Вс. Мар 7th, 2021

Отсутствие лекарств, увольнение, коллекторы. История борьбы за выживание матери с двумя детьми-инвалидами в Ульяновской области

Являясь инвалидом и воспитывая двух детей-инвалидов 11 и 16 лет, женщина угодила в типичные жернова современной действительности благодаря стандартному набору из бессовестных чиновников, алчного работодателя и безжалостных банков вместе с коллекторами-беспредельщиками. Будучи представителем самых незащищенных слоев населения, мать-одиночка вместо помощи от органов соцзащиты сначала попала под административный пресс, а потом в долговую яму, из которой выбраться самостоятельно уже не смогла. От суицида женщину останавливает лишь страх за детей, которые могут остаться одни и попасть в детский дом.

Елена Карлова родилась и жила в Ульяновске, однако ей пришлось уехать из города после рождения детей. Старший сын с бронхиальной астмой постоянно попадал в реанимацию, и на одном из приемов пульмонолог сказал матери, что если они не переедут из города, то ребенка она потеряет. Врачи грешили на плохую экологию. Потом в семье появился еще один малыш. Так случилось, что в итоге Елена осталась одна с двумя маленькими детьми на съемной квартире. Муж уехал жить к родственникам в Казахстан, с тех пор никакой финансовой поддержки и алиментов женщина не видела. Сначала 4-месячного ребенка пришлось оставить на няне, и для того, чтобы прокормить семью, женщине проходилось трудиться на двух работах. В 2011 году Елена ради здоровья детей решилась на покупку квартиры в Железнодорожной Майне и переехала жить туда.

Так сложилось, что оба ребенка и мать страдают тяжелой формой хронической бронхиальной астмы. У младшего помимо этого имеется второе заболевание – тяжелая форма сахарного диабета. Сейчас женщина не работает, она сидит с ребенком, который находится на домашнем обучении, потому что оставить его одного нельзя. Семья живет на 7 800 руб в месяц – такую пенсию по инвалидности ей платит государство, плюс к этому на каждого ребенка мать тоже получает пенсию, но все деньги уходят на лечение и еду.

– Вчера Медведев по телевизору говорил, что у нас здравоохранение хорошее, уровень жизни поднялся. Народ нищает, а они отчеты поют. У меня у младшего ребенка такой тяжелый сахарный диабет, и мы остались один на один с болезнью. Нас никто не лечит, я лечу его сама. Ищу альтернативные методы, я пытаюсь искать выходы, но на все нужны деньги. Нам, чтобы в город съездить, нужно 146 рублей туда и 146 рублей обратно только на одного человека. Ни на продукты, ни на одежду денег не хватает. Старшему надо обувь, одежду. Сам он говорит, что походит пока в том, что есть, самое главное лечить младшего. Я не знаю, что мне делать, – едва ли не плачет женщина.

Мать-одиночка должна получать ежемесячно два жизненно важных препарата: инсулин и гормон «серетид мультидиск» для младшего сына, а также «серетид мультидиск» для старшего. Но лекарства выдают через раз. В сентябре, октябре, ноябре 2016 года инсулин не выдавали совсем. За рецептом на медикаменты женщина обращается в Майнскую районную больницу. Сейчас, справедливости ради отмечает Елена, с инсулином ситуация более-менее наладилась, а в прошлом году был сущий ад. Инсулиновых шприц-ручек хватает ровно на 30 дней. 30-го декабря 2016 года ей выдали препарат, в основе которого практически не содержалось необходимой доли самого инсулина. Это при том, что такой препарат в Майне получает только семья Карловых. В феврале состояние здоровья младшего сына резко ухудшилось, уровень сахара в крови поднимался до 20, поэтому ему пришлось перейти на самую жесткую диету. Ребенок сильно похудел, потому что жил практически на одной воде. В начале марта, после большого скандала, инсулин все-таки выдали.

Причиной задержки, как объяснили матери, послужили нестыковки в организации конкурсных процедур. Якобы министерством здравоохранения Ульяновской области были организованы конкурсы на поставку лекарств, и фирма-победитель снабдила аптеки некачественными препаратами. Контракт пришлось расторгнуть и повторить процедуру заново.

– Вы знаете, что такое, когда ребенок болеет? – говорит Елена Карлова. – Ты смотришь на него и не можешь помочь, ничем не можешь помочь. Потому что жизнь ребенка зависит от каких-то дядек и тетек. Знаете, я боюсь говорить, потому что сегодня только мне в больнице сказали, чтобы я никуда не ездила и никуда не ходила и не просила.

Елена Карлова рассказывает, что 15 мая прошлого года ее сын попал в реанимацию. Отчаявшись, женщина написала письмо губернатору с просьбой о помощи. Объяснила свою жизненную ситуацию. Пока у нее были силы, она проводила лечение детей за свой счет. Самостоятельно возила детей на море. Но справиться с тяжелой формой сахарного диабета и астмы сразу у двоих детей женщина не смогла. Детей нужно было срочно отправлять на лечение в санаторий.

В итоге у младшего стало падать зрение, руки были холодными и медлить было уже нельзя. 31-го мая было написано письмо губернатору, на которое пришел четкий и лаконичный отказ – лечение вам не положено. Ответ пришел за подписью начальника главного управления труда, занятости и социального благополучия Ульяновской области Екатерины Сморода. Чиновница даже не удосужилась вникнуть в суть ситуации. С недавнего времени, несмотря на отвратительную работу региональной соцзащиты и коррупционного скандала, г-жа Сморода пошла на повышение, возглавив направление международного и межрегионального сотрудничества в администрации губернатора, так что вчерашние проблемы ее не интересуют. Но мы напомним.

Связаться с губернатором у Карловой получилось через своих знакомых с телевидения. Она обратилась к ним с просьбой, чтобы те проинформировали Морозова о необходимости содействия в получении путевок в санаторий, которые должно было выдавать Министерство здравоохранения и социального благополучия Ульяновской области. На очередной передаче «Первые лица» Морозову задали вопрос, можно ли помочь Елене Карловой из Майны. Глава региона пообещал разобраться и буквально сразу после эфира связался с женщиной.

Сергей Морозов пообещал лично навестить Елену Карлову. Визит губернатора в гости был намечен на 7-ое сентября. Об этом узнали районные власти. Местные чиновники женщину в буквальном смысле затаскали, настоятельно просили не говорить Морозову ничего лишнего.

Особенно выделилась в этом деле чиновница департамента социальной защиты населения по Майнскому району. Г-жа чиновница прямо сказала Елене Карловой: «Ты не забывай, ты женщина одинокая, и детей забрать у тебя труда нам не составит».

– Сказала, чтобы я не открывала рот, и никому не жаловалась, – говорит Елена.

Сергей Морозов приехал в назначенный день. В ходе беседы он поинтересовался, как она купила квартиру в двухэтажном стареньком доме. Карлова честно ответила, что жилье было приобретено на кредиты. 130 тысяч женщина взяла на кредитные карты в банке «Тинькофф» и 50 тысяч в «Русском стандарте». Другие банки кредиты давать отказывались. Поскольку проценты бешеные, выплатить их у женщины не получается, очень тяжело.

Губернатор выслушал и сказал, что надо помочь. «Это дети не должны жить плохо», – сказал Морозов.

– Я ему поверила, честно, он хороший был, такой искренний, единственному чиновнику, – рассказывает Карлова. Морозов поинтересовался, какой общий долг по кредитам. Женщина сообщила, что общая сумма задолженности составляет 200 тысяч рублей.

Сергей Морозов повернулся к Смороде и распорядился, чтобы та на следующий год заложила в бюджет деньги и помогла Елене Карловой. Помимо этого, семье была выделена помощь на путевки в сентябре. Буквально через неделю на счет Карловых поступило 143 тысячи рублей, которые позволили женщине свозить детей в лечебный санаторий на 21 день. Лечение младшему сыну помогло, по словам матери, после моря он буквально ожил.

До декабря 2016 года Елена Карлова своевременно платила по кредитам. Сумма ежемесячной выплаты составляла 13 000 рублей. В январе 2017 года по причине покупки ребенку инсулина на свои деньги платеж банку перечислить она не смогла. А тут еще и потеря работы после того, как она осмелилась подать жалобу губернатору Морозову.

– Вы знаете, я потом пожалела, что обратилась к губернатору и попросила помощи, – сдерживаясь, чтобы не заплакать, рассказывает Елена. – После этого мне жить не дают спокойно.

Как выяснилось, женщина девять месяцев работала кассиром в местной железнодорожной кассе. После визита губернатора Морозова руководитель железнодорожной майнской кассы, заместитель генерального директора ООО «Континент» Александр Масленников попросил находящуюся буквально на краю жизни мать-одиночку уволиться. Масленников предъявил Карловой претензии, что та собралась уйти в отпуск, чтобы поехать с детьми на море, не проработав полгода. Больные детишки мужика совершенно не волновали. К тому же руководство компании ООО «Континент» наплевательски отнеслось к губернатору Морозову, полностью дезавуировав его решение по отправке ребят в лечебный центр. Также замдиректора Александр Масленников заявил, что женщина зря рассказала губернатору, где она работает, поскольку у них могут быть проблемы.

Елена Карлова объяснила Масленникову, что соврать губернатору о месте своей работы у нее желания не было, но руководство это не интересовало. «Мы вынуждены будем с вами расстаться по приезду из санатория», – так было заявлено женщине.

По приезду с лечения Елена Карлова по требованию начальства написала заявление об увольнении и получила на руки трудовую книжку, где было написано, что она проработала в должности кассира 4 месяца. Это ее удивило, ведь трудилась она 9 месяцев. Куда из трудового стажа подевались остальные 6 месяцев, начальник объяснить не смог. Наверное, поэтому руководство майнской конторы ООО «Континент» очень боялось официальных визитов высоких гостей. Если трудовая инспекция вместе с налоговиками проведут тщательную проверку, то фирму ждут не только большие штрафы, но и уголовные дела – кто знает, скольких людей таким образом могли обмануть в этой компании. Жалобы на них Карлова писать не стала, просто потому, что на это у нее не было сил и времени.

В январе 2017 года Елене начали поступать звонки от службы взыскания банков. Звонили сразу из двух банков. Сначала общение было доброжелательным, сотрудники отдела взыскания выяснили подробности. Женщина как могла объяснила свое положение и попросила их войти в ситуацию. Ей пообещали, что все будет хорошо. В конце февраля от обоих банков посыпались угрозы, пошлые сообщения и звонки с предложением продать почку. Звонки поступают на телефон постоянно, они не прекращаются ни днем ни ночью. Елена старается не брать трубку, потому что нервы на пределе. В ответ идут смс-угрозы. Причем банки научились обходить закон о коллекторах, не оставляя следов. Все просто: cмс исчезают из телефона сразу после их прочтения, так что возбудить уголовное дело без предъявления доказательств полиция отказывается.

За последние пару месяцев женщина отправила несколько обращений на имя губернатора, но тот пока не отреагировал. Возможно, Морозов больше не обратит на Карлову внимание. В прошлом году его визит и рука помощи могли быть продиктованы необходимостью повышения собственного рейтинга в предверие губернаторских выборов. Хотя сама Елена пока надеется, что обещание Морозова было не пустышкой.

Редакция Ulnovosti.ru обращается к ряду ведомств, а именно в Прокуратуру Ульяновской области, к министру здравоохранения региона Павлу Дегтярю, в трудовую инспекцию и Управление Федеральной налоговой службы с просьбой проверить изложенные в статье факты и защитить интересы оказавшейся в беде Елены Карловой, помочь матери-одиночке выбраться из сложившегося ада. Защиту от коллекторов женщины со своей стороны взялся обеспечить руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков» в Ульяновской области, адвокат Дмитрий Бодров. А можно по примеру жителей Кемерово спасти мать-одиночку от коллекторов, собрав всем миром необходимую сумму для покрытия долгов в банках.

Егор Денисов

фото паникинет.рф