Пт. Мар 5th, 2021

Заказ и провокации. Лебединая песня» Алсу Балакишиевой заняла более полутора часов

Первым высказался представитель прокуратуры. Государственный обвинитель Алексей Тихонов позволил себе всего лишь две реплики: «Неоднократно изучали доводы стороны защиты, в том числе Алсу Харисовны о провокациях, которые якобы были допущены со стороны органов ФСБ. Так вот, я полагаю, что данные доводы о провокациях являются надуманными и какими-либо доказательствами не подтверждаются». Также Тихонов напомнил, что защитой неоднократно указывалось на то, что денежные средства, которые были инкриминированы подсудимой, были в итоге потрачены на проведение социологических исследований, покупку социально-значимых предметов. Все это, на взгляд прокурора, свидетельствовало лишь о способах распоряжения денежными средствами и на квалификацию содеянного.

После реплики прокурора судья предоставила право реплики адвокатам Балакишиевой. Все они были относительно кратки. Адвокат Федутинов возразил прокурору и сказал, что его реплика не обоснована, потому что каждая организация, которая вносила добровольные пожертвования в Фонд, была отражена в соответствующих документах и сметах, что давало взносчикам право затребовать отчет о расходах.

Адвокат Майорова, сославшись на Пленум Верховного суда РФ № 55 О судебном приговоре от 29 ноября 2016 года, заявила о том, что полученные с нарушением федерального закона об оперативно-розыскной деятельности результаты ОРМ не могут быть восполнены путем допроса сотрудников органов, осуществляющих ОРМ и использоваться как доказательства. По мнению Майоровой, участников судебного заседания пытались убедить, что провокации взятки не было. Защита же всецело придерживается версии, что Балакишиева стала объектом провокации.

Последним от защиты выступал Александр Паулов, начал со своей любимой темы – провокации взятки и фальсификациях доказательств: «Я не знаю, что еще нужно было нам с коллегами преподнести прокурору, ну, наверное, принести еще явку с повинной от работников ФСБ или следователей, которые бы в этом еще признались, – начал свою реплику г-н Паулов. – Но здесь, ваша честь, пардон, это немножко не в нашей прерогативе, мы это не можем сделать. Что же касается самой провокации взятки, то если внимательно посмотреть ФЗ об ОРД, то здесь такие фразы подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных деяний (провокация). Это закон для бестолковых еще и расшифровывает, что такое провокация. Мы суду высказали свои сомнения по поводу неполноты разговоров, по поводу возможного стирания записей, по поводу экспертиз, которые не проведены, по поводу протоколов, на которых не осталось ни одного живого места». Адвокат дал понять, что провокация заключалась в попытке передачи денег без согласия лица.

– Из 15 томов дела 90% – одни только сомнения, – считает Паулов. Адвокат, словно ребенок, уверен, что Балакишиева, не являясь должностным лицом, не могла покровительствовать, а тем более влиять на систему электронных торгов.

Последнее слово Алсу Балакишиевой заняло более полутора часов монолога. Так долго экс-вице-спикер не выступала даже в стенах ЗСО по поводу бюджета. Сначала обвиняемая в взятке пересказала свою версию всех тех событий от начала и до самого конца, потом перешла к своим былым заслугам, напомнила, что она одна из немногих стала отличником советской торговли и обобщила все то, что уже было оглашено ее адвокатами.

Последнее слово Алсу Харисовна читала с бумажки, нередко сбиваясь и переходя на эмоции. Здесь она вспомнила буквально все, что с ней происходило за последние месяцы. Балакишиева заявила, что за время разбирательства против нее было организовано порядка 300 негативных публикаций на «отдельных желтых сайтах». «В продолжении провокация они были оплачены, а я то знаю сколько это стоит, – заявила Балакишиева. – Один выход стоит от 20 тысяч рублей – самая маленькая сумма, а если она политическая, то около 50 тысяч. Вы умножьте, и это получится более 6 млн. рублей. Это провокаторы оплачивали эти сайты, чтобы меня растоптать, унизить, выпустить эти незаконные видео, в нарушение тайны следствие. У меня еще дома обыск идет, а они его пускают на американский ютуб и крутят. И как это можно назвать? Разве это не продолжение провокации? Сотрудничать силовым органам с такими желтыми сайтами должно быть унизительным. Ну что, уничтожили меня, растоптали? Получилось?»

В своей речи Алсу Балакишиева обратилась к своей дочери, приехавшей из Турции, и попросила у нее извинений за все эти неудобства. После этого чуть не заплакала, но удержалась и тут же напомнила всем, кто участвовал в этом деле, что кроме этого суда есть еще высший суд, которые все рассудит.

– Полная клевета самого Фахрутдинова (представитель ООО «Аякс») в мой адрес, что он якобы передавал мне откаты, они ничем не подтверждены и несколько раз нам об этом говорил владелец ООО «Аякс» Минько. Я понимаю, он еще молодой, своя рубашка ближе к телу, лучше давай свалим на известного публичного человека. Все-таки публичный человек – это резонансное дело, выкуплю себе свободу. Недаром он мне в глаза не смог ничего сказать, когда пришел один на один. Когда мы встретились с ним на очной ставке, он опустил кепку на нос, сидел дрожал, я его спрашивала: ты мне в глаза-то посмотри, он не смог этого сделать.

Через час монолога Балакишиевой многие сидящие в зале начали ерзать на своих местах. Речь Балакишиевой явно утомила участников процесса. Прокурор тихонько вздыхал, судья вынужденно делала вид, что внимательно слушает подсудимую, но та все никак не завершала.

Приговор Балакишиевой будет вынесен в среду, 15-го февраля. В настоящее время главным вопросом остается переквалифицирует ли судья вменяемую Балакишиевой статью 290 УК РФ – получение взятки в особо крупном размере на более мягкую 159-ю УК РФ – «мошенничество». Но в том, что приговор будет обвинительным, практически никто уже не сомневается. На прошлом судебном заседании гособвинитель попросил суд приговорить Балакишиеву к 10 годам колонии общего режима и 15 млн руб штрафа https://ulnovosti.ru/content/5/10_let_kolonii_obschego_rezhima_i_15_mln_rub_shtraf_Alsu_Balakishieva_vspomnila_o_stalinskih_repressiyah/ Несмотря на все усилия защиты, за которые им неплохо платят, многочисленные доказательства, главные свидетели и опубликованные в сети интернет видеозаписи говорят о том, что Балакишиева все-таки пользовалась служебным положением и решала вопросы в пользу тех компаний, которые платили деньги в Фонд за победу в конкурсах. И фигурируемые в уголовном деле эпизоды лишь единственные из той цепочки махинаций на торгах и аукционах с бюджетными средствами, которые направляются на ремонты и строительство соцобъектов в регионе.

Виктор Доронин