Сб. Ноя 28th, 2020

Иван Мирошников: «Природа даёт свою поправку. Склон неустойчив»

Внутреннюю энергию закона обеспечивают силы вращения Земли, так называемые «силы Кориолиса». Для Ульяновска закон важен вдвойне – город стоит на двух таких реках, да ещё текущих в противоположных направлениях. Центральная часть города – водораздел между реками и, таким образом, с востока разрушается Волгой, с запада – Свиягой. Известна средняя скорость разрушения водораздела Волгой: 2 метра в год. У Свияги, конечно, много меньше.

Я в Ульяновске с 1959 года, то есть более 50 лет. За это время берег Волги сдвинулся на запад в среднем на 100 м, город лишился сотен гектаров своих драгоценных территорий. Главная форма действия закона – оползни. В периоды истории города, когда власти активно занимались этой проблемой, скорость разрушения падала резко; как только реальная работа заменялась словесной казуистикой, темпы уничтожения городских площадей столь же резко нарастали. Берегоукрепление, противооползневые работы – дело дорогое. Возникает самый большой вопрос – средства, где и как их изыскивать. И это понятно всем.

Но для того, чтобы в центральной части города вести осторожнейшую политику в вопросах застройки оползневых склонов и прилегающих территорий, нужны не столько деньги, нужна твёрдая позиция властей: малейшие сомнения в прогнозах возможных последствий предполагаемого строительства трактовать однозначно – в пользу нашего общего врага – оползня. Остановить оползневый фронт нельзя, но сбавить резко темпы уничтожения города – реально и в наших возможностях.

ЗАБЫТОЕ РЕШЕНИЕ

Однозначный ответ на такой злободневный сегодня вопрос: «Как застраивать южную сторону улицы Минаева на участке между улицами Гончарова и Железной Дивизии?» – дан ещё в 1967-70 г.г. в период подготовки Ульяновска к 100-летию со дня рождения В.И. Ленина. Заметьте: речь о значительной территории, в которой площадка «Пионер-Парк» – малая часть.

Тогда на проектирование и строительство объектов Ленинской мемориальной зоны были направлены в Ульяновск лучшие силы страны, в том числе и в области инженерной геологии. Отношусь к решениям того времени, тем более связанным с именем В.И. Ленина, с глубочайшим уважением.

Надо понимать: СССР, 100-летие В.И. Ленина – ни один, даже крупнейший специалист, в том числе и в ранге академика, не позволял себе никаких послаблений, ни легковесности анализа, ни, не дай Бог, какой-то недобросовестности в выводах – предельная мобилизованность и личное участие. Потому эти решения живучи во времени. Пример: решение 1976-70 г.г. по улице Минаева.

Согласитесь, оно уникально: вместо дикой плотной одноэтажной застройки возвели только два объекта – лёгкую каркасную Детскую библиотеку и распластанный Дворец пионеров. На остальной площади – зелёные насаждения. При этом по северной стороне улицы – обычная многоэтажная застройка. Удивительно? Ещё бы! Что, спецы не понимали ценности этих уникальных гектаров, открытых на водохранилище? Глупость, конечно!

Прежде чем принять решение, был проработан огромный фактический материал: результаты изысканий по всей территории (тогда так полагалось по нормативам), материалы изысканий под каждый из объектов, результаты работы дренажной системы, заложенной в 1952-56 г.г., опыт её эксплуатации и другие материалы.

Таким образом, фактическая обоснованность решения безукоризненна. Территория оказалась высшей категории сложности по инженерно-геологическим особенностям (подтверждено изысканиями последних лет). Выяснилось, что дренажная система, заложенная с целью защиты территории от разрушения оползнями, устарела, требует ремонта и обновления. Всего потока грунтовых и подземных вод она не перехватывает, оползневый склон насыщается водой и потому опасен.

Следует также учесть, что каждый из двух построенных объектов имеет собственный дренаж, сбросы воды их которых дополнительно нагрузили дренажную систему территории. Решение 1967-70 г.г. становится понятным: дренажная система территории стремительно стареет и нужно успевать ее ремонтировать и строить новые сооружения, чтобы обеспечить нормальную защиту территории. Решение оказалось пророческим. Постоянные сбои в темпах капитального ремонта действующих сооружений, почти прекратившееся строительство новых привели к тому, что дренажна система территории ныне уже не выполняет своих функций. Заметьте: без всякого дополнительного строительства.

Прошло 45 лет. Как изменилась инженерно-геологическая обстановка на территории? Позволяет ли она зачеркнуть решение 1967-70 г.г.? Итак: до развала СССР разумная оценка ситуации позволяла оставлять решение в силе. С наступлением эры «золотого тельца», когда всё продаётся, всё покупается и дело только в цене, на территории построены ряд объектов, непонятно как согласованных и разрешённых к строительству: несколько коттеджей, трехэтажный дом, строчка двухэтажных жилых домов, забито свайное поле гостиницы «Интурист», на грузовой восьмёрке гружёные фуры периодически сотрясают склон. Не забудем и мемориальный комплекс на площади 30-летия Победы. О состоянии дренажной системы сказано выше.

Вывод: инженерно-геологическая обстановка территории ухудшилась настолько, что в отдельных участках она близка к критической (например, зона грузовой восьмерки). Дальновидности решения 1967-70 г.г. остаётся только поражаться.

ОБ ОПОЛЗНЕ НА ГРУЗОВОЙ ВОСЬМЁРКЕ

Произошёл он, как известно, 5 апреля; разрушил дорогу и затронул весь оползневый цирк. Официально причинами оползня специалисты признали тёплую зиму и весенний паводок, в результате чего рыхлые отложения на склоне цирка были излишне насыщены водой и оползли.

Отсюда следовали два вывода:

– начавшееся строительство ЖК «Пионер-Парк» тут ни при чём;

– чтобы не допустить повторения оползня или его развития, нужно исключить насыщение грунтов склона водой, т.е. перехватить потоки грунтовых и подземных вод дренажами и отвести их в водохранилище.

Такая оценка создавшейся ситуации меня не устраивает и вот почему:

– главная причина оползня определена неверно (почему – другой вопрос);

– делается попытка из территории по южной стороне улицы Минаева между улицами Гончарова и Железной Дивизии вычленить стройплощадку как нечто отдельное, самостоятельное, изолированное в пространстве, где всё хорошо, а плохо, дескать, на прилегающих участках, за пределами стройплощадки.

Так в природе не бывает. Стройплощадка – органическая часть территории и все процессы, которые происходят на последней, протекают и в зоне строительства.

Но ближе к оползню. Давно известно из теории, что причин образования оползней три:

а) главная из них – подмыв склона; именно подмыв нарушает равновесие склона, лишает его опоры;

б) насыщение водой грунтов склона, то есть та причина, которая была официально признана главной;

в) деятельность человека.

Поскольку изложенное очень для нас важно, а пророков в своём родном отечестве, как известно, нет, сошлюсь на авторитет профессора Казанского федерального университета Венеры Латыповой. В своём докладе 20.04.2016 г. на ХV заседании Бассейнового совета Нижневолжского бассейнового округа профессор изложила указанные выше теории, а также сделала ряд других оценок. Основной вывод: официальная оценка главной причины оползня не соответствует действительности, а значит, программу мер борьбы с оползнем нужно также пересматривать.

Далее – коротко о причинах оползня на грузовой восьмёрке.

По сути главной причины – подмыву склона, оползень уникален. Практически при всех оползнях в Ульяновске подмыв происходит с востока – Волгой, с запада – Свиягой. На восьмёрке его выполнил безымянный водоток – то ли большой ручей, то ли маленькя речушка. Истоком ручья является сосредоточенный водовыпуск, полагаю – из дренажной системы. Подпитывают ручей, конечно, и грунтовые воды, разгружающиеся в него с оползневого склона. Водовыпуск действует давно – десятки лет. Полагаю, что оползень 1959 года – результат работы этого же ручья. Расположен водовыпуск ниже уровня дороги, в том месте, где происходили постоянные просадки грунта.

За десятилетия своего существования ручей пропилил в глинах ниже дороги настоящее ущелье глубиной 6-10 метров с крутыми, а местами обрывистыми бортами. Такие склоны долго не стоят, устойчивости никакой. Оба борта сползли сначала в русло ручья, а потом – по руслу, снося грунты основания оползневого склона. Склон потерял опору на большом протяжении и пополз вниз. Для нас важнейший факт – склон был готов к оползанию и находился в напряжённом состоянии. Почему? Ответ в оценке двух других причин оползня.

Вторая из них: вода на оползневом склоне, насыщение водой грунтов на склоне. Основная беда тут – неудовлетворительная работа дренажной системы территории – она не перехватывала всего потока грунтовых и подземных вод. Склон «насыщался» водой. «Помогли» в этом деле и тёплая зима, и весенний паводок, и последующая причина.

Третья, самая разнообразная: деятельность человека на склоне и прилегающих к нему участках.

Видов деятельности много:

движение по грузовой восьмёрке с сотрясением склона при проезде гружёных фур;

разворошённые грунты на стройплощадке;

изувеченный рельеф;

забивка свай, недопустимая в зоне оползневого склона;

плотины из переуплотнённых грунтов, образующиеся под домами на глубину забивки свай, вызывающие изменение направления потока грунтовых вод и приводящие к появлению их там, где ранее не было;

автомойки;

навалы грунта на бровке склона;

работа Горзеленхоза и т.д и т.п.

Всё это инженерно-геологическую обстановку территории, в том числе и стройплощадки, осложнило и в сумме обеспечило готовность склона в оползанию, что и случилось 5 апреля.

Потребовалось несколько суток, чтобы оползень сформировался, «уселся».

Теперь немного об оценке природой результатов расчётов устойчивости оползневого склона. Они в соответствии с требованиями нормативных документов должны быть выполнены на стадии проектирования по линиям, геологическим разрезам, начинающимся на урезе воды реки, водохранилища. Оценке, таким образом, подвергается весь оползневый склон.

В проекте жилого комплекса расчёты выполнены солидной организацией по трём линиям. И если строительство началось, результаты расчётов понятны: склон устойчив. Одна неувязка: на крайней к западу линии происходит оползень. Линия прямо пересекает тело оползня. Природа даёт свою поправку: склон неустойчив.

А далее просто: расчёты по двум другим линиям выполнены по тем же методикам с применением тех же программ. Имеем все основания результатам этих расчётов не доверять. В создавшемся сложном положении принцип безопасности обязывает принять наиболее тяжёлый вариант: склон неустойчив со всеми вытекающими отсюда последствиями.

И тут логично вспомнить решение 1967-70г.г.: какие спецы были, как далеко смотрели!

Кроме двух построенных тогда объектов, на территории, в том числе и на стройплощадке, без ограничений следует постоянно выполнять только один вид строительства: капитальный ремонт и строительство новых сооружений дренажной системы территории. Только при условии хорошей её работы можно сохранить на долгие годы очень важную для ульновцев территорию к югу от улицы Минаева на участке между улицами Гончарова и Железной Дивизии. Ещё раз сошлюсь, ради дела, на авторитет профессора Латыповой.

А как же грузовая восьмёрка? И что делать с оползнем?

Вопрос ясен в одном: нужно снять главную причину образования оползня – водоток, ручей. Его на склоне не должно быть, то есть нужно ликвидировать водовыпуск и строить новый, безопасный.

Если оставить всё по-старому, ручей переработает, размоет сползшие массы, доберётся до своего прежнего русла, а далее мы уже проходили – новые подвижки, новый оползень. Это надо?

Мирошников Иван Петрович,

инженер-геолог,

Почётный разведчик недр РФ,

заслуженный эколог Ульяновской области,

почётный строитель РФ.