Ср. Окт 28th, 2020

Пластовскую премию сливают по-тихому? Как украинские беженцы «съели» ульяновскую «Нобелевку в сфере искусства»

Самое время вспомнить про широко разрекламированную полтора года назад и уже дважды отмененную Пластовскую премию. Вот только проведенное нашим порталом небольшое расследование показало: вспоминать про «Нобелевку в сфере искусства», как окрестили организаторы премии свое детище, губернатору Морозову и чиновникам облминкулта хочется сейчас меньше всего…

«Косячить» в погоне за дорогим пиаром Сергею Морозову приходилось уже не раз. Наступать дважды на одни и те же грабли главе нашего региона тоже привычно. Но вот вляпаться в одно и то же… трижды – такое даже для вечно бегущего впереди паровоза ульяновского губернатора за гранью политического фола. Однако, случилось. На официальном сайте МКФ в программе «Пластовской осени» восемь мероприятий за два дня. И ни слова про Пластовскую премию. Хотя еще год назад и губернатор, и министр искусства и культурной политики региона Татьяна Ившина разве что мамой не клялись, что в 2014 премия будет всенепременно. Более того призовой фонд обещали увеличить в полтора раза…

ОБЕЩАННОГО ДВА ГОДА ЖДУТ…

Вообще, для людей с короткой памятью, премиальная история началась в январе 2013 года. Тогда чиновничья камарилья из Ульяновска во главе с Сергеем Морозовым впервые презентовала Пластовскую премию в 500 тысяч евро. Для мировой общественности это был настоящий культурный шок. Ведь обещанный размер вознаграждения более чем в три раза превышал культовые премии Кандинского, Тернера и Марселя Дюшана вместе взятые. Да и презентация прошла не где-нибудь в Прислонихе, что было бы логично, а в лондонском аукционном доме MacDougall. Кстати, все еще за скобками вопрос «За чей счет банкет». Прокуратура пока не заинтересовалась, а на какие, собственно, деньги каталось в столицу Великобритании ульяновское чиновничество во главе с губернатором. Впрочем, и по поводу столь щедрого финансирования ульяновской культурной «нобелевки» вот уже второй год ясности не прибавляется. Надеялись на меценатов, но…

Без недели год тому назад наш портал уже задавал министру Ившиной «риторический» вопрос: где, мол деньги, Тань?.. И что с премией?.. Процитируем ответ Татьяны Александровны дословно:

– Премия имени Пластова в 2013 году вручаться не будет. Такое решение нами принято после достаточно долгого и непростого обсуждения этого вопроса, в том числе и с нашим художественным сообществом, с нашими московскими партнерами из Союза художников России, который является соучредителем премии. Одна из главных причин – мы не смогли в полном объеме доработать нормативный документ – Положение о премии.

Слишком оперативно было объявлено о столь большом количестве номинаций, о таком высоком призовом фонде. Было много вопросов к критериям, размерам, обоснованности, той или иной номинации. И мы поняли, что за такой короткий срок – шесть месяцев – подготовить качественное Положение, понятное и самим художникам, и тем, кто будет средства распределять, мы вряд ли сможем. Большой своей ошибкой мы считаем и кулуарное обсуждение всего, что касается премии внутри конкретно нашего министерства. Впредь мы вынесем все эти вопросы через СМИ на широкое обсуждение.

Перенести сроки вручения премии Пластова на следующий год якобы предложили сами художники. Вот правительство Ульяновской области и решило, что на данный момент регион не готов в полной мере предъявить художественному сообществу России и нашим международным партнерам качественный документ и структуру премии. Чтобы потом уже не было никаких вопросов. Ведь задача наша не просто раздать деньги, но и понять, кому и за что данная премия будет выдана. Пластовская премия абсолютно точно будет вручена в следующем году после устранения всех ошибок с нормативными документами. Ведь 2014 год – Год Культуры в РФ. Мероприятие состоится в сентябре в рамках следующего Международного культурного форума.

Не прошло недели с дня нашего разговора с г-ой Ившиной, как на тему премии оживился сам губернатор Морозов. Для начала заявил, что призовой фонд увеличен до 795 тысяч долларов. Таким образом, ульяновская премия оставила далеко позади престижные американские Hugo Boss Prize и Art Prize. И клятвенно заверил, что награждение художников со всего мира случится в Ульяновске осенью 2014 года, несмотря ни на что.

Тогда же пресс-служба облминкульта вслед за Морозовым и со ссылкой на Ившину сообщила в официальном «коммюнике»: с премией все идет по губернаторскому плану, ее вручат во что бы то ни стало. Над этим, дескать, сейчас работают губернатор и министерство.

ВИНОВАТА УКРАИНА?

Ну вот, до обещанных «несмотря ни на что» и «во что бы то ни стало» считанные дни – и тишина! Наш портал решает нарушить тишину. В фонде «Ульяновск – культурная столица», где формируют программу МКФ и соответственно «Пластовской осени», руководитель PR-службы Анна Пушкарева сообщила: «Пластовской премии в этом году не будет. Почему? Звоните Сергею Жданову…» Директор областного художественного музея, отвечающий за проведение «Пластовской осени», был немало удивлен нашему звонку:

– Я буду вам очень признателен, если свой вопрос вы зададите министру, – Сергей Борисович был обескуражен и искренен. – Да, был создан специальный Фонд поддержки изобразительного искусства. Планировалось, что он и займется Пластовской премией. Но на днях мне сообщили, что премиальных мероприятий в этом году решено не проводить в связи с рядом событий. Каких? Но, вы же все понимаете…

Поскольку как раз все было крайне непонятно, а сотовый Татьяны Ившиной либо отвечал короткими гудками, либо был вне зоны доступа, информацию пришлось собирать полуподпольно. На условиях анонимности источник в оргкомитете «Пластовской осени» коротко обрисовал ситуацию так. Официальная версия отмены – «из-за событий на Украине» и, как всегда, отсутствия денег. То есть, надо понимать, у измученного беженцами из «Новороссии» областного бюджета нет денег. В качестве помощи Фонд и министерство предложили организаторам… автомобиль для перевозки картин для организации выставки да оплату пролета и размещения пары ВИП-персон из Москвы. Пластовская премия не была заложена в региональный бюджет ни в позапрошлом, ни в прошлом, ни в этом году.

Рассчитывали, возвращаясь к обещаниям областной власти годичной давности, на меценатов. Еще год назад говорилось про «трудности в исполнении регионального бюджета и с привлечением спонсоров». А изначально одна из инициаторов премии, бывший культурный министр региона Татьяна Мурдасова бодро рапортовала: «На 50 процентов это региональные деньги. Еще 50 процентов – деньги бизнеса. Их дают бизнесмены-ульяновцы, как живущие и работающие на родине, так и за ее пределами, включая заграницу. Гарантом для них будет имя нашего губернатора…»

«Гарантия» не сработала ни год назад, ни сейчас. «Чехлиться» на Пластовскую премию под честное имя губернатора Морозова оказались готовы лишь пять-десять предпринимателей, близких к телу. И то, по слухам, те, кто в знак благодарности намеревался в очередной раз попросить «виртуальные откаты» в виде земель под строительство, здания и сооружения, гарантированную победу в многомиллионных аукционах…

В 2013-м, комментируя непонятки с премией, известный ульяновский живописец, заслуженный художник России Борис Склярук возмущенно сетовал: «У нас в области сегодня наших денежных мешков не растрясешь на меценатство настоящей реалистичной живописи… В своем Отечестве пророков нет…»

Даже личное вмешательство губернатора уже не в состоянии переломить ситуацию областной «Нобелевки в сфере искусства». Хотя год назад Ившина была готова божиться, что перенос Пластовской премии с 2013 на 2014 год это не вопрос отсутствия денег! Выяснилось – в нем, родимом. И поскольку красиво выйти из скандальной ситуации с громкой пиар-затеей ульяновского губернатора у региональных чиновников не получилось, они решили премию «замолчать», по-тихому списав все на Украину и беженцев. В следующем году, если эта позорно-скандальная история не забудется, найдут еще какую-нибудь причину. Но по факту позор остается позором. Только теперь это уже Позор мирового масштаба…

Артур Артёмов