Сб. Окт 24th, 2020

Мастера доения «священной коровы». Как предприниматели региона оказываются должниками самих себя

С тысячами редких раритетных изданий, с грампластинками и редкими старинными чемоданами, которые Павел начал собирать совсем недавно (есть даже старинный столетний американский). Но нашему порталу в начавшийся в России Год литературы пришлось говорить не о чтении. Речь зашла о «священной корове». И о том, кто и как ее «доит». И в каких пропорциях и кем эти «надои» потом разбавляются.

«Священной коровой», если кто запамятовал, губернатор Морозов уже неоднократно называл региональный бизнес. Ионов с прошлого года имеет к областному предпринимательству самое непосредственное отношение. Юрист по образованию, он в мае 2014-го возглавил Центр развития предпринимательства Сенгилеевского района. С ненормированным рабочим днем и основной задачей, поставленной главой района Александром Бердниковым — поиск и сопровождение инвестиционных проектов.

А уже в декабре прошлого года обратился в Ленинский райсуд Ульяновска с иском «об обязании заключить трудовой договор и о взыскании заработной платы, социальных начислений и морального ущерба».

Долг

В качестве основного ответчика в исковом заявлении значится АНО «Региональный центр поддержки и сопровождения предпринимательства». И руководителем данной организации – это самое непонятное и обидное для Павла – является его давний товарищ и однокурсник по юрфаку ульяновского госуниверситета Руслан Кашперский. Ходя до этого ни со стороны однокашника, ни со стороны его тезки, другого давнего знакомца Ионова, руководителя корпорации по развитию предпринимательства Ульяновской области Руслана Гайнетдинова ничего не обещало никаких проблем. В результате последний самоустранился. А бывший друг стал проблемой № 1.

Произошло это так. Руслан Кашперский был назначен руководителем регионального центра поддержки и сопровождения предпринимательства в июле 2014-го. Он сменил на этом посту Павла Антонова, с которым Ионов и договаривался об основных условиях работы в Сенгилее. Правда, тогда договор так и не был заключен, хотя обязанность по его заключению лежит на работодателе, что и было подтверждено судом. Еще тогда Павел передал своему тезке Антонову скорректированный и отличающийся от типового трудовой договор, ведь он изначально планировал координировать деятельность предпринимателей района частично «в удаленном доступе», наезжая в райцентр два раза в неделю, а в остальные дни выполняя иные поручения второго учредителя в Ульяновске. Согласно достигнутой договоренности Ионову назначалась зарплата в 25 тысяч рублей, для чего гарантировали перечисление 40 тысяч рублей с учетом уплаты налогов в фонды социального и пенсионного страхования в ежемесячно из средств, заложенных на это в областном бюджете.

Сменивший Антонова Кашперский все прежние договоренности подтвердил. Хотя на вопрос, кто подпишет договор задним числом – он сам или Антонов – ответил уклончиво: мол, разберется с этим вопросом. Ионов другу поверил, но, как выяснилось, преждевременно. В октябре Руслан заявил однокашнику, что от практики заключения трудовых договоров решено вовсе отказаться. Таким образом, год заканчивался, а Павел ни копейки за свою работу так и не получил. Хотя до октября отработал честно. По неподписанному договору. Более того, не уволен до сих пор. Таким образом, накопившаяся сумма задолженности к января 2015-го, согласно решению Ленинского райсуда, составила без малого 178 тысяч рублей. Вот только получить эти деньги Ионову надлежит с… самого себя. Но об этом чуть позже. Обязанность же по заключению договора была возложена на руководителей обоих учредителей Центра и на главу района Бердникова и на директора регионального центра Кашперского.

Причину возникших разногласий и непоняток сам Павел видит в странных «подковерных» играх. И еще в своем несогласии играть по «правилам».

А «правила» впечатляют. В том, что требования регионального Центра к «ячейкам» на местах явно завышены, Ионов разобрался быстро. Чтобы быть «на хорошем счету», от него требовалось ежемесячно направлять в Ульяновск десятки сопроводительных документов по различным видам районного предпринимательства. Их число явно превышало количество «живых» и обратившихся за помощью в районный центр предпринимателей. И думается, что откровенные приписки по количеству помощи, оказанной предпринимателям, для регионального департамента в порядке вещей. Зато показатели в Москву, на стол высокому начальству лягут «красивые», и, глядишь, Ульяновская область вновь попадает в первые строчки какого-нибудь инвестиционно-предпринимательского рейтинга. Да и финансирование региональный департамент предпринимательства получает на каждую такую «мертвую душу».

«Дань»

Куда больше времени ушло у опытного юриста Павла Ионова, чтобы разобраться, почему по 10 тысяч рублей ежемесячно с присылаемых ему 40 тысяч он должен отправлять обратно. Куда и кому уходит эта «дань», он до сих пор может только догадываться. Еще позже, более детально изучив явную и тайную бухгалтерию Центра, Павел с удивлением обнаружит, что из областной казны областной центр поддержки предпринимательства на финансирование бизнеса в районах области в прошлом году получил 600 тысяч рублей на каждый районный центр. В 2015-м эта сумма выросла на треть от прошлогодней.

На правах товарища по универу он начал задавать однокурснику «неудобные» вопросы. На которые тот отвечать не смог. Или не захотел. Предпочитая держать Ионова «на коротком поводке» и «кормить завтраками». Узнав про инициированный Павлом судебный процесс и вовсе осерчал. И практически перестал выходить на связь.

Последнее обещание, которое Ионов услышал от Кашперского, прозвучало в октябре. Ему пообещали 270 тысяч до конца года. Но уже через полторы недели Павлу перезвонили из головной бухгалтерии и «металлическим» голосом сообщили, как о подачке, о сумме в 70 тысяч рублей за два месяца. Попытки связаться с Гайнетдиновым тоже успеха не принесли. Руслан Шевкатович, похоже, вообще не в курсе «приписок» и «откатов», которыми промышляют в ведомстве его тезки. Он предпочитает бодро докладывать главе региона и в СМИ о громких успехах регионального предпринимательства. И никто не замечает, что к полупустому вымени «священной коровы» присосалось столько народа, что он вот-вот вовсе опустеет. Вряд ли подобная ситуация только в Сенгилее. Просто Павел заговорил. Остальные молчат…

А что же с Ионовым? Он как человек порядочный и добросовестный продолжает работать. Не без гордости рассказывает о двух крупных инвестпроектах Сенгилеевского района: российско-китайском совместном предприятии по производству кирпичей, с дальнейшими планами по установке станции по генерированию электрической энергии из газа для нужд всего района и крупном московском производителе песчано-строительных смесей, планирующем построить новый современный завод. В центральном офисе прощаться с Павлом вроде бы не собираются. Но и денег платить тоже. Те самые 177,6 тысячи рублей задолженности по заработной плате суд, будто в издевку, постановил взыскать с… Центра развития предпринимательства Сенгилеевского района. То есть получить долг нанятый директор Ионов должен со своей же организации или по сути сам с себя. А у его районного Центра на счету тысяча рублей и из имущества – два компьютера и мебель. Даже если все продать, отдать долг Кашперского и Гайнетдинова самому себе не хватит.

Как только что стало известно, сегодня Павел Ионов был в срочном порядке вызван на совещание в Сенгилеевскую райадминистрацию, где ему заявили, что расторгают договор сотрудничества. Посовещавшись кулуарно, Бердников с Кашперским приняли решение уволить строптивого Павла Ионова с формулировкой “за неудовлетворительное выполнение работы”. Отметим, что до суда претензий к работе Павла у чиновников не было. Таким образом, теперь ему к уже имеющимся 175 тыс. рублям должны выплатить еще три месячных оклада.

Фото:

Фото:

Николай Владимиров