Пт. Окт 30th, 2020

Импотенция власти, или Зачем губернатор Морозов обезглавливает крупнейшие города Ульяновской области

Таким образом, губернатор Морозов окончательно ликвидирует существующую в городах систему сдержек и противовесов, а вместе с тем и принцип разделения властей.

Как стало известно Ulnovosti.ru, в прошлый понедельник «на ковер» к Морозову были вызваны все трое глав муниципалитетов, работающих на постоянной основе. Беспаловой, Горшенину и Деникаеву было предложено написать заявление и перейти работать на бесплатную основу. Свое решение губернатор Морозов традиционно завуалировал вполне благим объяснением: экономия бюджета в сложных финансовых обстоятельствах.

Впрочем, в это трудно верится, особенно если учесть, что сокращать собственную структуру в облправительстве, всевозможные областные ОАО и ОГКУ, ненужные палаты и палаточки, кормящиеся из областного бюджета, губернатор Морозов даже в трудное время не намерен. Наоборот, сюда бюджетные вливания намерено увеличить, создавая все новые НИИ, агентства и прочие структуры.

Стоит признать, что Ульяновская область в финансовом плане сегодня дышит на ладан: сельское хозяйство еле выживает, существующее малое и среднее предпринимательство представляет собой больше самозанятость населения, нежели бизнес, а от крупнейших предприятий, как и приоритетных инвестиционных проектов, налогов регион вряд ли дождется в ближайшие пять лет. Увы, но это та модель, которую выстроила команда Морозова за последние 10 лет. Не приходится надеяться в этом году и на федеральные финансовые потоки. Как было заявлено премьер-министром Дмитрием Медведевым на Гайдаровском форуме, они будут сокращены как минимум на 10%.

Прекрасно осознавая ту финансовую «дыру», в которой оказалась Ульяновская область, губернатор Морозов намерен установить контроль над тем, что осталось: бюджеты, имущество и земли трех крупнейших городов, поскольку именно они являются основными составляющими пополнения областного бюджета. В этом ключе вполне логично укладывается и концепция создания так называемой Ульяновско-Димитровградской англомерации, передача всех градостроительных функций и управленческих функций, закрепленных Уставами городов и 131 ФЗ.

Но это лишь одна сторона «медали». В кулуарах «желтого дома», как и мэрии, уже ни для кого не секрет, что градостроительная реформа, как и внесение изменений в закон о реформе МСУ, – это не что иное, как очередной шаг со стороны команды губернатора Морозова в переделе собственности и сфер влияния. Новый губернаторский срок Сергею Ивановичу вряд ли грозит, в регионе началась «зачистка» под себя и своих всего, что еще осталось нераспроданным. Всех оставшихся из руководства на местах, кто может воспротивиться действиям губернатора.

При этом в качестве основы муниципальной власти команда Морозова делает ставку не на кандидатуры, избранные всенародно сначала в депутаты, а затем в главы муниципальных образований, а на «ручных» сити-менеджеров. Последних, напомним, назначает комиссия чиновников «желтого дома».

По сути, сегодня в регионе даже институт глав муниципальных образований практически «зачищен». И не только потому, что мало кто из них может, отстаивая интересы района, сказать свое твердое «нет» команде Морозова. Из 168 муниципальных образований (МО) в 164 представительные органы полностью работают на неосвобожденной основе. Являясь одновременно председателями Советов районных депутатов-главами районов, они появляются там, дай Бог, раз в неделю, а то и реже. Так что из-за работы по основному месту работы руководство муниципалитетами для них – должность чисто номинальная.

До сегодняшнего времени в Ульяновской области оставалось лишь трое глав муниципалитетов, способных отстаивать интересы и заявлять о существующих проблемах, зачастую вопреки губернаторскому мнению и желаниям. К таковым вполне можно отнести главу Цильнинского района Ханяфи Рамазанова, сегодня больше напоминающего «храмую утку», главу МО город Новоульяновск Геннадия Деникаева, победившего два года назад на выборах не только административный ресурс команды Морозова, но и финансовые возможности команды промышленников «Евроцемент Групп».

Весомую поддержку в Москве имеет и глава Ульяновска Марина Беспалова, время от времени предпринимающая попытки действовать самостоятельно, но предпочитающая не конфликтовать с губернатором. Стоит признать, что при желании и имеющихся возможностях последняя вполне бы смогла стать не только всенародно избранным мэром, но и «сколотить» действенный депутатский корпус. И если с Рамазановым вопрос, по сути, уже решенный и в скором времени он будет отправлен на заслуженную пенсию, то Деникаев и Беспалова для команды Морозова остаются «крепкими орешками».

Первый – принципиален по своей натуре, за второй могут пойти восставшие против губернаторской «бизнес-зачистки» элиты. Да и рейтинг того же Деникаева среди жителей Новоульяновска, согласно социсследованиям ОГБУ «Аналитика», выше, чем у Морозова. У Беспаловой и у первого лица области – одинаковые, что политически «некорректно». В команде Морозова привыкли считать, что рейтинг губернатора не может быть выше, чем у Путина. Соответственно и рейтинги глав муниципальных образований Беспаловой и Деникаева не должны превышать «морозовский».

Лишив двух последних зарплаты и отправив их, как говорится, «на вольные хлеба», команда Морозова решает сразу две проблемы: ликвидирует во власти своих конкурентов и полностью передает управление в этих двух городах под контроль своих «ручных» сити-менеджеров, оставляя при этом себе функции распоряжаться финансовыми потоками, имуществом и землей двух крупнейших муниципалитетов. Стоит предположить, что не просто так трудоустроился в мэрию и старший губернаторский сын Михаил, ничего в этом не смыслящий, но пытающийся курировать городские муниципальные предприятия.

С главой Димитровграда Николаем Горшениным у Сергея Морозова противоречий не было и не будет, последний всегда будет с губернатором согласен. Вопрос в другом: пойдет ли на пользу решение Морозова отправить на «вольные хлеба» глав трех крупнейших городов Ульяновской области? В том же Димитровграде назначенного из области сити-менеджера Юрия Чибисова даже депутаты Городской думы на рабочем месте видят очень редко, якобы он постоянно на совещаниях в Ульяновске. Что касается сити-менеджера Ульяновска Сергея Панчина, то для последнего предел возможностей – должность главы района, но никак не города. Единственное, что стоит констатировать: своим решением губернатор Морозов ликвидирует сложившуюся в этих трех города систему сдержек и противовесов, как и сам принцип разделения властей. Так что не исключено, что в скором времени местное самоуправление в Ульяновской области «прикажет долго жить», а в муниципалитетах останутся лишь «номинальные» и ничего не решающие главы да «ручные» сити-менеджеры. Одним словом, импотенция власти.

Ирина Казакова