Пт. Янв 28th, 2022

В Ульяновске прошел круглый стол на тему организации социального питания в регионе

Ключевыми целями дискуссии стали такие важные и достаточно щепетильные моменты, как определение справедливой цены на обеды в детских садах, школах, больницах и контроль качества предоставляемых услуг.

Участниками круглого стола выступили руководитель Ассоциации операторов и производителей социального питания Ростислав Эдварс, председатель Счетной палаты Ульяновской области Игорь Егоров, представители родительского комитета и профсоюзов, представители департамента образования региона и крупнейших операторов питания «Торговый дом СПП», «Альтернатива», «Малыш», а также различные эксперты в области социального питания. Главным гостем среди приглашенных стал председатель Межрегионального профсоюза работников коллективного и общественного питания, руководитель проектного офиса Ассоциации «ЦФО» по вопросам развития системы внутренней продовольственной помощи Андрей Плышевский. Последний поделился с коллегами своим богатым профессиональным опытом, поскольку в его обязанности входит взаимодействие по контролю с Общественной палатой РФ, где он выступает экспертом в различных комиссиях, и министерством сельского хозяйства, министерством образования и здравоохранения.

Обсуждая взаимосвязь цены и качества социального питания, Ростислав Эдварс, который принимал участие в круглом столе на правах модератора, отметил, что в Ульяновской области со стороны контролирующих органов, а именно Счетной палаты имеется понимание, что невозможно предоставлять качественную услугу по бросовым ценам. Эдварс привел пример, как в соседних регионах некоторые компании умудряются кормить людей пять раз в день на сумму 99 рублей. Вместе с тем руководитель ассоциации отметил, что Счетная палата взамен требует прозрачности формирования цены.

— Мы пришли к единому понимаю того, как формируется цена, – заявил Ростислав Эдварс. – В первую очередь мы должны четко сформировать продуктовый набор. Он сейчас формируется из норм СанПиН, таблицу которых мы берем в граммах и соответственно заместитель директора департамента экономики, финансов, информатизации минсельхоза Ульяновской области Михаил Монин дает нам среднерыночную стоимость продуктов питания, и таким образом мы получаем стоимость продовольственного набора. Это был непростой шаг, операторы на нем настаивали давно, власть никак не соглашалась. Министерство сельского хозяйства является здесь одной из сторон, потому что он курирует наших региональных сельхозпроизводителей, которых можно таким образом поддержать. В принципе, услуга – это продуктовый набор плюс некий процент, который мы пока визуально определили на уровне 20%. Мы понимаем, что вот эту вторую часть нужно расписывать, формализовать. Затем руководители системы здравоохранения и образования выстраивают всю текущую работу, следят за выполнением требований контракта.

В настоящее время, по словам Эдварса, сокращается количество замечаний к социальному питанию со стороны надзорных органов – Роспотребнадзора, ветслужбы.

Председатель Межрегионального профсоюза работников коллективного и общественного питания Андрей Плышевский рассказал, что занимается социальным питанием с 2004 года. Он отметил, что вся проблема в том, что ведомства относятся к социальному питанию, как к расходам бюджета.

— Мы поняли, что социальное питание – это огромный контролируемый рынок сбыта для сельхозпроизводителей, и в первую, очередь для местных. Поэтому мы пришли к выводу, что самым заинтересованным лицом в развитии соцпитания должен быть минсельхоз. В результате многолетней работы в федеральном минсельхозе был создан целый департамент по управлению агропродовольственным рынком. У меня есть цифры по ПФО, и они чуть хуже, чем в Ульяновской области, потому что здесь более менее правильно формируется цена. Для понимания в Ярославской области население 1,5 млн. человек имеет в социальном питании оборот в год 3,2 млрд. руб из которых 2,6 млрд. руб тратится на закупку продовольствия. Представляете объем? Это 33 000 тонн продовольствия в год. Из этих денег бюджетных всего лишь 1,3 млрд. руб. Остальные внебюджетные. В этой области деньги в социальное питание привлекаются внебюджетные, поскольку детские сады – это родители, школы – это родители, больницы – это деньги ФОМСа, хотя это и государственный фонд, но формируется он за счет взносов физических лиц. Чистых бюджетных денег не так и много. Помощь малоимущим семьям должна идти адресно, то есть не на школу, а Иванову, Петрову, Сидорову. А в школу деньги должны платить родители. Это проблематично, зато появляются стороны договоры, можно заниматься контролем качества и видеть, чем кормят детей. Появляется возможность вести правильный контроль. Когда становится понятным меню, технология, сырьевая составляющая – все это становится гарантированным заказом. Логистически все просто. Можно уже в январе сделать заказ, сколько нужно картошки, каких сортов, сколько нужно вырастить скота. Работа на гарантированном заказе позволяет кредитоваться в банках, все это ведет к снижению цены. Соответственно вместо цели сэкономить появляется цель положить в тарелку максимально качественной еды.

Председатель Счетной палаты Ульяновской области Игорь Егоров рассказал, что ведомство осуществляет последовательный контроль в сфере социального питания. Сотрудники счетной палаты в ходе мониторинга ценообразования определили, что для пятого стола – основного типа больных сырьевая составляющая была равна 185 рублям. Эта цена, по мнению Егорова, абсолютно соответствовала рыночной. К стоимости еды необходимо было добавить какую-то часть за саму услугу. В итоге комиссией во главе с замгубернатора Озерновым была рекомендована цена в размере 220 рублей. Подчиненные Игоря Егорова тоже принимали участие в работе комиссии, но формально в нее не выходили.

— Что же получилось, когда мы выставили цены по 220, — говорит Егоров. — Цены на всех аукционах упали. Где-то до 185, а где-то до 163 рублей. Здесь вытекает вопрос, а как же контролировать качество? Здесь есть несколько аспектов, 185 – это цена справедливая, но у целого ряда организаций есть возможность приобретать продукты по цене ниже среднерыночной. Теоретически они могут в эту цену уложиться. Во-вторых, всегда есть соблазн ронять цену, чтобы выиграть контракт. Для этого с конца прошлого года в те контракты, которые разыгрывались по линии минздрава, был введен пункт, что натуральный набор продуктов, соответствующий 395 приказу минздрава является важнейшим условием контракта и его нарушение является предлогом для расторжения договора. Теперь у порядка 10 учреждений, которые разыграли долгосрочные контракты по новым правилам, есть угроза расторжения контракта, если поставщик будет путать курицу с говядиной или заменять белки углеводами. Но для того, чтобы это работало, в регионе необходим оперативный контроль качества. Мы об этом говорили, и здесь могли бы быть представители федеральных структур, которые осуществляют контроль за качеством питания. Может быть и общественная организация, например, Общероссийский народный фронт или различные объединения, куда входят родители, представители внутреннего финансового контроля. В принципе такие рабочие группы, объезжающие кухни, могли быть. Тайна их появления всегда должна быть неожиданной. Для этого должны быть предусмотрены нормативные документы. Без такого текущего наблюдения все наши толковые наработки с точки зрения ключевой мысли, что главное качество питания, могут не достичь своего результата.

О том, как в настоящее время осуществляется взаимодействие с родителями рассказала (должность не помню. В регламенте и на записи нет) Елена Малышева:

— Я уже практически 10 лет занимаюсь этими вопросами. Что здесь хочется сказать, конечно, были притирки, всякие споры, дебаты, дискуссии. Работаем с родителями, потому что все начинается с семьи. Планомерная работа с родителями все равно дает свой результат, у нас тоже есть карты, у нас тоже имеется возможность отслеживания того, как питается ребенок. Один из операторов питания предоставляется шведский стол. Буфетная продукция продается с 11:30. Это установлено приказом школы, чтобы ребенок не ел с утра плюшки и пиццы. Учащиеся в любом случае поедят нормальный здоровый обед. Операторы постоянно на связи. У нас имеется группа в Viber, в которой находится более 200 человек, подключены все председатели родительских комитетов. В ежедневном режиме родители отслеживают качество питания. Тут же выкладывают фотографии. Если где-то попалась погнутая вилка или не положили мыло, то все моментально становится известно. В таком режиме у налажен диалог, и мы моментально реагируем на проблему. Тут же смотрим, исправляем. Ранее имелись вопросы по поводу меню: обсуждалась совместимость продуктов, их очередность. Подвинули ужин, немного попозже, убеждаем родителей, чтобы они не забирали ребенка раньше из садика. Он работает до семи вечера, почему вы забираете детей в 4 часа. В любом случае в каждом вопросе выстраивается конструктивный диалог.

Также в ходе дискуссии обсудили другие проблемы в секторе социального питания, такие, как например, дефицит кадров. Операторы рассказали, что средний возраст их работников приближается к пенсионному, а молодежь не спешит трудоустраиваться в общепит. Виной тому низкие зарплаты. Хотя квалифицированный персонал в Ульяновске имеется. Главная кузница кадров находится в техникуме питания и торговли. Впрочем, обновление кадров и повышение заработной платы тоже процесс неизбежный, но это возможно только при повышении производительности с параллельным совершенствованием технологии производства, что по закону рынка приведет к сокращению части персонала. Последний фактор представитель профсоюзов охарактеризовала событием нежелательным, поэтому вопросов еще остается очень много, что в будущем станет отдельными темами для обсуждения.