Вт. Дек 1st, 2020

Опорочить честь и достоинство не удастся. Народные избранники оградят себя от неугодных журналистов

В первоначальном его варианте нельзя было порочить честь и достоинство народных избранников и множество других сомнительных пунктов. После кулуарного их подправления, ряд предложений журналистов был учтен, правда, окончательного документа никто из них так и не увидел. Но депутаты приняли.

Благо, на этот раз из документа исключена необходимость предоставления домашнего адреса журналиста. Зато определены правила поведения журналиста и даже его одежды: теперь на ЗСО в джинсах и джемпере вряд ли пустят. Журналистов обязали придерживаться делового стиля, то есть приходить как минимум в костюме, как максимум – в «гавриле».

Предложение журналистов предоставить беспрепятственный вход в здание парламентарии отклонили, объяснив это «режимным объектом».

– Зачем вообще нужна процедура аккредитации? – взял слово депутат Куринный. – И почему журналист по журналистскому удостоверению, предъявив удостоверение личности в соответствии с законом о СМИ, не может просто посетить государственный орган? Он это может сделать в соответствии с федеральным законом, в котором написано, что журналист имеет право посещать государственный органы и предприятия, органы общественных объединений либо их пресс-службы. Излагать свои личные суждения, оценки, распространять подготовленные им материалы и сообщения. К чему процедура аккредитации? Это дополнительные бумаги. У нас даже по действующим законам, если наша деятельность законодательного органа региона является открытой, любой журналист как представитель общественности имеет право прийти в законодательное собрание и даже принимать участие в работе, освещать его деятельность. А теперь прописали, что только аккредитованный журналист имеет право посещать.

#video=i0S9fU0q6PM#

Но абсолютное единороссовское большинство Куринного не слышало и даже не хотело вникать в существующий Закон о СМИ.

– Лично я вижу процедуру аккредитации как дополнительную возможность получения журналистом информации. Аккредитовалось средство массовой информации, – говорит Алексей Куринный, – значит оно получает рассылку нашей повестки дня, вопросов, обсуждаемых на комитете. В этой части помощи журналистам процедура аккредитации является нормальным явлением, но когда аккредитация становится условием работы здесь журналиста – это абсолютно неверно. Абсолютно неверно, когда с журналиста требуют формировать положительный образ ЗСО в целом. Речь идет просто о том, чтобы он не переступал границы дозволенного, не нарушал порядок, не должен нарушать закон в часть каких-то порочащих сведений, но это вопрос гражданского судопроизводства. На мой взгляд, любой журналист сегодня который имеет журналистское удостоверение, который имеет связь со средством массовой информации, имеет право присутствовать на свободном открытом заседании ЗСО точно так же, как и выражать свое мнение. Но усложнение и введение дополнительных бумаг должны быть направлены только на то, чтобы сделать работу ЗСО более прозрачной. А кто хочет работать в режиме фриланс – пришел, послушал, записал, препятствовать им этой аккредитацией не надо. Не надо сравнивать ЗСО с Советом Федерации, Госдумой, у нас не 200 журналистов. У нас 5-6 по Ульяновской области наберется, тех, кто способны что–то освещать, работать. Ограничивать каким-то образом, вводить новые критерии.

Депутат Куринный заявил, что из тех 6-7 журналистов, которые подписали, мнение троих он знает точно: они недовольны процедурой аккредитации. Недовольны именно тем, что аккредитация является условием работы в Законодательном собрании.

фото ipls-russia.ru