Чт. Июн 24th, 2021

В чем лидер «Справедливой России» не согласен с президентом Путиным

Программа пребывания Сергея Михайловича в нашем городе включала экскурсию на Ульяновский автомобильный завод, посещение 31 отдельной гвардейской ордена Кутузова десантно-штурмовой бригады, а также встречу с главой региона Сергеем Морозовым и ульяновскими однопартийцами. Нашел гость и время для эксклюзивного интервью нашему корреспонденту…

– Сергей Михайлович, для начала непростой, наверное, для вас вопрос. Понятно, что сегодня в российской Госдуме все, что не «Единая Россия», то оппозиция. Но также для вас наверняка не секрет, что в народе вас называют «карманной» оппозицией. В связи с этим, есть ли гарантии, что, отдав свои голоса 9 сентября за «Справедливую Россию», ваш электорат по факту не проголосует все за ту же парию власти?

– Мне кажется, что ситуация с законом о пенсионной реформой наглядно показала, что бывает, когда голосуешь за партию власти, с одной стороны, и кто там у нас «карманная оппозиция», с другой. Три партии заняли принципиальную позицию. Так что как раз сейчас у народа есть реальный выбор, как голосовать и кого выбирать. Сейчас, после этого закона избиратели пишут мне в разы больше, чем раньше. И зазвучали мнения: «Раньше голосовали за «Единую Россию», теперь этого делать не будем».

– То есть на сей раз удастся победить этого дракона под названием «Единая Россия»?

– Думаю, что это начало будущей большой победы. Они сами дали нам этот карт-бланш. Смятение даже в самом стане единороссов огромно. Они уже просто бояться идти к людям. Понимают, что их просто растопчут. Люди негодуют, 90 процентов населения против. Кто-то из «Единой России» просто не пришел голосовать за этот закон и даже уже поста лишился как Железняк…

– Так получилось, что никуда не уйдем мы с вами от обсуждения столь острой и животрепещущей темы, как Пенсионная реформа. На ваш взгляд, то, что так надолго отложили обсуждение этого законопроекта во втором чтении, говорит о том, что тему хотят попросту слить? Или испугались протестных настроений и решили все-таки отыграть назад?

– Мы за повышение пенсий и категорически против повышения пенсионного возраста. Наша партия принципиально голосовала против Пенсионной реформы российского правительства. У нас к ней есть очень серьезные претензии. Мы не видим ни одного весомого экономического, социального или политического аргумента в пользу этого законопроекта. Инициаторы закона спешат. Сначала планировали дать месяц на поправки после первого чтения и чуть ли не с колес, 10 сентября, после единого дня голосования рассматривать этот законопроект во втором чтении. Сейчас эту дату отодвинули на 24 сентября. Причина тому, мне кажется, двойная. Безусловно, не ожидали такого резкого неприятия в обществе. Не ожидали, что три фракции в Госдуме единогласно проголосуют против. Поскольку в нынешнем виде Пенсионная реформа это кощунство над гражданами своей страны. Экономической целесообразности, повторяю, нет. Все ссылки на демографию несостоятельны и с данными Росстата совершенно не сходятся. Мы подготовили альтернативный законопроект, где предлагается заморозить раз и навсегда вопрос о повышении пенсионного возраста. И еще пара из предлагаемых нашей партии новелл. Для начала, балльная, накопительная система и все коэффициенты должны быть отменены. Пусть будет солидарная система, при которой пенсия зависит только от стажа, заработной платы и особых условий труда. Кроме того, мы в своем законе предлагаем индексировать пенсии дважды в год работающим и неработающим пенсионерам на уровне не ниже инфляции. Раз у нас такая удивительная демографическая ситуация, как пытаются представить в правительстве России, необходимо ввести наследуемость пенсий. И коль уж с экранов телевизоров вы уверяете нас, что в стране полно румяных и молодых дедушек-бабушек, готовых счастливо и радостно работать сколько угодно, дайте людям возможность самим выбирать. Давайте установим, что, начиная с 55 лет женщина и с 60-ти мужчина могут выходить на пенсию. Но они вольны работать и до 63-х и 65-ти соответственно. Пусть только это будет их добровольное решение. «Застрельщики» законопроекта ничего подобного не хотят. Именно поэтому их предложения – большое лукавство. Не стоило затевать весь этот огород, поскольку деньги есть. И мы знаем источники этих денег.

– А о чем вообще думали, на ваш взгляд, Дмитрий Медведев и компания, когда «затевали вот это вот все»? Уверовали во вседозволенность и страх потеряли?

– Так они же и подгадали прямо к началу чемпионата мира по футболу. Да еще после триумфа наших в матче Россия-Саудовская Аравия. Думаю, что это было сделано осознанно. И получается парадоксальная вещь: когда начинаем по существу говорить, крыть-то и нечем. То, что экономика скоро рухнет, только разговоры. Ничего не рухнет. Не надо, залезая к людям в карман, еще и пугать их.

– Так им не привыкать. Есть и другие залезания в карман. Увеличение НДС, например.

– Совершенно справедливо замечено. Увеличение на два процента фактически ведет к росту инфляции и, соответственно, цен. И никакого смысла в этом нет. Вы хотите получить свои 600 миллиардов рублей на этом? А давайте мы прекратим выплачивать налог на добавленную стоимость импортерам нефти и газа. Вы получите 1,2 триллиона – в два раза больше. Не хотят трогать жирных котов. Им спокойнее и лучше, чтобы за это расплачивались большинство простых граждан, а богатые жили еще богаче. Такова либеральная логика нашего правительства.

– Открытие оффшорных зон в России – благо или зло?

– На самом деле, это, с одной стороны, попытка защитить наш бизнес, который подвергается на Западе санкциям. Но боюсь, что получится по-черномырдински: хотели как лучше, вышло как всегда. Кончится все тем, что государство опять будет из наших же карманов платить крупным бизнесменам, чтобы они там не волновались и не переживали из-за внешней политики нашей страны. А наша внешняя политика – продолжение внутренней. Давайте так: у нас суверенитет экономический или мы только изображаем из себя суверенную страну, а сами только и смотрим, чтобы дяди не рассердились, пальчиком нам не погрозили и в визах уважаемым людям не отказали.

– Еще одна проблема из той же серии – грабительское повышение цен на топливо. Этот рынок вообще как-то можно регулировать?

– Его необходимо регулировать. Я убежден, главная причина повышения цен на топливо – это картельный сговор. И есть еще одна предпосылка – тот самый налоговый маневр правительства, когда они обнуляют экспортные ставки продажи нефти за рубеж и тем самым дают негласную команду, что теперь на этом можно больше заработать. И тут выход один: нужно серьезно наказывать рублем или законодательно. Например, внести законопроект, по которому повышение цены на подакцизные продукты нефтепереработки – бензин, дизтопливо и авиационный керосин – не должны и не имеют повышаться в год более чем на планируемый уровень инфляции. И все. В противном случае нынешнее повышение не последнее, и нас ждет еще множество сюрпризов.

– Вот мы с вами говорим: правительство, правительство… Такое впечатление, что правительство пустилось во все тяжкие по принципу: после нас хоть потоп. Оно об отставке совсем не думает или как раз, наоборот, к ней готовится?

– Тут скорее другой принцип: мавр сделал свое дело, мавр может уходить. Очень похоже на то, что их руками кто-то хочет провести все самые непопулярные меры. Дескать, вот они какие, нехорошие. Это подтверждает отчасти и новый состав старого правительства, где только две новые фамилии.. А весь финансово-экономический блок прежний. Никакого толку от такого правительства не будет.

– Не знаю, как у вас в Москве или на вашей родине в Санкт-Петербурге, но у нас в Ульяновской области проблемой проблем остается медицинское обслуживание. Недавний коррупционный скандал в сфере медицинских госзакупок в нашем регионе, как лишнее подтверждение того, что в этой отрасли «все неспокойно в королевстве Датском». Можете прокомментировать?

– Сначала о госзакупках. Мы недавно подсчитали, что если навести в них порядок, мы можем получить дополнительно в бюджет 4-5 триллионов рублей. Иными словами, каждый год на госзакупках половина бюджета, или чуть-чуть меньше просто воруется…

Самое неприятное в недавно нашумевшей ульяновской истории – как тупо примитивно цинично и постыдно делали деньги на здоровье людей. Но и это не единственная медицинская проблема и не только вашего региона. Так называемая оптимизация приводит к закрытию целых поликлиник и больниц. На сегодняшний день в 17 тысячах российских населенных пунктов люди не получают вообще никакой медицинской помощи. В этой связи «Справедливая Россия» настаивает и будет настаивать на увеличении финансирования здравоохранения. Минус два триллиона в бюджете в этом году на здоровье граждан. Какая уж тут справедливость. Мы хотим, чтобы было так: на здравоохранение и образование – по семь процентов от ВВП и культура – три процента. И еще мы убеждены: чтобы решить проблемы здравоохранения нужно принять кардинальное решение по скорейшей ликвидации Фонда обязательного медицинского страхования. Он не нужен. У нас здравоохранение записано в Конституции, как обязанность государства. А это посредник тратит до трети денег на себя. Да еще и дает возможность как пиявкам присосаться частным страховым медицинским компаниям к нашей системе здравоохранения. И они теперь контролируют наших и без того зашуганных врачей. Плюс забирают до 50 миллиардов рублей в год. С какого перепуга-то? Поэтому ликвидация ФОМСа – абсолютно правильное и верное решение… Что касается, российской коррупции вообще, то неустанно вносим и будем вносить законопроект о внесении в уголовный кодекс статьи «Незаконное обогащение». А с ее появлением убирается презумпция невиновности у чиновников. Не суд должен доказывать. Но ты, чиновник, публично должен доказать откуда у тебя при высокой зарплате в несколько сотен тысяч рублей особняк за шесть миллионов долларов на Рублевке. Может, ты наследство от бабушки получил. Может ночами детективные романы пишешь, у тебя бешеный успех на книжном рынке и баснословные же гонорары. Но докажи законность обогащения! Не докажешь – оп-па, иди сюда. Потеря места службы и, наверное тюрьма. Вот это будет правильно, будет справедливо. Борьба с коррупцией идет. Министра посадили, губернатора посадили. Никто не выеден за скобки. Но системы в этом еще нет, не заработала она пока.

– А кто ваши основные конкуренты на выборах?

– «Единая Россия» в свое время поступила по-своему очень «умно», используя старый принцип: разделяй и властвуй. Когда шло внесение изменений в избирательное законодательство, мы предлагали дать возможность создавать избирательные блоки из двух или более партий, которые и пойдут на выборы. Я, например, убежден в исторической перспективе объединения КПРФ и «Справедливой России». Я и сейчас работаю над объединительным проектом создания мощной левой партии. Но пока мы вынуждены конкурировать и с КПРФ, и с ЛДПР, ну и, конечно, с главным нашим оппонентом – «Единой Россией». Однако, вот конкретный пример – принципиальная позиция по гамбургскому счету в отношении Пенсионной реформы. Если увидеть единый список ее противников, я вас уверяю, пропорция и результаты были бы не в пользу «Единой России». Реалии же таковы, что мы каждый сам по себе, боремся каждый за себя. И по сути даже бьемся подчас за один и тот же электорат…

– Вы много и часто ругаете правительство Дмитрия Медведева. Но никогда не критикуете президента Путина. У вас нет к нему ни одной, пусть какой-нибудь даже маленькой претензии?

– С Путиным у нас расхождения в оценке необходимости НФЛ. И, конечно же, меня и моих однопартийцев не очень вдохновил состав старого нового российского правительства.

– Вы служили в воздушно-десантных войсках в Литве и Азербайджане. В Ульяновске побывали накануне Дня ВДВ. Есть в этом некая символика?

– Не скрою, было очень приятно побывать в родной для меня 31 воздушно-десантной ордена Кутузова гвардейской штурмовой бригаде. Она была образована базе 104-й дивизии, которая в то время, когда я там служил, располагалась в Азербайджане, а в 1993 году переехала в Ульяновск. В свое время, когда я работал в Совете Федерации, приложил много усилий для того, чтобы десант был сохранен, как род войск. Все же еще помнят, до Шойгу у нас был министр обороны, который много чего «реформировал». И вот ему показалось, что воздушно-десантные войска – это пусть крылатая, но пехота. А раз так, то пусть будет подразделением сухопутных войск. К счастью не пришлось долго доказывать президенту, что ВДВ – стратегический резерв верховного главнокомандующего и этот род войск нам сообща удалось тогда сохранить. Конечно, о годах моей армейской службы осталось много воспоминаний, в том числе, забавных. Одно из них связано с вводными, которые обычно дает приезжающий проверяющий. Так вот приехал к нам в часть главный замполит воздушно-десантных войск, генерал-лейтенант. Заходит с сопровождающимив штаб, где напротив входа, у знамени полка, расположенном в специальном стеклянном саркофаге, установлен пост № 1. Там стоит рядовой десантник в парадной форме с автоматом. И, проходя мимо, этот генерал солдату говорит: «Гвардеец, пожар в штабе». Тот, ни секунды не сомневаясь, ба-бах прикладом в саркофаг. Стекла вдребезги, солдат хватает знамя и бежит с ним на плац. Много в тот момент, как бы это интеллигентно объяснить, исконно русских слов сказано офицерами части в адрес часового. А генерал стоит и в усы улыбается. И потом объявляет солдату десять суток… отпуска. Сопровождающим объясняет: все было сделано абсолютно четко, по уставу. Он же не попросил солдата рассказать о его действиях на случай возгорания в штабе, но дал четкую вводную – пожар. Если пожар в здании, обязанность часового разбить саркофаг и бежать на плац со знаменем, чтобы оно не сгорело. И рядовой действовал как настоящий десантник: оперативно, с натиском и результативно.