димитровград.

Наверняка, суперидея со строительством важного для страны высокотехнологичного центра медрадиологии будет спасена несмотря ни на что. Слишком много было в него вложено денег. Что не скажешь о другом проекте «Росатома» — «пилотном» атомном энергоблоке СВБР-100. Два года назад, видимо, почуяв аферу, из проекта по его софинансированию вышел олигарх Олег Дерипаска, а месяц назад председатель Правительства Дмитрий Медведев своим указом заморозил строительство нового атомного энергоблока на неизвестный срок. И это при том, что на него уже потрачены миллиарды.

Казалось бы, деньги в регион из Росатома на протяжении всех последних лет текли рекой, вот только ни димитровградцы, н и местный бизнес на себе это никак не ощутили. Заявленный еще в 2010 году ядерно-инновационнный кластер уже как почти 7 лет имеет весьма виртуальные очертания. На всех объектах подрядчиками выступают депутатские фирмы, близкие к власти, а в адрес Росатома и его структур от жителей Димитровграда высказывается все больше недовольства: за последние годы на НИИАРе полным ходом идет сокращение персонала, причем, речь идет о высококвалифицированных ученых кадрах. Более того, гордость Ульяновской области и Димитровграда – Научно-исследовательский институт атомных реактором уже не институт, а всего-навсего научно-производственное объединение, так что ни о каких глобальных исследованиях в некогда наукограде речи не будет.

Никаких перспектив для себя в Димитровграде не видит и молодежь, уезжающая в поисках работы и зарплаты в ближайшие Самару и Тольятти. Открывшийся с помпой якобы для нужд НИИАРа филиал МФТИ оказался на деле невостребованным, его выпускники благодаря политике Росатома в этом году остались без работы, никаких перспектив нет и на следующий год http://ulnovosti.ru/content/6/33865/ .

Переданный под крыло ФМБА городской минздрав едва не довел жителей этого города до бунта, из-за чего губернатор Морозов требовал от министра здравоохранения Павла Дегтяря рассмотреть возможность вернуть все медучреждения обратно в региональную сеть. Потом, правда, то ли передумал, то ли переговорил со своими росатомовскими «кураторами», но в итоге спустил проблему оказания медуслуг в Димитровграде на тормоза. Cитуация сама по себе не рассосалась, зато вместо этого жители Димитровграда накануне минувших выборов получили очередную порцию агитационных сказок про пилюли от бессмертия и миллиарды долларов, которые вот-вот посыпятся им на головы благодаря арабским шейхам, больных раком. Они якобы будут приезжать в Димитровград лечитьсяhttp://ulnovosti.ru/content/6/Poschitay_izviliny_Skaz_o_gubernatore_Ulyanovskoy_oblasti_vzhivlenii_gadzhetov_i_vakcine_dlya_bessmertiya/. В агитационные сказки, по которым к 2042 году будет возможна реализация проекта бессмертия, димитровградцы решили не верить, потому что не доживут. Перспектив победить рождаемость над смертностью у Димитровграда нет, хотя бы потому, что целых 5% населения города ВИЧ-инфицировано.

ДААЗу – СОКРАЩЕНИЯ, ЧЕМЕЗОВУ — ЛЬГОТЫ

Еще одно свое веское слово буквально за сутки накануне минувших сентябрьских выборов сказали ДААЗовцы, ответив полным стадионом во время праздничного концерта ко Дню машиностроителя на приветственные слова Морозова и депутата Тихонова громкими криками, нецензурной лексикой и едва ли не летящими пивными бутылками. Хотя, казалось бы, причем тут Сергей Иванович и Игорь Викторович? К протесту рабочих ДААЗа вели годами. Массовыми сокращениями, низкой зарплатой, обещаниями… Причем, грозные заявления «разобраться» с руководством ОАТ как по спирали с 2010 года сменялись на озвучивание очередных планов по спасению ДААЗа. И это можно было начать намного ранее, еще в 2013 году, когда на ДААЗе начался очередной кризис, а рабочие готовились перекрыть федеральную трассу.

Тогда впервые президентом ОАО «АВТОВАЗ» в лице Бу Андерссона была озвучена идея привлечения на площадку ДААЗа всех отсталых российских поставщиков комплектующих, но реализовываться она начала лишь в 2015 году. Все оказалось до банальности просто: тогда, в 2013 году региональные власти попросту «забили» на предложенную идею, вернувшись к ней лишь через два года. Одновременно при этом, предоставив ДААЗу, конечным собственником которого является гигантский монстр с зарплатами топ-менеджеров в сотни миллионов рублей «Ростех», порядка 250 миллионов налоговых льгот. Парадокс. Но на сегодня получается, что эти деньги под видом спасения предприятия из года в год «выжимаются» в далеко не бедный «Ростех» как сок из нищей Ульяновской области. А что взамен?

Продолжающиеся сокращения рабочих на ДААЗе и очередное обещание поступления миллиардов рублей из федерального центра по программе из Фонда поддержки моногородов. В частности, деньги пока в Димитровград поступили лишь на софинансирование реконструкции автомобильной дороги по ул. Промышленной, проходящей по территории «Промышленной зоны» индустриального парка «Димитровград». Что, в общем-то, вряд ли можно считать каким-то великим достижением. Зато Министерство финансов РФ «зарубило» предоставление налоговые льгот по направлению программы ТОСЭР (территория опережающего социально-экономического развития) пока региональные чиновники не предоставят полный список тех предприятий, которые будут располагаться на промзоне индустриального парка. С этим, по всей видимости, как и в созданной ПОЭЗ Ульяновска, которая по заявлению Счетной палаты РФ в этом году не включена в перечень эффективных, в регионе большие напряги.

Еще 15 лет назад наукоград Димитровград с мощным промышленным, кадровым потенциалом имел все перспективы для дальнейшего развития. Сегодня, благодаря федеральным и региональным чиновникам, его вполне можно назвать ярким примером современных российских «потемкинских деревень», в который как в «черную дыру» все последние годы улетали миллиарды федеральных денег. В результате получилось, что получилось: Кириенко «убил» атомный проект, Чемезов — автомобильный, а экс-глава Димитровграда Николай Горшенин убил весь город. Так что удивительного в той маленькой сентябрьской революции, когда жители Димитровграда отдали свои голоса за КПРФ и Алексея Куринного, нет. Губернатору Морозову стоит задуматься над выборами президента Путина в этом славном городе. Пока же димитровградцы лишь наблюдают его политическое противостояние с более референтным в глазах народа, чем он сам, главой города Алексеем Кошаевым, по-прежнему поддерживая депутата Госдумы от КПРФ Алексея Куринного.

Сегодня перед кураторами Морозова в АП встал очень непростой выбор. Или поддерживать подельника до «последнего димитровградца», или найти ему место на федеральном уровне, а в регион прислать нового человека, чтобы придать форсажа путинской кампании. Выбор не простой. Но если они хотят, чтобы город, в котором присутствуют две госкорпорации (Ростех и Росатом), город некогда федерального значения проголосовал против Путина – Морозов останется губернатором. И похоже, глупости и жадности на это у этих ребят хватит. Запасаемся попкорном?

Ирина Казакова