Ср. Апр 14th, 2021

Инзенский ДОЗ и вятские лыжи. Как леса Ульяновской области стали собственными инвестициями бизнесмена Куприянова

На прошлой неделе районный суд Москвы вынес решение по уголовному делу в отношении экс-губернатора Кировской области Никиты Белых. Последнего приговорили к 8 годам колонии за получение взятки в особо крупном размере «за совершение действий в пользу взяткодателя и контролируемых им АО «Нововятский лыжный комбинат» и ООО «Лесохозяйственная управляющая компания», а также за общее покровительство и попустительство по службе при осуществлении Правительством Кировской области контроля за ходом реализации предприятиями инвестиционных проектов и ведении предпринимательской деятельности на территории Кировской области». Белых обвинение не признал, заявив, что сам он «действовал в интересах Кировской области».

Схема, из-за которой попал г-н Белых на нары – один в один с тем, что творится сегодня при реализации преоритетного проекта на базе Инзенского ДОЗ. Тут и покровительство, и попустительство, а вернее сказать, преднамеренное закрытие глаз на все, что творится в лесах области со стороны региональных чиновников. С одной лишь разницей – в Ульяновской области силовики пока никого со взяткой не задержали.

Два года назад инвестиционный проект по переработке древесины на базе Инзенского ДОЗ преподносился как в региональных, так и в федеральных СМИ как совершенно новый этап в развитии региональной лесной отрасли. Идейным вдохновителем сего проекта называли Вячеслава Кублика, а главным куратором, под чьим непосредственным руководством реализовывался этот «мега-проект», – бывшим министром лесного хозяйства, перекочевавшим по вполне понятным причинам в кресло общественника Александра Чепухина.

Проект подписывался как чиновниками федерального уровня, так и регионального, а также непосредственно руководством Инзенского ДОЗ. На уровне области ответственным за его исполнение считается губернатор Морозов, хотя фактически свои подписи под ним и приложениям к проекту поставили и бывший министр сельского и лесного хозяйства Чепухин, и его зам Братяков. Причем последний почему-то вместо Чепухина вынужден был расписаться под самым скандальным проектом освоения лесов, согласно которому вырубать лес оказалось возможно на особо защитных участках. Так не собирается ли нынешний председатель общественной палаты поступить с Морозовым, как поступили с Белыхом «коллеги» в Кировской области?

Итак, в 2016 году региональные власти заявили о новом приоритетном инвестиционном проекте – модернизации Инзенского ДОЗ, владельцем которого является бизнесмен Куприянов, еще 15% долей в обществе принадлежит немецкой компании ХОЛЬ-КОН ГМБХ. Уже на начальном этапе проекта, который региональные чиновники проталкивали с огромным трудом и втихаря через федералов, связанные с лесной отраслью люди говорили о нем, как о чистой воды мошенничестве, которое обязательно всплывет. Как заявлял тогда г-н Чепухин, Инзенский ДОЗ планирует влить в модернизацию 346 млн. рублей собственных инвестиций, в результате чего появятся более 200 новых рабочих мест, налоги, а соответственно, в бюджет когда-нибудь рекой потекут огромные деньги. Ничего этого не случилось, при этом ульяновские леса для самого инвестора Куприянова стали теми самыми инвестициями в собственный бизнес.

Практически сразу после принятия решения о поддержке Инзенского ДОЗ региональные власти заявили о присвоении ему статуса приоритетного инвестиционного, соответственно наградив предприятие, довольно успешно работающее на экспорт, всеми налоговыми льготами. И это был первый огромный финансовый бонус, который получило предприятие состоятельного бизнесмена Куприянова.

Второй последовал одновременно. Присвоение статуса приоритетного инвестиционного помогло региональному минсельхозу передать Инзенскому ДОЗу все оставшиеся еще свободными от аренды леса в регионе без аукционов и конкурсов. В результате такой щедрой поддержки региональными властями Инзенскому ДОЗу за мизерную арендную плату в 0,5 попенной платы при среднерыночной раз в 5 выше были переданы лесничества Барышского (8 147 га лесов), Тереньгулького районов (48 803 га лесов), а также Новочеремшанское и Мелекесское лесничества (47 874 лесов). Причем в первых двух, согласно таксации лесов, преобладает дорогостоящая сосна, и лишь в небольшом количестве присутствуют лиственные породы деревьев и березы. В Мелекесском и Новомалыклинском районах – осина, липа. И тут кроется первая нестыковка: Инзенскому ДОЗу при производстве фанеры, клеено-гнутых изделий и шпона файн-лайн требуется в основном только береза, и в меньшей мере сосны, но, согласно инвестиционному проекту, Инзенский ДОЗ после модернизации – то есть уже с 2018 года – должен перерабатывать все 100% древесины, пуская остатки в производство пелетт, древесного угля и отопление собственного производства.

Инвестпроектом в 2016 году предусматривалось строительство в Кузоватовском районе на базе филиала Инзенского ДОЗ нового производства ОSB-плит (http://www.lesprom.com/ru/news/ООО_ПФ_Инзенский_ДОЗ_построит_в_Ульяновской_обл__комбинат_по_выпуску_OSB-плит_62326/ ), однако год тогда начался с перевода сотрудников на 2/3 зарплаты, а некоторых вовсе сократили или отправили в вынужденные отпуска. Сейчас здесь вместо нового предприятия – лишь обычная база по распиловке деловой древесины на доски. Вроде как будут запускать новую линию по распиловке древесины. Что, собственно говоря, может делать любой из малых предпринимателей, занятых в лесопереработке и платящих по полной за аренду лесов. То есть ни о каких OSB-плитах теперь вообще речи не идет.

На самом Инзенском ДОЗе проверкой, которую провела прокуратура, установлено: инвесторы недовложили в производство из 346 заявленных миллионов более 59 миллионов рублей. Да и те, что вложили, оказались собственными лишь после продажи в том числе «деловой древесины». То есть по сути это страна своими федеральными лесами, которые отданы под распил за мизерную плату, инвестировала бизнес Куприянова.

Вся суть инвестпроекта, как и то, сколько и куда продавалось, видно из самой Концепции инвестиционного проекта. Как видим, годовая потребность Инзенского ДОЗ в лесе составляет 229 660 кубов. При этом дрова, которые продает ДОЗ для населения, и на которых зарабатывает, а не перерабатывает, составляют 82 280 кубов. Итого, даже при цене в 1 тыс. рублей за куб, ДОЗ зарабатывает 82 млн 280 тыс. рублей в год.

Еще чуть более 18 тыс. кубов балансов (верхняя часть дерева или кривые бревна, из которых не возможно выпилить качественную прямую доску) продается ДОЗом предпринимателям. Итого в общей сложности из 220 тыс. кубов древесины почти 50% распродается, а не перерабатывается.

Фото:

Фото:

Но все вышеперечисленное – сущие мелочи. Как говорится в инвестпроекте, фанкряж (лиственный и хвойный) в объеме 64 000 м3 в год должен поступать в полном объеме на собственное производство для изготовления фанеры, плоско – и гнуто-клееных изделий. Как рассказал наш источник, судя по электронной системе ЕГАИС, где можно четко проследить, какая древесина, в каком количестве и куда идет, Инзенский ДОЗ вопреки инвестпроекту и незаконно может продавать высококачественную деловую древесину. Причем в больших объемах. Речь может идти о сотнях миллионах рублей, вырученных не только от продажи сосны, но и в том числе и с продажи фанкряжа (березы, куб которой стоит 2 500 рублей, а китайцы покупают за все 5 000 рублей). Впрочем, cам Инзенский ДОЗ продажи свои и не скрывает, поскольку это очень сложно скрыть.

Фото:

Фото:

Пока официально прокуратура заявила о незаконной продаже более 3 500 кубов «делового леса» на сумму порядка 10 млн. рублей налево, хотя после всех многочисленных проверок речь может идти о сотнях кубов дорогостоящей сосны, проданной на корню, и сотнях миллионов рублей, заработанных незаконно. Кстати, одним из кураторов инвестпроекта является ранее осужденный бывший министр лесного хозяйства Вячеслав Кублик. По имеющейся информации, он официально трудоустроен на Инзенском ДОЗе и курирует лесозаготовки и лесников, которых он в свое время сам расставил по участкам. В региональном министерстве лесного хозяйства трудится его супруга Людмила.

С модернизацией, видимо, на предприятии тоже ни шатко ни валко дела идут. Из самого крупного в плане модернизации: закуплены новая современная линия лесопиления, несколько тракторов, модернизирована котельная, создан новый производственный участок по изготовлению пеллет. В цехе №1 основного производства отремонтированы существующее уже давно лущильное и сушильное отделения. В цехе №2 заменены фильтровальные элементы системы очистки и вентиляции. В цехе №3 возведен и оборудован новый участок шлифования со всем необходимым оборудованием и электрической подстанцией. На участке приемки и обработки сырья произведен ремонт варочных бассейнов, частичный ремонт кранового хозяйства. По сути, ничего сверхглобального.

Зато насколько глобальными оказались вырубки в лесах, которые были переданы в пользование без аукционов благодаря статусу инвестпроекта Инзенскому ДОЗу! Жители Ясашной Ташлы, мимо домов которых с самого раннего утра вереницами тянутся из леса тягачи с деловой сосной, летом насчитывали ежедневно до 25-30 в сутки, сейчас 15-20 единиц. Многие из них лес везут еще и прицепами, в основном – это автомобили с номерами 69 региона (Тверская область). Причем, со слов местных жителей, лес – в абсолютном большинстве сосну – увозят не в сторону поворота на Кузоватово, а по трассе в Самарскую область.

#video=nHOlJoaIJ0c#

Как рассказывают местные жители, за последние два года леса здесь вырублено столько, что уже видно поселок Силикатный Сенгилеевского района, а когда минувшей осенью сюда приезжали грибники, то они искренне возмущались отсутствием не столько грибов, сколько леса.

Местный житель Андрей Ушанов рассказывает: “Осваивают представители Инзенского ДОЗа местные леса с особым размахом и при полной поддержке региональных властей. Ни копейки с вырубленного леса Тереньгульский район и уж тем более Ясашная Ташла не видят. Не трудоустроен на работу на лесозаготовках ни один лесничий или простой житель Ясашной Ташлы, а все так называемое освоение лесов покрыто тишиной”.

Единственное, о чем уже сейчас можно говорить, так это о том, что, создавая проект под Инзенский ДОЗ, чиновники регионального минлесхоза заранее закладывали под него мину замедленного действия. Взять хотя бы Новочеремшанское лесничество, которое также отдано в управление Инзенскому ДОЗ.

“Согласно требованиям закона, под инвестпроект был разработан проект освоения лесов, получивший положительное заключение государственной экспертизы, – говорит местный лесничий. – При этом региональным минлесхозом не было не то что не учтено, не были даже запрошены мнение и предложения ГКУ Ульяновской области «Новочеремшанское лесничество». В следствии чего в проекте освоения лесов (получившем положительное заключение государственной экспертизы) запроектированы объемы лесохозяйственных, противопожарных и лесовосстановительных мероприятий в МЕНЬШЕМ объеме, чем предусмотрено Лесохозяйственным регламентом Новочеремшанского лесничества Ульяновской области, а так же Лесным планом Ульяновской области.

Кроме того, в проекте освоения лесов запроектированы в рубку лесные участки, запрещенные для рубки нормативно-правовыми актами РФ, а также Лесохозяйственным регламентом Новочеремшанского лесничества. Так, в проекте освоения лесов предусмотрены в рубку для заготовки древесины лесные участки, являющиеся особо защитными участками (ОЗУ). К таковым относятся зоны массового отдыха, медоносные лесные участки, участки лесов вокруг глухариных токов, опушки лесов, граничащих с безлесным пространством, и прочие.

ОЗУ лесов имеют важное значение для выполнения берегозащитных, почвозащитных и других функций, вот почему здесь устанавливается особый режим использования лесов, предусматривающий запрет на сплошную вырубку древесины”.

Напрашивается вопрос: Как проект освоения лесов, представленный на экспертизу ООО «Инзенский деревообрабатывающий завод, мог пройти государственную экспертизу и получить положительное заключение государственной экспертизы при несоответствии предусмотренных проектом освоения лесов мероприятий по использованию, охране, защите и воспроизводству лесов целям и видам освоения лесов, лесохозяйственному регламенту Новочеремшанского лесничества (лесопарка), лесному плану Ульяновской области?

Получается, что ООО «Инзенский деревообрабатывающий завод» осуществляет использования лесов на основании незаконного положительного заключения, а наши чиновники Министерства сельского, лесного хозяйства и природных ресурсов Ульяновской области, которые напрямую должны быть заинтересованы в воспроизводстве лесов, их охране и защите, предотвращении незаконной вырубки леса, в данной ситуации предпочитают просто не замечать этого, закрыть глаза и абстрагироваться, преследую видимо свою выгоду и следуя на поводу и определенных лиц, нарушают требования норм действующего законодательства Российской Федерации.

Пока Прокуратура Ульяновской области потребовала возбудить уголовное дело лишь по трем фактам: незаконной продаже деловой древесины, ненадлежащем контроле региональных властей при контроле за исполнением инвестпроекта, а также несоблюдению графика инвестиций со стороны Инзенского ДОЗ. Однако нарушений может оказаться куда больше: никто пока не проверял процесс лесовосстановления, никто не интересовался, какое оборудование действительно поставлено на Инзенский ДОЗ и не включено ли старое оборудование под видом вновь приобретенного в план модернизации. Наконец, надзорным органам предстоит выяснить, куда же все-таки продается лес и на самом деле в каких объемах.

По сути, для Ульяновской области в 2018 году наступил момент истины, когда станет ясно, работает этот инвестпроект или нет. Либо губернатор ничего не знает о том, что происходит на Инзенском ДОЗе и с лесами в области, либо он принципиально закрывает глаза на все нарушения, то есть, как Белых, оказывает покровительство и попустительство по службе при осуществлении Правительством Ульяновской области контроля за ходом реализации предприятиями инвестиционных проектов. На деле Ульяновской области еще предстоит подсчитать тот ущерб, который могли нанести ульяновским лесам в результате этого инвестиционного проекта, не говоря уже о том, чтобы вскрыть все махинации при его реализации. Раскрыть все аферы подвластно лишь сотрудникам ФСБ: леса – федеральные, да и на скамье подсудимых могут оказаться слишком высокопоставленные чиновники регионального уровня.

Ирина Казакова

фото rasfokus.ru