Сб. Окт 24th, 2020

Чиновничье самодурство. Или как в Ульяновске уничтожили уникальный цветник-дендрарий

– В канун моего 75-летия на аппаратном совещании в правительстве Ульяновской области с подачи неведомой «комиссии», тайком обследовавшей школьный двор (даже директор лицея не знал о приезде этой комиссии), прозвучало: «Безобразие! Там одна трава!», – рассказывает в Геннадий Краснопёров. – После этого началось невообразимое.

В семь утра звонит мне по телефону директор лицея: «Геннадий Иванович, вы не можете придти в цветник? Дело в том, что кто-то приедет к нам с проверкой. Будет обследовать наш двор». «Уже иду. – сказал я. – Как раз собрался, чтобы посадить сегодня очередную партию цветочных саженцев».

На школьном дворе увидели женщину. Подошли к ней. Не поздоровавшись с нами, она сходу начала показывать, как она сказала, на безобразия. Представившись, назвав себя садовником (на что услышал: «Плохой вы садовник!»), попробовал возразить ей:

– что невысокий ещё американский клён, который она считает сорняком, при последующей обрезке и формировании кроны будет смотреться на этом месте эффектно;

– что тоже к месту «самостийная» тополиная аллейка, появившаяся около одной из экологических троп от корней расположенного в пятнадцати метров от этого места громадного красивого тополя;

– что тот высокорослый массив, который она принимает за бурьян, это ещё не расцветшие кусты великолепного цветочного растения по имени гигантский бальзамин; это вот-вот расцветёт и будет радовать своим буйным цветением вплоть до октябрьских первых сильных заморозков…

В ответ – пренебрежительно-грубое: «Я с вами не разговариваю! Я вас не приглашала!»

Вот так: пришла в мой цветник и – «Я вас не приглашала!»

Она – чиновник. Я – народ. Можно ли так разговаривать с народом? И надо ли ждать от этого народа доверия, не говоря уж о страстно желаемой чиновниками народной любви к ним?

Последующие события развивались стремительно. «Сверху» – телефонный звонок директору лицея: «Срочно организуйте массовый субботник и скосите всю траву!» Пришёл человек с косой. Стал обдирать с изгороди посаженный мною девичий виноград, замечательное декоративное украшение, которое особенно эффектно (своей золотой листвой) поздней осенью. «Что вы делаете? Уничтожаете такую красоту!» – возмутился я. Содрав виноградные плети, человек стал косить. С угрозой: «Отойдите, а то и вас затрону». «Ну что ж, косите и все другие цветы»,- сказал я. «Прикажут – скошу», – услышал в ответ.

Читаю в иных блогах: «Русский народ могуч. Воспрянет он…» Когда-то и я так думал. Но… воспрянет ли он, русский народ? Ведь тот человек с косой- он русский. А так спокойно, большой уверенностью в своей правоте, заявляет: «Прикажут – скошу». Не значит ли это, что прикажут ему мать родную зарезать, и он исполнит этот приказ?

По-моему, исполнение любого приказа – это самое отвратительное из всех человеческих поступков.

Посетил территорию школьного двора и один из заместителей губернатора.

Всё сделали под его присмотром: обкосили участки с той и другой стороны забора, уничтожив при этом и значительную часть цветов; убрали тополиную аллею; выкорчевали американский клён; подремонтировали прилегающую к школьному двору дорогу…

Я-то в начале подумал, что весь сыр-бор загорелся из-за десятка кустов полыни, лебеды и других так называемых сорняков, которые я оставил среди десятков тысяч цветочных и декоративных растений, чтобы показать школьникам во время экскурсий по моим экологическим тропам. Но знакомый из местных властных структур сказал мне, что ожидается приезд в лицей высокого начальства; для него и новая дорога, и обкашивание забора с двух сторон (чтобы не было удобства для террористов)…

Всё из растительности на школьных дворах должно быть не выше полутора метров. Это правило в нашем Ульяновске введено почти сразу же после кончины Советского Союза, во времена которого школьные дворы были подобны нашему сегодняшнему – то есть они являли собой оригинальные природные оазисы, удобные для отдыха и школьников с их родителями и школьных преподавателей. А теперь – образцом – одна из близких к нашему микрорайону школ. На её дворе – небольшая круглая клумба, на которой несколько живых цветов. Около – пошлые «лебеди», сделанные из автомобильных шин. А вокруг клумбы понатыканы… искусственные (бумажные) цветы…

По всей вероятности, скоро конец моему проекту «Экологические тропы школьного двора». Три года назад директор лицея уже выдержал одну атаку, когда ему приказали: «Всё скосить и перекопать!», он, рискуя своей карьерой, не выполнил тот дурацкий приказ. Но тогда были в среде местных властей и те, кто поддерживал мой проект. Бывший мэр Ульяновска Сергей Николаевич Ермаков принародно вручил мне такое красиво оформленное текстовое сообщение: «Благодарность. Премия за оригинальную идею Красноперову Геннадию Ивановичу – за создание «Экологической тропы на территории физико-математического лицея № 38». Мэр Ульяновска С.Н. Ермаков».

Есть у меня и вот такой документ: «Диплом. Награждается Красноперов Геннадий Иванович. «Экологические тропы школьного двора» 111 место в номинации «Лучшая идея по благоустройству и архитектурному облику». Министр строительства Ульяновской области А. В. Букин»…

В «Книге отзывов», которая была на моей фотовыставке, посвящённой «Экологическим тропам школьного двора», от губернатора Ульяновской области были и остались очень-очень тёплые слова. Он пообещал мне всяческую поддержку.

Теперь всё по-другому. Давление на директора лицея, судя по обрисованному мною инциденту, усиливается. И вот он – пусть и очень порядочный – может не выдержать такого прессинга. И тогда придёт тот человек с косой и скосит все мои сто тысяч цветочных растений. А на месте цветочно-декоративного (больше ста видов растений в моём цветнике) появится платная автостоянка, которая может пополнить скудный ныне лицейский бюджет.

Думаю сейчас: «Куда в таком случае перебазироваться? Где найдётся спокойное место для моих цветов?». Будь я иным, тогда бы не надо искать то обетованное место. Давно уже приглашают меня местные богатеи к себе на загородные дачи. Обещают хорошую зарплату, с тоже хорошей кормёжкой. Там, за глухими заборами, цветам будет безопасно – никаким проверяющим нет туда доступа. Но мне-то будет каково в этом случае! Выращивать цветы келейно, для избранных,- нет, это не по мне! Давнишнее, горячее желание у меня: чтобы мои цветы радовали всех, кто ещё не отлучился, как та вздорная начальница, от Природы.