Ср. Окт 21st, 2020

Чужие здесь не ходят. Ульяновские чиновники выжили из ночлежки бомжей

В 2010 году губернатор Морозов распорядился создать госучреждение, где могли бы получить необходимую помощь люди, не имеющие собственного жилья, документов и средств, так называемые бомжи и бродяги. Задумка была хорошей, но заведомо неисполнимой или исполненной в конечном итоге совершенно неправильно. Как и большинство других обещаний высших должностных лиц Ульяновского региона. Буквально через год после подписания первого распоряжения о создании дома ночного пребывания вышло второе распоряжение за подписью Морозова о переименовании приемника в казенное учреждение «Центр социальной адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий в г. Ульяновске».

Для чего было сделано переименование – руководство самого центра сказать затрудняется, но есть версия, что для более удобной трактовки названия казенки, которое не будет однозначно пониматься как помещение для дислоцирования бомжей. Да и кому они нужны, грязные, больные педикулезом, чесоткой и туберкулезом бродяги? Чиновникам или, может быть, местным жителям? Конечно, такое соседство и взаимодействие никого не обрадует. И на улице Попова, 18 были возмущения местных жителей, однако напрасно. Вместо бомжеприемника на их улице выросло красивое офисное здание, по внутренней отделке ничем не уступающее зданиям в центре города, которые сегодня оккупировали городские и областные чиновники.

Фото:

Дорогостоящие кованые ворота с изысканными узорами, кои можно увидеть только у заборов богатых коттеджей, евроремонт во всех коридорах и кабинетах, пластиковые окна, дорогая отделка.

Фото:

Фото:

Фото:

Фото:

Фото:

Фото:

Внутренний интерьер также приятно удивил – отделка, двери, обои, плитка на полу, кованые лестничные перила – все новое, аккуратное, дорогое. Мебель: столы и стулья, пишущие принадлежности – с «наворотами». Такого даже в городских поликлиниках не увидишь. Красиво, уютно, тихо…

Трудятся в хваленом центре адаптации без малого 27 человек, содержание которых обходится налогоплательщикам в 200 с лишним тыс. рублей в месяц. В год выходит более 2,5 млн. рублей. И это не считая коммунальных платежей. Кроме того, со временем реализации проекта вместе с названием изменилась и специфика деятельности данного учреждения. Предполагали сделать комплекс с целью социальной защиты лиц, оказавшихся в экстремальных условиях без жилья, стационарным обслуживающим пунктом для БОМЖей, а получился административно-управленческий корпус какой-то странной организации.

Мешают работе Центра социальной адаптации разве что отдельные любопытные граждане, которым хочется знать, для чего областное руководство в лице губернатора Морозова раздувает свой аппарат под маскировкой казенных учреждений и почему работу центра с численным составом 27 человек не видно даже «невооруженным глазом». Корреспондент Ulnovosti.ru вчера побывал в данном учреждении, однако его директор Евгений Белов попросил прийти сегодня. «Нам подготовиться надо», – объяснил он, немного смутившись.

Ну что ж, не увидев в центре адаптации вчера ни одного бомжа, мы заглянули туда сегодня. И не поверили своим глазам: в одной из палат находился 59-летний Сергей Карпов.

Фото:

Вынужденный «гость» рассказал нам про свою нелегкую судьбу, как находился в плену в Казахстане, затем бежал, пересек границу. В настоящее время ожидает, когда ему сделают документы и регистрацию, чтобы можно было трудоустроиться. Мечтает дожить до пенсии. На вопрос журналиста о сроках нахождения в кризисном центре сильно путался, отчего создалось впечатление наигранности ситуации. На столе у Сергея Карпова лежал навороченный мобильный телефон и проводная гарнитура, предназначенная для прослушивания музыки или радиостанций.

Фото:

«Мы не оказываем стационарных услуг бомжам, работаем в формате мобильной бригады, – уточняет г- Белов. – По поводу организации ночлежки или социальной гостиницы для данной категории людей в настоящее время рассматривается вопрос по подбору помещений, в которых это можно сделать. И на это надо еще денег. К сожалению, тот комплекс зданий, в котором мы сейчас находимся, не соответствует санитарным требованиям для организации такой гостиницы для лиц без определенного места жительства. Это двухэтажное здание – административное, а для того, чтобы принять человека с улицы, который на улице жил, ему нужно провести санитарную обработку: отмыть, обработать от педикулеза, других кожных заболеваний, пройти флюорографию, и уже только потом его можно будет поместить к другим людям. В нашем административном здании таких условий просто не существует».

Зато, по всей видимости, такие условия существуют в городских больницах, в которые привозят бомжей и асоциальных граждан почти ежедневно.

Как выяснили Ulnovosti.ru, ежедневно в центре соцадаптации работает одна бригада, которая выезжает по экстренным вызовам. По словам директора учреждения, в состав бригады входят завотделением, специалист по соцработе, юрист, фельдшер, которые собирают информацию, оказывают помощь, потом формируют планы работы с человеком, за него подают заявление в УФМС, в паспортный стол, в ПФР, в ЗАГС и т.д.

Работники городских больниц говорят совершенно обратное, высказывая претензии в адрес центра. «Чаще всего в центр соцадаптации обращаемся мы сами, – рассказывает старшая медсестра городской больницы №2. – Бомжей и асоциальных граждан чаще всего доставляют к нам либо участковые, либо сердобольные соседи и просто неравнодушные граждане. Два месяца назад к нам поступил один такой пациент, так мы месяц просили оформить на него документы работников центра, но так и не дождавшись, оформили все сами. Он у нас целый месяц в больнице пролежал».

Руководитель центра соцадаптации г-н Белов, проводя нам экскурсию по своему шикарному офисному центру, не перестает возмущаться: «Все хотят убрать бомжей с улиц, но в тоже время противятся тому, чтобы открывали где-то учреждения, и здесь был целый бунт, и на Нижней Террасе. Ну, куда нам их девать, если же сами граждане требуют, а когда что-то организовывается, они начинают выступать против».

Стоит отметить, что только в этом году на «ночлежку», которой до сих пор нет, было выделено 28,64 млн. рублей. Куда и в каких направлениях они «ушли» – для нас так и осталось тайной за семью печатями. Актуальная проблема открытия «ночлежки» для бомжей до сих пор находится в подвешенном состоянии. Главное – есть куда водить экскурсии для журналистов и высокопоставленных комиссий из Москвы, чтобы показать, что работа ведется. Вопрос эффективности использованных на центр соцадаптации средств – тема для прокуратуры.

Олег Софьин