Сб. Июн 19th, 2021

Лихие 90-е: здесь и сейчас. В Ульяновске начался суд над ОПГ во главе с Шеяновым

Для последнего, с недавних пор и по вполне понятным обстоятельствам скрывающего свои родственные связи с младшим братом, вряд ли стало хорошим подарком ко Дню рождения, который депутат отмечает сегодня. Впрочем, не знать, чем «промышляет» Василий, старший брат Владимир вряд ли не мог. Братья как две капли воды похожи друг на друга, да и информация о возможной причастности обеих к ОПГ «Сапля» вряд ли на пустом месте могла возникнуть.

Гособвинение в суде поддерживает прокурор Игорь Рябов, обвиняемых защищают одни из самых опытных ульяновских адвокатов Руслан Абасов, Евгений Калашников, Сергей Логинов, Равиль Хасанов.

Василий Шеянов появился сегодня в зале суда в очках, которые, вероятнее всего, должны были придать ему интеллигентности и убедить присяжных в том, что перед ними не отпетый гопник и убийца. Под стражей вместе с Шеяновым в суде появился и его «сподвижник» по всем эпизодам уголовного дела и главный исполнитель Алексей Власов. Остальные обвиняемые – Антон Репин, Андрей Грачев из Новоспасского и Алексей Вершинин – находящиеся под подпиской о невыезде, явились в суд своими ногами и будут ходить в процесс как на работу. Последний, кстати, находится под госзащитой, поскольку «сдал», как говорится, всех подельников с потрохами, обеспечил себе явку с повинной и, соответственно, особое отношение следствия.

В арсенале ОПГ – убийство, незаконные лесные рубки и сбыт леса в особо крупном размере, угрозы насилия, «крышевание» бизнеса, вымогательство, незаконное хранение оружия… Впрочем, обо всем по порядку.

Громкое дело о незаконных рубках древесины в особо крупных размерах было возбуждено сотрудниками полиции еще в 2015 году. Тогда сотрудники ГКУ Ульяновской области «Ульяновское лесничество» выявили целый ряд незаконных рубок сосны на территории Ключищенского участкового лесничества. Следствию удалось доказать лишь пять эпизодов деятельности «черных лесорубов», хотя и этого, как выяснилось, хватило с лихвой, чтобы нанести ущерб государству на огромную сумму в 42,5 млн. рублей. Главные действующие лица – брат депутата Гордумы Василий Шеянов и его правая рука Алексей Власов. Схема, по которой действовали «черные лесорубы» – как под копирку. Наняв безработных местных жителей и обеспечив последних бензопилами и топорами, Шеянов с Власовым без особого напряга в течение полугода сколотили себе неплохое состояние.

Расходы у «коммерсантов» оказались минимальны – заплатить работягам да по 10 тысяч рублей с КАМАза за вывоз незаконно срубленного леса. Благо, везти особо далеко не приходилось. По большей части вырубленная сосна сбывалась тут же, недалеко, по фальшивым документам в Солдатской Ташле местному предпринимателю Геодакяну. Впоследствии фальшивые накладные на лес водителями по указке Шеянова уничтожались. В ходе следствия предприниматель Геодакян заявлял, что не знал о том, что лес ворованный, хотя в это трудно верится.

Кстати, то ли от уверенности в том, что Шеянову и Власову хищение леса сойдет с рук, и что у них все с полицией схвачено, то ли от недостатка ума, но последние в ходе следствия «накрутили» себе еще по одной уголовной статье – вымогательство под угрозой применения насилия, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере. Речь идет о тех самых водителях КАМАЗов, жителях Барыша трех братьях Лепенковых, которые вывозили из леса незаконно вырубленные деревья и доставляли его на пилорамы. Последние, как и стоило предположить, в ходе следственных мероприятий оказались «под колпаком» у силовиков и дали признательные показания: как вывозили лес, куда возили, о том, как уничтожали фиктивные документы, сколько получали за рейс…

Шеянов с Власовым через знакомых сотрудников полиции узнали их место жительства и, вооружившись карабином «Сайга», «забили» Лепенковым в Барыше стрелку, где стали последним угрожать, потребовав в качестве компенсации за нанесенный им «ущерб» в 1 млн. рублей. Лепенковы кинулись за спасением в полицию, о чем, собственно говоря, Шеянов с Власовым уже на следующий день были осведомлены.

Не исключено, что при такой дружбе с кем-то из силовиков, которые почему-то до сих пор для следствия остались не известными, уголовное дело по незаконной рубке древесины могло бы просто лечь мертвым грузом на полках этих самых «оборотней» в погонах. Если бы не убийство и внезапное исчезновение зятя одного из прокуроров Ульяновской области Дмитрия Еременко и найденный позже в доме у Власова карабин «Сайга». Последний стал, пожалуй, главным вещественным доказательством в ходе расследования убийства пропавшего предпринимателя.

Еременко пропал без вести 2 сентября 2016 года. Уехал якобы по делам в Большие Ключищи и не вернулся. Между тем главным идеологом убийства бизнесмена следствие считает Василия Шеянова, который, узнав от знакомого Вершинина, что Еременко в ближайшее время по просьбе неких коммерсантов хочет обналичить 1 млн. 750 тыс. рублей, разработал целую схему по завладению этой крупной суммой денежных средств.

Убийства Дмитрия Еременко могло бы не произойти, если бы не целая цепочка свидетелей, которые хотели «нагреться» и получить свои комиссионные проценты с обнала суммы, предназначенной для ремонта подъездного участка железной дороги к «Ульяновскому моторному заводу» на ул. Локомотивной. Желая получить часть денег налом, подрядчик обратился к знакомому Еременко с просьбой помочь обналичить половину суммы. Еременко, в свою очередь, обратился к другому своему знакомому – Алексею Вершинину, который как раз на этом специализировался. Последний слил информацию о предстоящих операциях Шеянову.

По признанию Вершинина, который, собственно говоря, написал явку с повинной, Валерий Шеянов разработал нехитрую схему: выманить Еременко в Большие Ключищи под предлогом встречи с заказчиком строительных работ для осмотра объекта будущего строительства. Предполагаемым «заказчиком» должен был стать Власов, который должен вывезти Еременко в скрытое место и там убить. Самому Вершинину, в общем-то, надо было просто потом рассказать интересующимся людям о том, что он деньги обналичил и передал Еременко, отвез того до Больших Ключищ и оставил, мол, у любовницы.

Вершинин якобы отказывался как мог, прекрасно понимая, чем может закончиться для него такое соучастие, но угрозы расправы с ним и его семьей якобы оказались для него более весомым аргументом. В конце концов, у каждого есть право выбора, и Вершинин пошел на «сделку с дьяволом», хотя мог бы пойти в полицию.

Убийство Еременко прошло как по маслу, без каких-либо внештатных ситуаций. Вершинин привез Еременко в Большие Ключищи, где последнего в роли заказчика на некие строительные работы поджидал Власов. В багажнике последнего лежал тот самый карабин «Сайга», которым он уже запугивал водителей грузовиков Лепенковых. По плану поехали на объект, но не доехали. Власов свернул свое авто в ближайший лес рядом с Пониким Ключом, где, собственно говоря, и убил Еременко. На следующий день Власов с Вершининым вернулись на место убийство и закопали труп.

Ну, а дальше все шло как по сценарию: всем, кто интересовался Дмитрием Еременко, Вершинин рассказывал одну и ту же историю. Директору фирмы-подрядчика, которая перечислила 1 мл. 750 тыс. рублей для обнала, «легенду», что, мол, деньги обналичил и передал Еременко, которого отвез в Большие Ключищи якобы к любовнице. То же самое Вершинин рассказывал и родственникам Еременко, следователям, которые начали искать предпринимателя по заявлению супруги. Но со временем в ходе следствия Вершинин, загнанный в угол неопровержимыми доказательствами его причастности к убийству, пошел на сделку со следствием и написал явку с повинной.

Признал свою вину в убийстве Еременко и Власов, но в ходе следствия выдвинул свою «легенду»: когда заехали в лес, Еременко из любопытства якобы нашел в его машине карабин «Сайга», Власов пытался выдернуть из его рук карабин, но тот дернул и получился выстрел. В общем, Еременко нечаянно дважды самозастрелился. Причем один выстрел пришелся ему в грудь, второй, контрольный, в голову.

Последние эпизоды рассматриваемого судом присяжных в облсуде уголовного дела в отношение ОПГ касаются вымогательства денежных средств у предпринимателей. Здесь главными «действующими лицами» кроме Власова являются жители Новоспасского Андрей Грачев и Антон Репин. Причем тут «генератором» идеи выступил местный “авторитет” Грачев. Репину с Власовым отводилась роль исполнителей. Последние, прикрываясь своими связями с крутой ульяновской ОПГ (не исключено, что «Сапля»), должны были застращать бедных предпринимателей до того, чтобы те сами побежали к «местному авторитету» Грачеву за помощью. Незаконный охранный бизнес, а проще говоря, «крышу» Грачев был готов обеспечить местным предпринимателям за сущие копейки – 20 тыс. рублей в месяц.

В общем-то, план сработал. Репин приехал в магазин автозапчастей одного их местных предпринимателей, потребовал деньги за «крышу», иначе, мол, приедут из Ульяновска крутые парни и ему вообще несдобровать. Поинтересовался, знает ли тот кого из местных авторитетов, на что предприниматель заявил, что знает Грачева и у него есть его телефон. Дальше спектакль был разыгран по сценарию: Репин позвонил Грачеву, поговорили, а потом Грачев как ни в чем не бывало приехал к предпринимателю и заявил, что все решил, тот может спать спокойно, и теперь он его «крыша». Причем всего за 15 тыс. рублей ежемесячно.

Первую «получку» троица подозреваемых в вымогательстве поделила по 5 тыс. рублей на брата, и уже буквально через несколько дней точно такой же сценарий с вымогательством еще 15 тыс. рублей пытались провернуть в отношении еще одного местного предпринимателя. Но, видимо, перегнули палку, да и за деньгами к предпринимателю ни Грачев, ни Власов с Репиным по понятным причинам так и не приехали.

В общей сложности подсудимому Василию Шеянову вменяется 5 эпизодов ч.3 ст. 260 (незаконная рубка древесины), 5 эпизодов ч. 3. ст 191.1 УК РФ (хранение, перевозка, переработка в целях сбыта или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины), организация подстрекательство и пособничество в убийстве с целью скрыть другое преступление, которое может закончиться для него пожизненным сроком. Ко всему этому может добавиться мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия (ст 222).

Подсудимому Алексею Власову тоже может грозить до пожизненного лишения свободы. Ко всем вменяемым Шеянову эпизодам Власову как непосредственному исполнителю убийства добавят ч.2 ст 105.

Находящемуся под госзащитой Алексею Вершинину вменяется ч. 4 ст 159 УК РФ (мошенничество). Причем, по признанию самого Вершинина, тот пошел на противоправные действия под угрозой расправы с ним и его семьей со стороны Шеянова.

Еще двоим подсудимым – жителю Новоспасского района, местному «авторитету» Андрею Грачеву и Антону Репину, которые вместе с Власовым пытались “крышевать” двух новоспасских предпринимателей за 15 тыс. рублей, вменяется ст. 163 УК РФ (вымогательство).

Ирина Казакова

фото dsnews.ua