Сб. Ноя 28th, 2020

Лидия Макарова из Ульяновска вместе с единомышленниками помогает находить «домашний причал» сотням бездомных животных

Я тоже туда ездила часто. Убирались, выгуливали собак, лечили, возили на стерилизацию. Сначала мы «вели» только этих приютских собак, но люди стали обращаться туда за помощью, мол, здесь собаку сбила машина, возьмите, а там щенков подбросили… Но ведь это же был не наш приют, и мы не могли что-то конкретное сделать для помощи.

В итоге пришли к выводу, что нужно разграничить помощь приюту и другие случаи. Сначала просто давали советы по лечению, как пристраивать щенков и котят. Затем создали группу в интернете – сейчас она называется «Группа помощи животным 9 жизней», а потом поняли, что надо отделять эту группу по приюту, которая просто пристраивает животных, а для помощи всем остальным нужен отдельный ресурс. Вот так, на «посиделках» в приюте (после очередной работы там) начали думать, как это сделать именно в Ульяновске. И сделали.

За все эти годы, по нашим подсчетам, мы помогли более 1500 собакам и около 3000 кошкам. Кого-то подлечили, кого стерилизовали, кому нашли родной дом, приспособили. В месяц обычно помогаем более 150 собакам, кошек гораздо больше – в городе их берут в семьи охотнее.

О спасении и помощи

Шесть лет назад, когда я и мои коллеги по духу решили организоваться и помогать бездомным животным, нас было 13 человек со всего Ульяновска. Сейчас – более 100, среди нас есть люди самого разного возраста, от студентов до пенсионеров. За это время мы создали отдельные группы в интернете помощи бездомным собакам, кошкам и группу потерянных и найденных животных.

О работе

Обычно неравнодушные люди звонят и говорят, где и с каким животным случилась беда, кого пристроить в добрые руки. Кому нужны лекарства и т.д. Например, на такой-то улице лежит на дороге сбитая машиной собака или там-то живет бездомное животное с котятами или щенятами. Мы, конечно, сразу спрашиваем – если это животное, пострадавшее от насилия или автомобильной аварии, смогут ли люди, позвонившие или написавшие нам, отвести его в клинику (при этом даем адреса ветклиник, поскольку со многими у нас есть договоренность оказывать помощь даже в долг). Если не могут или не могут хоть сколько-то оплатить медицинские услуги, то, естественно, начинаем искать таких людей среди наших активистов. Самое проблематичное в таких случаях – это, конечно, передержка животного на время его лечения – где оно будет. Тоже договариваемся.

Также занимаемся устройством брошенных или найденных животных. Обо всех у нас идет информация в массы – распространяем листовки и т.д. Но первым делом, конечно, мы просим помощь для этих кошек и собак. Хоть какую-то. Люди обычно смущаются помогать финансово, поэтому помогают лекарствами, кормами, одежкой для животных, поводками, ошейниками. Либо оплачивают счет в ветклиниках, с которыми мы сотрудничаем. Приезжают прямо туда сами и, поверьте, в Ульяновске таких добрых людей немало.

Брошенных животных или тех, кого хотят отдать в добрые руки, дабы они не оказались на улице, мы пристраиваем через интернет. Распространяем объявления везде, где можно. Еще говорим, просим, чтобы, если это найденное животное – покормили его, оказали ему минимальную помощь, что обеспечим глистогонным средством, средством от блох, оплатим стерилизацию и т.д. Вдруг тогда себе оставят, а это ведь уже здорово!

Фото:

О трудностях

Каждый из наших активистов, конечно же, занимается своим делом, работает. Бывает, что есть трудности со временем – когда нужно срочно все бросить и приехать за собакой или котенком. А еще то, что количество бездомных животных превышает количество активистов, которые могут им помогать. Так, например, сейчас бездомных собак намного больше, чем нас, кто может им помочь.

Увы, до сих пор местная власть в решении вопроса о бездомных животных не принимает никакого участия. И ничем не помогает. Мы неоднократно к властям обращались, ходили на встречи. А потом как-то руки уже опустили. Правда, осталась пара-тройка человек, которые пытаются чего-то добиться, пишут, обращаются к региональным и городским властям. Но пока ничего… В основном, наша власть прикрывается приютом в так называемом «Учхозе». Он там есть, но очень вялый. Там ухаживают за всем приютом всего 4 человека, животных не развивают, не окультуривают. Собаки там просто живут, чтобы прожить до своей кончины. И все. В Ульяновской области власти до сих пор не выделяют деньги на приюты. Нам говорят, что их отлавливают и везут туда-то… И усыпляют, если агрессивные или больные. Остальных якобы стерилизуют, прививают и выпускают на улицу. Но на самом деле их просто убивают на месте.

Мы очень долго думали по поводу таких приютов, но смотря на современные ужасы таких государственных приютов для бездомных животных, просто стали отказываться от этой идеи и больше склоняемся к тому, что необходимо выделение субсидий на массовую стерилизацию бездомных собак и кошек.

О себе

Я с детства, сколько себя помню, всегда была неравнодушна к животным. Вместе с мамой кормила брошенных котят, собак, помогала им. Ну не могу оставаться к ним равнодушной, ведь человек должен помогать своим меньшим братьям, а как иначе? Сейчас мне 29 лет, а сыночку четыре месяца. По профессии я архитектор. С нами живут три кошки и дворняжка, которых я взяла с улицы и две племенные собаки – немецкие шпицы.

О мечте

Мечтаю, чтобы каждый гражданин, который неравнодушен к проблеме животных, проявлял свою деятельность и хоть как-то помогал им. Я бы даже обратилась к противникам животных: ведь мы помогаем не только животным, но и людям – разбиваем собачьи стаи, которые могут нести опасность. Если бы ненавистники животных не только бы кричали и ругались, что им ненавистны собаки и кошки, а как-то помогали в этом деле, то, может быть, все было бы иначе.»

priderussia.ru