Пт. Июл 30th, 2021

«Тайны следствия». На вопросы читателей Ulnovosti.ru отвечает генерал-майор СУ СК по Ульяновской области Алексей Евдокимов

Накануне профессионального праздника наш портал провел онлайн-конференцию с руководителем Следственного управление СК России по Ульяновской области генерал-майором юстиции Алексеем Евдокимовым, который ответил на вопросы читателей. О том, как работает одна из ключевых правоохранительных структур региона, как отстаивает интересы государства и граждан, какие наиболее громкие дела были раскрыты ульяновскими следователями в минувшем году, читайте в нашем интервью.

– Алексей Михайлович, деление структур всегда связано с перераспределением полномочий. Три года назад СК окончательно выделили из структуры прокуратуры. Как оказались разделены полномочия?

– Фактически выделение следствия из структуры органов прокуратуры произошло раньше, в 2007 году, когда был создан Следственный комитет при прокуратуре, в 2011 году Следственный комитет окончательно стал полностью самостоятельным органом, подчиненным Президенту РФ. Это стало логичным завершением начатой реформы разделения надзорных полномочий, которые остались у прокуратуры, со следственной работой.

На сегодняшний день к нашей подследственности отнесено большинство наиболее тяжких и опасных преступлений против личности. Это и убийства, причем как умышленные, так и по неосторожности, изнасилования и другие преступления против половой неприкосновенности личности. Мы расследуем дела о бандитизме и экстремизме, о преступлениях против конституционных прав граждан на оплату и охрану труда. К нашему ведению перешел весь блок коррупционных преступлений, причем как в органах госвласти, так и в коммерческих структурах – получение и дача взятки, коммерческий подкуп, злоупотребление полномочиями госслужащих и работниками негосударственных организаций, а также преступления, совершенные депутатами, сотрудниками правоохранительных органов. В 2011-2012 годах полномочия Следственного комитета были расширены. Теперь к нашей компетенции относятся дела о налоговых преступлениях и рейдерских захватах.

Анатолий Николаевич [2014-01-10 16:14:06]

Алексей Михайлович, поздравляю вас с наступающим праздником, спасибо вашим ребятам за работу. Вот нам в последнее время все говорят, что преступность снижается. Вы уже человек немолодой и давно служите в следственных органах. Скажите, как изменился за последние годы характеры преступления, какие виды вышли на первое место – убийства или коррупция. Мне вот лично кажется, что стало больше насилия в нашем обществе.

– Спасибо, Анатолий Николаевич, за добрые слова в адрес наших сотрудников. Если отвлечься от конкретных тем, хочу сказать, что в минувшем году следователи действительно проделали большую работу. В истекшем году на территории региона всего было зарегистрировано чуть более 15 тысяч преступлений, это на 8% меньше, чем в 2012. Незначительно, но также снизилось количество тяжких и особо тяжких преступлений – их было совершено чуть более 3,5 тысяч. Почти на 20% меньше совершено убийств и покушений на убийство. Но следует честно признать, что немного снизилась и раскрываемость этих преступлений. При этом в 2013 году выросла раскрываемость фактов причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть. Почти на четверть выросло количество преступлений, жертвами которых стали несовершеннолетние – и эта цифра одна из самых тревожных в уголовной статистике по нашему региону. Думаю, этой проблемой должны озадачиться не только правоохранительные органы, но и органы системы профилактики, образовательные учреждения. К сожалению, приходится констатировать, что выросло, хоть и незначительно, количество изнасилований. При этом их раскрываемость составила 100%, т.е. не осталось ни одного нераскрытого изнасилования. Но нагрузка на следователей при снижении уровня преступности не снижается, а растет. За двенадцать месяцев 2013 года следователями окончено 1303 уголовных дела, большинство из них направлено в суд. По делам, находившимся в производстве следователей Следственного комитета, к уголовной ответственности привлечено 1350 человек. Сотрудниками управления за год рассмотрено более 2 тысяч обращений граждан и более 7000 сообщений о преступлениях, по которым приняты процессуальные решения. На личный прием к должностным лицам управления обратились более 500 жителей нашего региона, все они получили грамотные и полные ответы на поставленные вопросы. При этом нужно учесть: у нас в региональном СК работают всего 80 следователей, почти половина из которых – молодежь, пришедшая на работу уже после образования Следственного комитета. Иной раз я сам удивляюсь – заходит следователь, которого я, казалось бы, совсем недавно принимал на работу, а у него на погонах уже капитанские звездочки. Только по ним замечаешь, что прошло уже 6-7 лет, как он здесь работает. Конечно, есть уже довольно опытные и «сильные» следователи по особо важным делам, как, к примеру, В.В. Саенко и А.В. Чунихин, специализирующиеся на экономических преступлениях, или… С.В. Хутарев, который довел дело по ДТП Саса до суда. Это, кстати, одно из наиболее громких дел, которые в этом году были переданы в суд. Есть перспективные сотрудники и в районных отделах: А.В. Кильдин в Ленинском, С.В. Симанский в Заволжском, К.В. Логинов в Железнодорожном, В.Р. Новрузов в Засвияжском отделе, А.Ш. Хисямов в Димитровградском. Считаю, что в целом результат работы нашего регионального Следственного управления не плохой, поэтому хочу высказать слова огромной благодарности тем парням и девушкам, которые работают не за страх, а за совесть. Что касается общего состояния преступности, я о нем сказал выше – количество регистрируемых преступлений, в том числе тяжких и особо тяжких, у нас снижается. По-моему – это объективные цифры.

Кузнецов [2014-01-10 18:39:32]

– Интересно, в СК существует палочная система по раскрытиям?

– Палочной системы в Следственном комитете нет. У нас есть государственная и ведомственная статистическая отчетность. Отчетность и количественные показатели в той или иной форме есть в любой работе, от этого никуда не денешься. Плохо, если гонка за ними становится основным стимулом к выполнению своего долга.

– Алексей Михайлович, какое дело, которое вы раскрывали, запомнилось вам на всю жизнь?

– Дела разные были. Каждое – не похоже на предыдущее. А вот в памяти почему-то особенно запомнилось убийство в Заволжском районе, я был тогда еще стажером следователя. Муж – сотрудник ВОХР, ушел с поста с карабином и дома застрелил свою жену. Помню, это был мой первый выезд на серьезное преступление, пусть даже в составе следственной группы. Тогда по его задержанию целую операцию проводили.

– За годы работы в следствии вы практически ежедневно сталкиваетесь с убийствами. К этому можно привыкнуть?

– Нет. К убийству привыкнуть нельзя. Выезжать на подобные происшествия всегда тяжело. В минувшем году в Ульяновской области произошло 99 подобных преступлений. То есть раз в 4 дня наши следователи сталкивались с криминальной смертью. Кроме того, было осуществлено более 500 выездов по сообщениям о смертях, оказавшихся не криминальными или квалифицированным по другим статьям Уголовного кодекса. А видеть родственников – жену, детей, матерей рядом с телом убитого человека – тяжело чисто психологически, это всегда пропускаешь через себя.

– По-вашему, какие уголовные дела оказались наиболее громкими в минувшем году?

– Наверное, прежде всего, это раскрытие преступлений 10-15-летней давности. За двенадцать месяцев 2013 года следственным путем мы раскрыли 82 таких преступления, среди которых =тяжкие и особо тяжкие. Мы задержали как заказчика, так и исполнителя покушения на председателя регионального отделения Всероссийского Азербайджанского конгресса. Среди других громких дел я бы отметил уголовные дела в отношении заместителя начальника Средне-Поволжского Управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Александра Соловейчика и его соучастницы Ирины Казариной, осужденных к длительным срокам лишения свободы за получение взяток. Перед судом предстали и члены преступной группы, в состав которой входила бывший министр Шаипкина, к уголовной ответственности привлечены несколько глав муниципальных образований, растративших бюджетные средства. Завершено расследование уголовного дела в отношении директора областного государственного автономного учреждения «Центр информационных технологий» Сергея Конзаева, обвиняемого в получении крупного «отката» от одной из московских фирм за заключение контракта на поставку компьютерной техники в образовательные учреждения в рамках федеральной программы «Образование». Внимание большинства жителей региона на протяжении полутора лет было приковано к уголовному делу в отношении бывшего федерального судьи подмосковного Щелково Валерия Саса, осужденного в текущем году к реальному лишению свободы. Кроме того, нашим следователям пришлось разбираться и в вопросах санитарно-эпидемиологического благополучия населения – это и массовое отравление детей в лагере под Димитровградом, и массовое отравление жителей Инзы.

Семен Семенович [2014-01-10 16:19:07]

Прокуратура утвердила обвинительное заключение Шканову или нет? Почему так долго шло это расследование, что ему в итоге светит и не попадет ли он под амнистию?

– Уголовное дело в отношении экс-министра регионально строительства Шканова сейчас находится в производстве, обвиняемые и их защитники знакомятся с уголовным делом. Почему так долго шло расследование? Потому что там не один и не два эпизода. Если бы его только за взятку задержали, то дело было бы давно в суде. В настоящий момент, если я не ошибаюсь, его уголовное дело насчитывает 10 эпизодов. Нужно понять, каждый из них требует доказательств. Дело Шканова – это сотни документов, десятки записей переговоров, все нужно было отсмотреть, прослушать, запротоколировать, по каждой из записи назначить фоноскопическую экспертизу, проводится она в другом регионе. Кроме того, для проведения экспертизы Шканов и его подельники свои образцы голоса предоставлять отказались, и это было их право. Потому пришлось собирать доказательства оперативным путем. В том числе обращались на местное телевидение, чтобы взять образцы его голоса. Обвиняемая по делу Наталья Григорова в ходе следствия заявила, что она больна психическим заболеванием, пришлось направить ее на обследование в психиатрическую больницу в Ульяновске, после чего исследование проводилось в институт им. Сербского. А там экспертиза длится довольно долго. Потому все так и затянулось. Когда вышли на финальную стадию – представили им возможность знакомиться с делом – Шканов с Григоровой начали один за другим уходить на больничные. Вы, наверное, знаете, что мы обращались в суд, чтобы ограничить им срок ознакомление с делом. Суд встал на нашу сторону, но в это время Шканов ушел опять на больничный, так что решение суда так и осталось не исполненным. В настоящее время он выписался из больницы, знакомится с делом.

– Алексей Михайлович, что касается дела Михаила Шканова, то очень многие в Ульяновске сомневаются, что он вообще мог покуситься на такую мелочь, как взятка в 60 тыс. рублей. Для человека, у которого дома нашли расписок на 45 млн. рублей, если я не ошибаюсь, это слишком мелко…

– Я понимаю, что когда задерживают какого-то крупного чиновника за взятку в 5 тыс. рублей, многие говорят: такого быть не может. А я вам скажу: какая разница, с какой суммой поймали? Взять, к примеру, того же заместителя начальника Средне-Поволжского Управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Александра Соловейчика и врачей, преподавателей ВУЗов, которых ловят при получении взяток. Взятка она и есть взятка. А вы ляжете на стол к хирургу, который купил свой диплом, к примеру, за 10 тыс. рублей? Который каждый экзамен и зачет сдавал за взятку? А теперь ему доверили скальпель, и он вам или вашему ребенку делает операцию? Или, к примеру, вы сядете в автомобиль, водитель которого за взятку купил права, а теперь работает на маршрутке или в такси? «Мелкие» взяточники – они же ничем не лучше тех, кто берет миллионами. Но хуже и страшнее всего то, что коррупция пытается пустить глубже свои корни в наше общество. К примеру, случай из жизни: лично слышал, девушка разговаривает с кем-то по телефону, дает советы, исходя из собственного опыта. Она рассказала все: кому, сколько, за какой экзамен и зачет надо заплатить, чтобы сдать сессию. Коррупцией поражены многие сфера нашей жизни, где-то это системное явление, причем, в некоторых случаях люди считают это нормальным. Вот что страшно.

– Уровень коррупции вырос?

– Мы оперирует цифрами статистики. В минувшем году в 2 раза выросло количество раскрытых преступлений именно в области коррупции, больше стали выявлять взяток.

– Судя по частоте новостей – выросло количество полицейских, которые «сдают» ульяновцев, предлагающих решить их проблемы за взятку.

– Да, количество таких случаев действительно выросло. Вот, к примеру, вчера просматриваю сводку: такой-то такой-то задержан за попытку дачи взятки полицейскому. Рост этих фактов действительно есть.

Иван Иванов [2014-01-10 17:35:56]

– Случалось ли такое, что к вам подходили люди из правительства области с просьбой закрыть дело. Признайтесь честно. И вот что еще интересно: столько было проверок по дорогам, столько там своровано, а СК не завел ни одного дела. Почему до сих пор гуляет на свободе Пинков, Имидеев и Иваненко. Где посадки? хотя бы потому, что они вместо реагентов в позапрошлую зиму дороги водой со шлаками с ТЭЦ поливали.

– Наверное, с такими просьбами, как «закрыть дело», приходят к людям, которые готовы помочь. Ко мне с такими просьбами не приходили. Что касается проверок по дорогам, похищенным на них средствам, то, если я не ошибаюсь, этим занималась полиция. И еще, особо хочу подчеркнуть, что Следственное Управление СК занимается в основном именно расследованием преступлений, а не их выявлением. Следственные работники не имеют права проводить какие-либо рейды, контрольные закупки, Следственный комитет не обладает полномочиями на проведение оперативно-розыскных мероприятий.

У нас в области функционирует немалое количество контрольных и надзорных органов, в обязанности которых входит выявление и пресечение нарушений в финансовой, строительной, дорожной, социальной, санитарной и других сферах. Если материалы из этих органов поступают в следственное управление, по ним проводится проверка, и в случае, если нарушения образуют состав преступления, возбуждаются уголовные дела. По «Автодрому», вопрос по которому задал один из читателей вашего сайта, к нам материалы не поступали.

Александр Сергеевич [2014-01-10 21:31:59]

Алексей Михайлович, с днем образования СКР, и вопросы:

1) известны ли Вам факты коррупции среди судей? Ходят слухи, что по последним резонансным делам в частности министра Шканова, а именно его освобождение из СИЗО решалось на уровне судей областного суда и не по букве закона, вроде бы в Вашем ведомстве есть даже аудиозапись с переговорами судей, так ли это? Либо очередные слухи?

2) не считаете ли Вы, что работник областного аппарата СКР с родственными связями в суде (скажем тоже в областном) не может эффективно выполнять свои обязанности? и не является ли это сращиванием следствия и суда, а также поводом для пристального антикоррупционного контроля?

3) как Вы относитесь к 0,1 % оправдательных приговоров по всей ульяновской области (показатель хорошей работы следствия или обвинительный уклон суда?)?

– К «0,1 % оправдательных приговоров по всей ульяновской области» отношусь положительно (лишь бы не сглазить!). Это вовсе не обвинительный уклон в деятельности суда. В соответствии с законом судья не связан теми доказательствами, которые представил ему следователь, он дает им критическую оценку, впрочем, так же как и доказательствам, представленным стороной защиты. Состязательность процесса – это не пустое слово, судья не может вынести приговор, не оценив лично все имеющиеся документы, не допросив лично каждого свидетеля, не выслушав доводы гособвинителя и защитника. И если судья пришел к выводу о недостаточности доказательств, однозначно выносится оправдательный приговор.

С другой стороны, следователь не может огульно предъявить обвинение человеку, не имея достаточных к тому оснований, он знает, что за это его ждет ответственность, вплоть до уголовной. Кроме того, существует достаточно действенная система ведомственного контроля. Предъявление обвинения самая ответственная стадия следствия, и прежде чем гражданин будет переведен в статус обвиняемого, дело изучается лично руководителем следственного отдела, а по отдельным категориям дел – в областном аппарате управления.

Кроме этого, существует прокурорский надзор, и ни одно дело с, так скажем, сомнительной доказательственной базой в суд не будет направлено. Следует сказать, что за все время существования следственного управления ни один оправдательный приговор не был мотивирован судьей допущенными нарушениями закона со стороны следствия.

В минувшем году судами было вынесено два оправдательных приговора – до делу о гибели на пожаре четверых детей в Базарном Сызгане, по которому обвинение было предъявлено сотруднику пожарного надзора, а также одному из подсудимых по делу о хищении государственного имущества группой лиц, в состав которой входила бывший министр областного правительства Шаипкина. Судьи посчитали недостаточно доказанной виновность этих лиц. Не оспаривая мнение судей, хочу сказать, что если бы передо мной вновь стоял выбор направлять эти дела в суд или нет, я принял бы то же самое решение.

– Законом не предусмотрено право следователя на обжалование судебных решений…

– Да, но это не значит, что мы не отстаиваем свое мнение. В случае несогласия с ними мы обращаемся в прокуратуру с мотивированной просьбой внести апелляционное или кассационное представление. Такое имело место после возвращения судом дела по обвинению бизнесмена Повтарева и его сына и других, а также по целому ряду иных дел. Но мы должны поступать в соответствии с законом, и, отвечая на вопрос Вашего читателя, испытываю ли я чувство обиды от решений других органов, скажу, что такие понятия как «обидно или не обидно» не относятся к юридическим терминам.

На вопрос о наличии фактов коррупции среди судейского корпуса могу ответить лишь одно – материалов по заявлениям или сообщениям о противоправных действиях судей, а также уголовных дел такой категории в производстве наших следователей не было. Комментировать слухи я не могу и не хочу.

Не вижу ничего страшного в родственных связях между сотрудниками разных ведомств. Зачастую дети идут по стопам своих родителей, становятся юристами, дети прокуроров или следователей работают судьями и наоборот, и в нашем управлении работают рядовыми следователями дети юристов из других структур. Не редки случаи, когда супруги работают в разных системах, но это ни коим образом не мешает им эффективно выполнять свои обязанности. В каждом ведомстве, будь то прокуратура, суд, следственное управление, УВД, имеется достаточно возможностей пресечь кумовство. Гораздо хуже, когда родственная ветвь разрастается в рамках одной организации, но и такие факты пресекаются.

– А по журналистским статьям в этом году было хоть одно дело возбуждено?

– Да, по факту травмы сотрудника филармонии. Сначала мы узнали об этом из публикации вашего журналиста, а спустя какое-то время к нам поступили материалы из инспекции по труду и из прокуратуры.

Предприниматель [2014-01-10 21:27:11]

Здравствуйте, Алексей Михайлович. Насколько мне известно, у вас в производстве находилось дело по банкротству ПВ-банка. Какова его судьба. Буду благодарен за ответ, потому что я сам пострадавший от деятельности его владельцев.

– Мы не расследовали дело по банкротству ПВ-Банка, это не наша подследственность. Дела по преднамеренному банкротству расследует УВД.

жители с. Репьевка Новоспасского района [2014-01-11 18:16:04]

УВАЖАЕМЫЙ АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ, НАМ БОЛЬНО И СТЫДНО ВИДЕТЬ, КАК НАС ГРАБЯТ, НЕ ПРОСТЫЕ ЛЮДИ, А ЛЮДИ СТОЯЩИЕ У ВЛАСТИ И ИХ РОДСТВЕННИКИ. в НАШЕМ РЕПЬЕВСКОМ БОРУ НЕ ОСТАЛОСЬ СЫРОЙ СОСНЫ, ЕЁ ПОД ВИДОМ ГОРЕЛЬНИКА ВЫВОЗЯТ В САМАРСКУЮ ОБЛАСТЬ И В С. КОПТЕВКА, А НА ГРАНИЦЕ С СЫЗРАНСКИМ РАЙОНОМ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ ВЕДЕТСЯ РАЗРАБОТКА КАРЬЕРА ПЕСКА И КАК НАМ СТАЛО ИЗВЕСТНО ЭТИМ ДЕЛОМ ЗАНИМАЕТСЯ ПЛЕМЯННИК ГЛАВЫ НОВОСПАССКОГО РАЙОНА вРАЖНОВА, ОЛЕГ БАРАУЛЯ.ОЧЕВИДНО ПОТОК БАБОК НЕ ИСТЕКАЕТ ПОЭТОМУ И МОЛЧИН НОВОСПАССКАЯ ПРОКУРАТУРА И ВЛАСТЬ.

– Мне не известны данные факты, по вашему вопросу я направлю запрос в УВД и в наш райотдел.

Николай Игонин [2014-01-10 19:19:42]

Уважаемый Алексей Михайлович, жители Новоспасского района, хотят знать, почему Вы, генерал, руководитель следственного Управления области, скрываете факты нарушения Законов Рф, а именно: в 2009 году Вам лично, было передано дело по фактам хищений и нецелевого использования, федеральных денежных средств при строительстве водопровода в п. Красносельск, но Вы приказали припрятать дело в стол и сейчас оно лежит в столе у Абдюшева в Новоспасском. Чиновники торгуют лесом, землей сельскохозяйственного назначения находящейся в собственности физических лиц, песком делая целые карьеры, и Вы их прикрываете!!!!

– Действительно, в нашем территориальном подразделении проводилась проверка по обращению о нецелевом расходовании денежных средств должностными лицами муниципального образования «Новоспасский район» при строительстве водопровода п. Красносельск. При проведении проверки следователи, кроме всего прочего, назначили и провели необходимые экспертные исследования. Факта нецелевого расходования денег установлено не было. Следует отметить, что ни мне, ни руководителю Новоспасского межрайонного следственного отдела жалоб на решение об отказе в возбуждении уголовного дела по этому факту не поступало. Но я все равно поручу еще раз внимательно изучить этот материал сотрудникам аппарата.

Василий Алибабаевич [2014-01-10 17:45:20]

Бастрыкин недавно заявлял, что создаст при СК в регионах отделы по борьбе с финансовыми нарушениями и махиациями. Будет ли подобный экономический отдел создан и у нас и когда?

– У нас в следственном управлении создано специальное подразделение по расследованию налоговых преступлений, пока оно не большое, но работает довольно успешно. Следует отметить, что заниматься этими преступлениями наши следователи начали совсем недавно. В истекшем году этим подразделением уже окончено 13 уголовных дел. Следует сказать, что одним из приоритетных направлений в этой работе является возмещение причиненного бюджетной системе ущерба, и такие примеры у нас есть. Так, у нас в производстве находилось уголовное дело по факту неуплаты налогов руководством ЗАО «Управление механизации №5», по которому после возбуждения в бюджет было перечислено 4 миллиона рублей. В свое время мы рассказывали об уголовном деле в отношении директора государственного учреждения «Центр информационных технологий», который получил «откат» в 5 миллионов от одной из московских фирм. В настоящее время мы пытаемся укрепить наш «экономический» блок, у нас в отделе криминалистики появился профессиональный экономист, мы создали группу, которая расследует дела по налоговым преступлениям. Тут мы работаем в тесной связке с налоговой инспекцией. Если инспекция выявляет неуплату или уход от налогов в той или иной организации, она передает результаты проверки нам. По сути, у нас уже сформирован такой костяк следователей, которые занимаются только экономическими преступлениями. Не знаю почему, но как-то незамеченным в СМИ прошло расследованное дело по факту неуплаты налога предпринимателем – владельцем автостоянки в Заволжском районе. Чтобы доказать финансовое нарушение, наша девушка-следователь обращалась в Роскосмос с просьбой предоставить снимки этой стоянки со спутника. На них было четко видно, что предприниматель пользовался данным земельным участком и получал от него выгоду.

– У нас тут вопрос от читателя интересный. Пишет Егор [2014-01-10 16:26:51]. Алексей Михайлович, Охлобыстин Ваш родственник? Вы очень похожи.

– Нет, не родственник (улыбается).

Гость [2014-01-10 16:51:41]

есть что-то, что вам не нравится в вашей работе? а что нравится?

– Если я почти 30 лет работаю в этом направлении, в следствии, и не ушел – то, значит, нравится. Стремиться, конечно, нужно к большему. Лучше, качественнее выявлять и раскрывать преступления. Постепенно мы наращиваем свою техническую базу, у нас в коллективе появились свои эксперты, необходимое оборудование, свой полиграфолог, есть приборы, о которых я не буду говорить, чтобы не дать повода преступникам скрыть следы преступления… Мы стремимся к тому, чтобы больше раскрывать.