Чт. Июн 17th, 2021

Николай Мясников и его «Эфория». В Ульяновской области массово гибнут пчелы

Ни о каком меде пасечники сейчас уже даже не мечтают, сохранить бы остатки выживших пчелосемей. Впрочем, в последнее каждый из них верит с большим трудом. Массовый замор пчел пчеловоды зафиксировали 3 июня, буквально в течение часа после того, как над полями вблизи их пасек пролетал самолет, распылявший химию. Пчеловоды все как один рассказывают: «Пчелы начали падать у нас прямо на глазах. Творилось что-то ужасное, мы такого никогда не видели. Вокруг цветов, улья, везде… Горстями собирали погибших пчел, они слоем усыпали пасеки» . Те пасечники, кто в момент распыления находился на своих пасеках, рассказывают, как через небольшой промежуток времени почувствовали резь в глазах, тошноту, расстройство кишечника… Доказать сегодня, что это было самое что ни на есть настоящее отравление, будет сложно, тем не менее, все как один заявляют, что готовы идти до конца в защите своих прав.

По предварительным подсчетам пчеловодов из трех районов области, объединенных сегодня общим горем и болью, речь может идти о гибели более 1 500 пчелосемей, но падеж продолжается даже спустя неделю. Причем о том, что ООО «Агро-Инвест», входящей в агрохолдинг «Проминвест» будущего депутата ЗСО «Единой России» Николая Мясникова, о предстоящих работах никого из пасечников за три дня, как положено по закону, не предупреждал. Информационное сообщение о проведении инсектицидной обработки полей препаратом «Эфория» ежедневно с 01.06.2018 по 30.06.18 г. с 18.00 до 9.00 ч. на территории Новоспасского, Радищевского и Николаевского районов на общей площади 5000 га. появилось постфактум, 6 июня на сайте новоспасского портала. Но было уже слишком поздно.

Ибрагим Магдеев из Новоспасского района рассказывает, что у него погибли практически все 22 пчелосемьи. Живых – процентов 25 осталось, но их можно считать обреченными. Они до осени глубокой даже не доживут. Не известно и то, что будет с потомством.

– Сейчас, понимаете, дети должны появляться, а этого не произойдет, – говорит пчеловод. – Оставшиеся в живых пчелы кормят молодняк отравой. Да и не выживут они, погибнут от холода, ведь пчелы к тому же улей прогревают своим теплом. Последние дни гниль пошла из ульев, а это может говорит лишь о том, что в них мертвые насекомые. Сотнями погибли. Я занимаюсь пчеловодством с 2006 года, у меня рядом в метрах 500-700 поля, которые опрыскивали. Видел самолет, но внимание не обратил сначала на него, летает и летает. Это днем было, с 11.00 до 16.00, ветер сильный, помню, был, а когда посмотрел на пасеку – ужаснулся. Пчелы неделю умирали, и сейчас замор продолжается. Никто нас не предупреждал, что будет проводить опыление полей. Только когда скандал подняли, комиссию вызвали из отдела по сельскому хозяйству района, поехали с ними по пасекам, вот после этого объявление и появилось. В совхозе Сызранский мешками выгребали мертвых пчел, а если их не убрать и санитарную обработку ульев не произвести – болезнь распространится. Огромная потеря для пасечников. И моральная, и материальная. За ними как за детьми ведь 11 месяцев ухаживаешь, чтобы потом месяц радоваться и качать мед. Это тяжелый труд.

У Василия Романова из поселка Октябрьский Радищевского района пасека документально закреплена. До помора здесь насчитывалось 100 пчелосемей, не считая естественного прироста. «Пчелы с семьями были подготовлены к медосбору, – рассказывает Романов. – После обработки полей 3 июня произошла массовая гибель летных пчел и в полях, и на подлете к их жилищам, но основная гибель произошла на пасеках, когда они вернулись домой. В своих зобиках вместе с собранным нектаром они принесли яд. Питаясь и перерабатывая свежепринесенный корм, заразились и все другие пчелы. В подморе пчел были как летные пчелы, так и молодые, трутни и пчеломатки, которые являются основой пчелиной семьи. Сейчас осталось лишь небольшое количество пчел, причем они не способны кормить и обогревать улей. Пчелы выкидывают и выкидывают мертвых из улья, картина удручающая.

По словам пчеловода Николая Пашина из Радищевского района, чтобы оценить масштабы трагедии, надо понимать, что одна пчелосемья – это единая биологическая единица, в цикл которой входит попериодное содержание пчелы. Есть летная пчела, есть молодая пчела, которая выкармливает плод, есть пчела-охранница… С тем, что погибла пчела летная, пострадали все остальные. Это связаная цепочка.

– Мы слышали звук самолета, через час пошла летная пчела гибнуть, начали вокруг цветов падать. Всего у меня на тот момент было 80 пчелосемей на стационарной пасеке, но никаких предупреждений о том, что «Агро-Инвест» будут опрыскивать поля, не было. По федеральному закону цветущие культуры в светлое время суток, в ветренную погоду обрабатывать ядохимикатами запрещено, но они это сделали. При этом в размещенном задним числом объявлении говорится, что они будут производить работы весь месяц, но пчелосемью больше чем на 6 часов закрытой в ульях оставлять нельзя. По-хорошему представители «Агро-Инвест» должны были объехать все стационарные пасеки рядом с полями и под роспись взять предупреждение.

Пасечники Новоспасского, Радищевского районов рассказывают, что сразу в этот же день отправили мертвых пчел в Ульяновск в департамент ветеринарии на экспертизу, но пока, как ни странно, наличия яда в пчеле не показала. Но такого просто не может быть, говорят они. Не поверив результатам ульяновской экспертизы, вынуждены были отправить пчел на экспертизу в другой регион. Не может беспричинно в одночасье погибнуть порядка 1000 пчелосемьей в двух смежных районах области, где обрабатывались поля рыжика химикатами. Создается впечатление, что к проблеме подключен административный ресурс с целью скрыть такую масштабную катастрофу и не оплачивать нанесенный ущерб. Пока, по предварительным подсчетам, пострадали 40 пасечников.

«Даже согласно инструкции препарата «Эфория», период защиты обработанных им растений составляет 35-40 суток. Мы, конечно, понимаем, что применяя химию на своих полях, «Агро-Инвест» таким образом повышает едва ли не в два раза урожайность, но и о животных, насекомых, обо всей экологии в комплексе надо думать. Те же зайцы, питающиеся травой в отравленных полях, птицы, клюющие отравленных насекомых, пчелы, собирающие отравленный нектар с луговых трав… А ягодники? Они вот-вот поспеют, сюда люди с детьми придут их собирать… Все это даст о себе знать, а потом мы говорим, откуда онкология?», – сетует пасечник Романов.

Ирина Казакова

фото pchelovodstvo.ru