Пн. Окт 26th, 2020

Шило на мыло. Ульяновские власти создают Палату справедливости и общественного контроля

Стоит отметить, что в Ульяновской области уже не первый год существует Палата справедливости. В нее входят уполномоченные по правам человека в Ульяновской области Галина Эдварс, по правам предпринимателей Анатолий Сага, по правам ребенка Людмила Хижняк и по противодействию коррупции Александр Павлов.

Уже к 1 января 2014 года планируется увеличить состав Палаты справедливости. Вместе с четырьмя уполномоченными в ней появится и пятый – руководитель. Кроме того, всех уполномоченных уже в ближайшее время ждет переизбрание. Затем – утверждение кандидатур через ЗСО. Уполномоченные смогут обращаться в суд с исковыми заявлениями. Правда, не совсем понятно, что мешало раньше им это делать.

Сегодня в региональном правительстве долго думали и обсуждали, как назвать новоиспеченный орган. Сергею Иванычу не нравится слово «Палата». Хурултай, Хорал, Дума, Собрание… Морозову больше нравится последнее. И хотя юридически на федеральном уровне закреплено официальное название «палата», губернатор настоял, чтобы руководитель правового департамента позвонил в Москву и справился, нельзя ли ее переименовать в «Собрание».

Новоиспеченная Палата или «собрание» справедливости будет расширена общественными контролерами. Они, по замыслу губернатора Морозова, должны появиться по всех муниципалитетах и будут объединены в единый институт. При этом общественные контролеры, по заверению ульяновского губернатора, наделяются практически безграничными полномочиями. В том числе они будут ходить по организациям и проверять документы. Куда завтра заглянут контролеры, в какую коммерческую фирму, аптеку, магазин, сауну – одному Богу известно. Кстати, в Ульяновске уже был скандальный случай с «народными контролерами» из «Единой России», когда те врывались в школьные столовые и проверяли кастрюли, выискивая, не докладывают ли детям мяса. Закончилось, помнится, все это публичным осуждением однопартийцами своих же «народных контролеров». Среди «заказчиков» этого мероприятия фигурировал единоросс Ростислав Эдварс, близкий к ООО «Альтернатива», занимающейся организацией школьного питания.

Губернатор Морозов в своем порыве создать институт общественного контроля более оптимистичен. «Создавая такой орган, мы делаем огромный шаг в развитии гражданского общества в Ульяновском регионе, – заверяет Сергей Иванович. – Мы выстраиваем общественный контроль, чтобы все было максимально прозрачно. Ни в одном субъекте Российской Федерации такого нет».

ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ ЭФФЕКТИВЕН ЛИШЬ НЕЗАВИСИМО ОТ ГОСУДАРСТВА

Обсуждение создания Палаты справедливости и общественного контроля уже проходило и в Общественной палате Ульяновской области. Общественники высказались неоднозначно: за создание такого органа проголосовало 5 человек, двое высказались против, один воздержался.

Нина Дергунова, председатель Общественной палаты Ульяновской области
Фото: v2.ulkul.ru

Председатель региональной Общественной палаты Нина Дергунова к созданию общественного контроля относится вполне положительно. «Не к Палате справедливости и общественного контроля, а именно к развитию общественного контроля, – уточняет г-жа Дергунова. – Я сомневаюсь, что у общественников возникнут особые полномочия. Серьезного разъяснения требует и фраза «передача полномочий». То есть что получается: четыре омбудсмена не справляются со своими обязанностями и часть полномочий хотят передать общественникам? Тогда нужно четко разделить, какие полномочия останутся у государственных чиновников-омбудсменов, объединенных в Палату справедливости. И какие перекладываются на общественников. На каких условиях это все происходит, каким образом омбудсмены будут отчитываться за то, как их полномочия выполнили общественники. Это нонсенс.

Не понятно и то, как эти общественные контролеры будут осуществлять этот самый контроль, какие у них вообще могут быть полномочия? В законе это не прописано.

Вторая позиция для меня абсолютно принципиальная. Омбудсмен – это государственный чиновник, а Палата справедливости (омбудсменов) как государственный орган является объектом общественного контроля. Как любое госучреждение. И вдруг орган, который является объектом общественного контроля, начинает сам организовывать общественный контроль… Это второй юридический нонсенс». По мнению г-жи Дергуновой, общественный контроль лишь тогда эффективен, когда он независим от государственных структур.

ПАЛАТА СПРАВЕДЛИВОСТИ АНГАЖИРОВАНА ВЛАСТЬЮ

Игорь Корнилов беседует с уполномоченным по правам предпринимателей Анатолием Сага
Фото: Ul-people.ru

Председатель правления межрегионального общественного правозащитного объединения «Правовой фонд» Игорь Корнилов в своем комментарии был более категоричен:

«В существующем виде Палата справедливости откровенно ангажирована властью, хотя бы потому, что три места из четырех занимают бывшие чиновники, – говорит Корнилов. – Не общественники, обращаю внимание, а именно чиновники, которые усиливают давление на бизнес, которые сами занимаются бизнесом, и все это ведет к тому, что речь идет об усилении тех или иных кланов. Их действия не имеют никакого отношения к защите прав граждан. Классический пример – Эдварс Галина Анатольевна, которая лоббирует интересы компании «Альтернатива» везде и на всех уровнях. В Палате справедливости существует заявительный принцип: есть человек с заявлением – есть проблема, нет человека с заявлением – нет проблемы. А задача должна быть совершенно по-другому поставлена – выявить проблему и заставить работать государственные органы, а не бегать как адвокат по каждому персональному делу. Я считаю, что выездные проверки, которые организовывает Эдварс – они просто незаконны, это не ее компетенция, не ее полномочия. Ее дело – выявить факты, нарушающие права человека. А не устраивать гонения на бизнес, не устраивать гонения на чиновников. Потому пресекать незаконную деятельность региональных чиновников должны органы федеральной власти, на то есть контрольно-надзорные органы. Задача омбудсмена – защита прав, а не преследование. Наша справедливая палата превратилась в дублирующий орган прокуратуры. Создавали орган защиты, а получился орган обвинения».

По мнению г-на Корнилова, у общественных контролеров нет и не будет никаких прав ходить по организациям с целью проверки. «Не имеют право, – заявляет он. – Это написано в Конституции и в федеральных законах. Недавно только я разбирался с контролерами из Тольятти, которые приезжали под видом представителей Общества по защите прав потребителей, ходили по кафе, столовым и ресторанам, требуя представить им финансовые отчетные документы. Во избежание судебных исков требовали немалую мзду от 5 до 20 тыс. Практически рэкет под видом общественных организаций. Мало у нас таких проблем? Будут еще. Не имеют права общественники ходить с проверками – это не их уровень. Во-первых, у них для этого знаний не достаточно. Во-вторых, это дополнительное средство нелегального сбора денег. Шантаж – либо ты мне заплатишь, либо у тебя будут проблемы. Чем и кончатся эти общественные проверки.

К тому же я уверен, что в эти общественные контролеры попадут люди, близкие к власти или бывшие работники органов, которые себя уже дискредитировали. Сегодня, кстати, в Ульяновске мы наблюдаем работу так называемых «общественников» в виде ТОСов (или действующих под видом ТОСов). Когда ОПГ называет себя ТОСом и под его видом продолжает собирать дань с прилегающего района, создавая свои парковки. Все эти действия скорее напоминают легализацию криминала, чем общественно полезное деяние».

Стоит отметить, что, несмотря на обилие всевозможных палат, советов при губернаторе и уполномоченных, в недавний конфликт вокруг строительства гостиницы «Марриотт» не вмешался ни один из перечисленных общественных институтов. Общественная палата отсиделась за круглым столом, приняв свою резолюцию, но никто к народу не вышел. Между тем, когда в 2011 году создавалась Палата справедливости в регионе, то губернатор лично заявлял, что дополнительных денег из бюджета на это не потребуется. Сейчас же мы наблюдаем, что расходы у Палаты, как у министерств. Растут как на дрожжах не только зарплаты самих уполномоченных, но и штат их сотрудников.

Ирина Казакова