Пт. Ноя 27th, 2020

Стоимость помещений гостиницы «Венец», выкупаемых областью у бизнесмена Герасимова под Художественный музей, может составить 150 млн рублей

Официально цена выкупаемых площадей пока не оглашалась. Тем не менее, журналист Ulnovosti.ru подсчитал, что при покупке заявленных 3000 квадратных метров по рыночной цене 50 000 рублей за один метр коммерческих площадей в центре Ульяновска региональное правительство вынуждено будет изыскать или взять в кредит примерно на 150 млн рублей. Сумма огромная и станет для налогоплательщиков в кризисный период непосильной ношей, но такие «мелочи» областное руководство нисколько не напрягают. Деньги на покупку все равно найдут, пусть даже через невыгодные кредиты, для этого и была создана легитимизирующая решение губернатора комиссия из двух десятков подконтрольных губернатору деятелей культуры. В их числе оказался директор Художественного музея Сергей Жданов.

О скандальном переезде из исторического здания на Венце на площади гостиницы наш портал написал неделю назад https://ulnovosti.ru/content/3/32522/ .

Фото:

Чтобы сгладить последствия от массового негодования жителей региона, команда губернатора Морозова в лице куратора культурных процессов в регионе Татьяны Ившиной решила придать процессу некоторую законность, ибо картина начинает развиваться в неприглядном для чиновников свете. Народ возмущен и готов отстаивать музей до конца. За поддержкой с просьбой взять под контроль ситуацию городская общественность обратилась к депутату регионального заксобрания Алексею Куринному. Вместе с представителем законодательной власти мы сегодня посетили директора Художественного музея г-на Жданова и задали ему несколько вопросов, касающихся будущего переезда.

Директор художественного музея г-н Жданов, руки которого были увешаны золотыми перстнями, массивной цепью и дорогими часами, скрыть которые он не только не пытался, но и демонстративно выпячивал на обозрение, оказался гостеприимным хозяином. Встретив на входе депутата, охотно согласился на диалог, ответив почти на все вопросы. При этом неприминул щегольнуть наличием образования и хобби, которое для экономиста-юриста стало работой. Антураж, в окружении которого заседал директор музея, только подчеркивал разноплановость музейного работника: портреты, искусственная елка, котик из папье-маше и инструкция по эксплуатации дорогого оборудования Yamaha.

Фото:

Фото:

– Мы пришли к выводу, что эти площади – «гостиница Венец» – на мой взгляд, как руководителя музея, кандидата экономических наук, могли бы быть использованы. Я по образованию юрист, по второму образованию экономист. Кроме того, у меня одна из самых крупных коллекция картин в регионе. Я коллекционированием занимаюсь всю свою жизнь. Там можно по-разному смотреть, площади от 2-х до 5-ти тысяч метров. Мне, как директору Художественного музея, для выполнения требований федерального законодательства необходимо три тысячи квадратных метров. Володиной надо пять тысяч метров. Мы понимаем, что сразу восемь тысяч мы не построим и не получим нигде. Покупка площадей – это не просто желание Жданова прийти на рынок и купить кусок мяса, – заявил о себе в третьем лице директор музея. – Этому предшествует ряд экспертиз: культурологическая, строительная, оценочная. Я не знаю ни условий сделки, ничего. Наверное, вам лучше обратиться к Мишину, поскольку он возглавляет департамент госимущества области.

#video=rJ_iSqCFgdo#

Когда господин Жданов выяснил, что в кабинете присутствует представитель Ulnovosti.ru, то не смог не высказать своего возмущения по поводу предыдущего нашего материала о переезде музея, причем апеллируя к не имувшему места факту https://ulnovosti.ru/content/3/32522/ .

– Писать везде и всюду это хорошо, но вы придите и спросите у своего работодателя, у своего учредителя между прочим, ведь Ившина никому не отказала в праве на вопрос. Никто не ходил к ней, не записался как минимум на личный прием, никто не написал письмо, но зато мы начинаем оскорблять друг друга через СМИ, через интернет, мы начинаем писать какие-то домыслы..

– А какие слова вас оскорбили, если не секрет?

– Меня?

– Да

– Если мы говорим про сайт «Улновости»? Хорошо, моя фамилия с маленькой буквы. Я вам хочу сказать вот так, господин из «Улновостей», что у меня четверо детей.

– Кроме опечатки что вас еще оскорбило?

– А, вы считаете это опечаткой? Хорошо, открываем сегодня «Улпрессу» – там написано, что Жданов холуй губернатора.

– Это «Улпресса»?

– Это «Улпресса».

– Так я вас спрашиваю на счет сайта «Улновости».

– Я вам просто говорю, я сейчас говорю о всех CМИ. Я всегда за то, чтобы писали, но, господа из «Улновостей», вы какой раз пришли в музей?

– Вообще-то он здесь работал, – вступился в защиту журналиста депутат Куринный, чем поставил директора музея в ступор и неловкое положение.

– Вы говорили, что в Заволжском районе вообще нет филиалов музея и они там необходимы. Тогда почему же рассматривается помещение в центре города, где филиалов и так много?

– Я вам хочу сказать и, наверное, даже многим будет приятно почитать из моих коллег музейных из Приволжского федерального округа, что Ульяновск входит в тройку ведущих по посещаемости музеев, – с гордостью заявил Сергей Жданов. – За год наш музей посещают больше 130 тысяч человек – это мы говорим только о Художественном музее. Мое желание – открыть в каждом районе – и за Волгой, и за Свиягой, и в Железнодорожном районе- что-то, что было бы очень интересным. Но на сегодня мы должны в первую очередь думать о соблюдении федерального законодательства, соответственно нам нужно около 3000 метров площадей, которые будут находиться здесь, чтобы исходя из транспортной доступности смогли мы показывать.

По всей видимости, тема переезда музея для Сергея Жданова является настолько больной, что говорить на нее он явно не хочет, а потому быстренько свернул ее в политическое русло.

– Увольняясь 20 лет назад из рядов вооруженных сил Советского союза, я увольнялся оттуда кандидатом в члены КПСС, поэтому полностью разделяю идеологические воззрения КПРФ. Я никогда не скрывал этого, – заявил неожиданно Жданов. – Практически на большинстве выборов голосую за КПРФ. Я не знакомился давно ни с программой КПРФ, ни с программой «Коммунисты России». На уровне ваших идеологических воззрений сегодня (обращаясь к Куринному) существует абсолютная биполярность. А мне бы хотелось, чтобы те же социальные левые силы, скажем так, были едины. В музеях идет тоже зачастую искусственная раздрань, потому что все музейщики понимают, что необходимо расширение. Все мы понимаем, что наши дети придут и захотят что-то увидеть.

#video=WK5Q7uZ6gAQ#

Стоит отметить, что никакой конкретной информации даже после пары проведенных заседаний экспертной группы, в которой г-н Жданов принимает непосредственное участие, он не предоставил. Или не хотел этого делать, ловко уводя разговор то в одну, то в другую сторону. Предполагаемую цену помещений в гостиничном комплексе «Венец» он, оказывается, не знает, во что, если честно, верится с трудом. Когда и будет ли вообще осуществлен переезд Художественного музея, Жданов тоже не ответил. Однако допустил такой вариант, согласно которому всю площадь второго этажа дома-памятника Гончарова может занять Краеведческий музей, который в настоящее время соседствует с художественным, занимая лишь первый этаж дома-памятника Ивану Гончарову. Это, по словам директора музея, будет зависеть от многих факторов. В том числе от того, чей дизайн выставочных пространств окажется интересней.

Депутат Законодательного собрания Ульяновской области Алексей Куринный, в свою очередь, высказал справедливое замечание: «Концепция должна быть понятной. Это не значит: мы сейчас купим, а потом определимся: что туда переведем или не переведем, подходит не подходит. Сейчас все происходящее выглядит именно так».

– Это шикарный профессиональный вызов! – обрадовался Жданов словам депутата. – Это так же, как и для вас, врача по первому образованию, когда какой-то нестандартный случай представился в вашей врачебной практике. Поэтому я говорю: «Да, безусловно, туда переезжает Художественный музей, будет осуществлено расширение площадей, но говорить, что мы съезжаем со второго этажа, образно говоря, и здесь будут какие-то посольства или кто-то еще, ну чтобы так говорить, это надо быть откровенно больным человеком, абсолютно не разбирающемся в законодательстве. Потому что даже если сильно сильно Морозову приспичило это, он не сможет это сделать юридически. Почему не могут понять этого некоторые наши граждане?! Ну, наверное, только потому что у них не хватает элементарного знания законодательства.

– Все четыре филиала Художественного музея находятся в отдельных зданиях. Можно ли в соответствии с законодательством организовать филиал в гостиничном комплексе «Венец»? – поинтересовались мы у Жданова

– Желательно, но не обязательно. Там так написано.

– Желательно, – пытался уточнить журналист.

– Там не написано «желательно», там написано о том, что музейные площади должны быть изолированы. В данном случае даже двойная дверь является изоляцией.

Такое заявление директора музея кажется, мягко говоря, странным. Если руководствоваться логикой Сергея Жданова, то теоретически экспонаты можно разместить и в сельском клубе. Главное, чтобы они были изолированы двойной дверью.

Будем надеяться, что Сергей Борисович в этот раз на нас не обидится, поскольку мы опираемся только лишь на его слова. Тем не менее, директор Художественного музея отказался дать гарантии того, что музей останется на тех площадях дома-памятника Ивану Гончарову, которые сегодня занимает. Более того, он заявил, что не имеет права давать такие гарантии.

– Концепция пока «размазана», – заключил депутата Куринный. – Нужны общие площади, нужны и Краеведческому музею, и художественному, но как это будет выглядеть в конечном варианте, пока никто не знает.

– Да, абсолютно правильно, – радостно согласился Жданов.

– Сергей Борисович, вы действительно уверены, что область найдет в кризисное время 150 млн рублей? Чтобы это не было сотрясанием воздуха.

– Вы знаете, я как директор музея должен сделать все, чтобы музей получил площади. Сделать для того, чтобы наши дети приходили смотреть произведения искусства в Ульяновске, а не в другом регионе.

В ходе диалога Жданов решил подловить Алексея Куринного на том, что депутат не посещает музеев. Задавался ли директор музея вопросом, насколько тяжело в графике между активной депутатской деятельностью и спасением жизней людей выбрать время на посещение картинных галерей? Скорее всего, нет, иначе таких глупых вопросов не задавал бы. И здесь, наверное, Жданов мог бы обидеться, но на правду, как говорится, не обижаются.

#video=hrrkcH5UxvQ#

Директор Жданов сидел перед нами, скрестив руки, на которых красовались золотой браслет, два перстня и, по всей видимости, золотые часы, что выдавало в нем все же больше коммерсанта, чем радеющего за музей культурного деятеля.

После посещения Художественного музея мы отправились в гостиницу «Венец» посмотреть на спорные площади. Буквально вчера здесь была комиссия – представители карманной общественности, лояльные архитекторы, художники, музейные работники, чиновники из департамента по культурному наследию и придворные СМИ. Все они с умным видом вышагивали по «убитому» помещению, смотрели на ободранные стены, свисающие провода…

Фото:

Фото:

Фото:

Фото:

Фото:

Архитекторы, почесывая бородки, прикидывали будущие барыши от Ившиной за заказ по дизайну помещения. Все кивали и поддакивали. Свое решительное «за» выражали архитектор Александр Варюхин, директор ульяновского драмтеатра Наталья Никонорова, директор Художественного музея Сергей Жданов и другие. Проправительственная коллегия, слившись в едином мнении, констатировала: «Берем».

Второй вариант с отрицательным мнением никем даже не рассматривался, что еще раз свидетельствует о безумном раболепстве даже в культурной среде, где издавна зарождались свободолюбие и стремление к личному мнению. В современной истории такого уже не будет, поскольку временщики, крепко держащиеся за свои кресла, давным-давно вытеснили из учреждений дух свободы, заменив его коммерческим интересом.

Между тем помещение будущего музея не имеет отдельного входа. Вход на второй этаж будущей галереи в настоящее время осуществляется только лишь через фитнес-центр, со стороны двора. При осмотре обещанных площадей и оценке их состояния стало ясно, что кроме примерно 150 млн рублей, которые область хочет потратить на покупку помещений, придется еще столько же или даже больше вбухать в ремонт, вентиляцию и дополнительное оборудование.

Несмотря на все это, команда губернатора Морозова проталкивает свое решение с завидным упорством, затыкая на своем пути рты всем, кто высказывает сомнения по поводу их затеи. Те, кто всерьез полагают о будущем переезде, являются больными людьми, – такой вывод делает Жданов. И в то же время сам не гарантирует, что его же Художественный музей могут вышвырнуть за порог. Следовательно, любое решение барина окажется правильным, а любое мнение извне – это мнение больных людей. Кроме того, денег в связи со сложным экономическим положением в казне нет и не предвидится. В наступившем году ужаться придется даже на более важные расходы. Весьма вероятно, что сделка будет обеспечена через огромный кредит, который область возьмет накануне возможного ухода губернатора Морозова. Часть денег в итоге может быть «отмыта» через куплю-продажу, а новому главе региона Морозов уготовит такой вот подарок – неприподъемный госдолг, расплачиваться за который будет не только следующий губернатор, но и мы с вами – налогоплательщики.

Сергей Донской