Вт. Ноя 24th, 2020

Виктор Корнев и «мажоры». Противодействие следствию, уничтожение истории болезни Арапова, прессинг врачей

Вчера фамилия главного ульяновского единоросса всплыла в ходе судебного заседания по делу «мажоров». Представленные гособвинителем Рябовым доказательства, как и выступление свидетелей – заведующего рентгенологическим отделением БСМП Павла Мусиенко, врача судмедэксперта Андрея Цибина, разбивают в пух и прах всю позицию стороны защиты. Более того, главный врач Корнев может стать основным подозреваемым по факту исчезновения медицинской карты Андрея Арапова в подведомственном ему учреждении и противодействию ходу следствия.

Попытка стороны защиты признать томографию, сделанную якобы с нарушением закона и имеющую все признаки фальсификации, провалилась. Напомним, на прошлом заседании сторона защиты заявила ходатайство о том, что томография была сделана с нарушением закона. Адвокаты подсудимых столь громкое заявление сделали, якобы основываясь на результатах внутренней проверки, проведенной главврачом Виктором Корневым. Подвергли сомнению адвокаты и главную экспертизу, проведенную в Санкт-Петербурге, которую региональный СК провел на коммерческой основе, почему-то отказавшись от возможности сделать ее бесплатно. Между тем именно данной экспертизой подтверждается, что Арапову был нанесен тяжкий вред здоровью.

Стоит отметить, что гособвинитель Игорь Рябов вчера изменил полностью весь ход судебного процесса, заявляя одно ходатайство за другим, вызывая одного за другим свидетелей по делу. Каждое из заявлений сторона защита встречала дружным возмущением и протестом.

Одним из ключевых свидетелей стал заведующий рентгенологическим отделением областного травмцентра Павел Мусиенко. Последнему, как стало известно Ulnovosti.ru, сегодня утром г-н Корнев открытым текстом дал понять, что после такого инцидента не сработается.

Со слов врача, томографическое исследование Арапову было проведено 20 мая 2015 года. «К нам в отделение подошел молодой человек, который представился Араповым с направлением из Следственного комитета, – рассказал в суде Мусиенко.

– Необходимо было сделать томографию основания свода черепа, а также реберного каркаса. На основании одного направления из СУСК делать подобное исследование я не имел право, потому направил молодого человека к главврачу или его заму за резолюцией. Также ему необходимо было открыть историю болезни, в которой бы стояло направление на томографию.

– На истории болезни из СК кто-то ставил свою резолюцию?

– Да. Кощеев, зам главного врача по лечебной работе.

Со слов Павла Мусиенко, обследование пациента проводилось буквально 3-4 минуты, одежду он не снимал.

– Поскольку пациент пришел с направлением из СУ СК, я принял решение собрать всех врачей-рентгенологов на небольшой консилиум. В нем принимали участие врачи Григорьев, Обухова, Семенова и я. Мы все посмотрели и сделали заключение. На распечатке с компьютера был четно виден сросшийся перелом заднего отрезка грудного отдела давностью в несколько месяцев. Пациенту на руки был выдан СД-диск с томографией, а также заключение. История болезни осталась в больнице.

– Впоследствии кто-то интересовался данным заключением?

– Да. Главврач Корнев, его зам Кощеев, Сорокин, Соломянина.

– Что было дальше?

– Начался прессинг со стороны Корнева. Он сказал, что разберется с нашим отделением, оскорблял, вызывал в свой кабинет, допрашивал. Говорил, что отдаст это заключение другим специалистам, чтобы они над нами посмеялись. После того как Корнев засомневался в нашем профессионализме, я еще раз провел исследование снимков.

И тут, собственно говоря, для адвокатов обвиняемых случился огромный конфуз. Как и для главврача Корнева, который узнал о доказательствах постфактум, только после судебного заседания.

Павел Мусиенко достал те самые распечатки с компьютерной томографии, которые сторона защиты требует признать фальсификатом, заявив в предыдущем заседании, что томография головы и томография реберного каркаса якобы принадлежат двум разным людям. Как выяснилось, у врача в компьютере все эти данные сохранились, о чем не знали и даже не подозревали ни Корнев, ни адвокаты, искренне считавшие, что вся история болезни Арапова исчезла. А под номером истории болезни Арапова почему-то значится зарегистрированным совсем другой человек. Как такое могло случиться в одном из самых крупных лечебных учреждений города, через которое ежедневно проходят десятки пациентов, пострадавших в ходе либо ДТП, либо по уголовным делам? В то, что историю могли подменить рядовые сотрудники больницы, верится с трудом не только журналисту Ulnovosti.ru, но и гособвинению, и следственному комитету. Зато провернуть это, по нашему сугубо оценочному суждению, вполне мог сам г-н Корнев по просьбе своих «боссов» с площади Ленина. Шепотом эту версию между собой обсуждает и медперсонал лечебного учреждения. По некоторым данным, история болезни Андрея Арапова до исчезновения могла храниться в сейфе главврача.

Не оттого ли, чтобы переложить всю вину на обычных врачей, сделавших «неправильное» медицинское заключение и установивших переломы на теле Арапова, главный врач Корнев и затеял тот прессинг? Санитарка, которая привела в тот день Арапова на томографию, не выдержав необоснованных обвинений в свой адрес, уже уволилась. Как ни странно, но даже внутреннюю проверку по поводу «исчезнувшей» истории болезни Арапова и якобы сфальсифицированной томографии главврач Корнев начал по запросу адвоката Гораш.

Между тем документы, с которыми появился вчера в суде зав отделением Мусиенко, оказались неопровержимыми, доказывающими, что оба томографических снимка принадлежат одному и тому же человеку. Это было видно и по лицу на распечатках, и по одежде, которая совпадала на обоих снимках вплоть до мелочей.

Адвокаты подсудимых, заметно разнервничавшись, сначала пытались заявлять, что на этих документах нет ни каких печатей и требовали не приобщать к делу, возмущались, откуда у врача эти компьютерные распечатки, пытались уличить Мусиенко в непрофессионализме, то и дело подчеркивая, что он не специалист и не эксперт, а всего лишь навсего свидетель… Тем не менее, опровергнуть данные доказательства оказалось невозможно. Суд приобщил к делу документы Мусиенко.

Прокурор Игорь Рябов заявил ходатайство в отношении Корнева, чтобы судом было внесено представление на имя министра здравоохранения, так что разбирательства в отношении cекретаря политсовета регионального отделения «Единой России» только начинаются. По крайней мере, г-н Рябов твердо заявил, что после вынесения приговора по «делу мажоров» он будет требовать проведения следственной проверки и возбуждения уголовного дела в отношении Корнева по факту оказания противодействия следствию.

Еще один неприятный «сюрприз» и протест стороне защиты приподнесло появление в судебном заседании судмедэксперта Андрея Цибизова. Напомним, Цибизов в свое время делал промежуточную экспертизу трех рентгеновских снимков, на которых было трудно определить наличие переломов. Тем не менее, со слов Цибизова, сравнивая снимки, он указал тогда еще судмедэксперту Орлову на наличие переломов, предложив направить человека, которому принадлежат все три снимка, на томографию.

– Снимки были разные, – заявил в суде Цибизов. – Но на снимке №1 я высказал подозрение на переломы между ребер. Рентгенограмма не позволяет сделать тонкую диагностику и точный вывод о наличие перелома.

– Вы говорили кому-то, что есть подозрение на переломы?

– Да. С Орловым.

– А почему не внесли эти данные в экспертизу?

– Передо мной такая задача по переломам не ставилась. Меня лишь просили провести исследование на предмет того, принадлежат ли все три снимка одному и тому же человеку.

Не исключено, что именно благодаря такой «ненужной» отдельным личностям позиции эксперт Цибизов впоследствии почему-то не был включен в состав комиссии, заседавшей под руководством Алексея Орлова. Комиссия тогда не определила тяжкий вред, нанесенный Арапову, и не увидела переломов, зато г-н Орлов по странному стечению обстоятельств после этого пошел на повышение, став главврачом ГКУЗ «Ульяновское областное бюро судебно-медицинской экспертизы».

На прошлом заседании, кстати, все тот же допрошенный г-н Орлов заявлял, что якобы просил следователя регионального СК Хутарева сделать томографию. Вот почему вчера в суде прокурор Рябов ходатайствовал на допросе следователя. Хутарев, которого на всех предыдущих судебных заседаниях адвокаты обвиняемых, как говорится, «полоскали» за глаза, явился в суд лично.

Следователь Хутарев подтвердил, что направление на прохождение томографии Арапову выдал он. Причем в результате повторной экспертизы.

– Рекомендовал ли Орлов сделать томографию ранее, в марте?

– Нет, – убедительно ответил следователь, чем опроверг заявление начальника областной судмедэкспертизы Орлова. – Если бы он посоветовал сделать контрольный снимок в марте, мы бы обязательно сделали бы.

– Известно ли вам что-то об оказании давления со стороны главврача Корнева на медицинский персонал, проводивший томографию Арапову?

– Да. Мне об этом сообщили врачи. Я позвонил Корневу, который все рассказал, что проводит проверку по запросу адвоката Гораш. На что я ему пояснил, что он рентгенолог, не специалист по томографии, у него нет лицензии на проведение томографических экспертиз, потому он не имеет право давить на профессионалов.

По всей видимости, у выбравшей лучшую тактику – нападение – стороны защиты не осталось выбора, кроме как настаивать на том, что все доказательства уголовного дела сфальсифицированы. В том числе и та экспертиза, что была в Санкт-Петербурге на коммерческой основе.

На вопрос адвокатов, почему они не провели ее в одном из госучреждений за бесплатно, следователь Хутарев ответил, что тогда бы результатов экспертизы пришлось бы ждать 12-14 месяцев. На что адвокаты со стороны защиты, как бы пропустив эти показания мимо ушей, начали откровенно глумиться. Адвокат Неспай спросил следователя про белые ночи, а потом заявил Хутареву: «Жулики вы! Наличкой что ли заплатили?» Адвокат Гораш, видимо, за неимением более значимых вопросов, начала выяснить, сколько дней он там был, где ночевал, сколько раз встречался с экспертами по времени, и чем он это может доказать.

«А почему вы характеристику на меня не запросили из ИК-10, – вдруг встрял с претензией к Хутареву сидевший все это время за решеткой Яфаров, уже осужденный за наркотики. – А то у всех есть, а я тут один без характеристики сижу». Но подсудимого никто не услышал. Только его друзья «мажоры», которые практически все заседание весело общались со своим осужденным другом шепотом, изредка отвлекаясь на то, чтобы вставать и поддерживать все заявления своих адвокатов.

Кстати, что касается заявления одного из порталов по поводу того, что в ходе одного из судебных заседаний отец пострадавшего Арапова заявил, якобы, гильзу от пули нашла экс-мэр Беспалова, то гособвинитель Рябов сообщил:

– Никаких подобных заявлений Арапов-старший в судебном заседании не делал. Как не заявлял, что они с Беспаловой дружат. Не фигурирует экс-мэр и в уголовном деле. Это откровенный вымысел автора. Я еще раз заявляю: согласно имеющимся материалам дела, пуля была извлечена врачами из головы потерпевшего и передана следователям, а гильза была обнаружена следователем при осмотре места происшествия.

Ирина Казакова