Вт. Апр 16th, 2024

Ульяновские чиновники отказываются лечить больных коронавирусом стариков. Те умирают — но это никого не волнует

У слова «геноцид» много определений. Но главное, что их объединяет, — систематическое и планомерное уничтожение. Или же, что ещё циничнее, — создание условий, при которых жизнь станет невыносимой.

Что ж, действия ульяновских чиновников по отношению к самым беззащитным из нас, — старикам, — подошли к геноциду вплотную.

16 октября жителю Димитровграда Станиславу Тумиловичу пришёл положительный тест на коронавирус.

В 15 часов того же дня была вызвана скорая помощь.

Она прибыла в 21.30. Со сломанным аппаратом измерения сатурации. Но зато с таблеткой парацетамола.

17 октября с 07:30 родные Тумиловича вновь пытались вызвать скорую или дежурного врача, чтобы сделать КТ.

Несмотря на обещания в регистратуре, дежурный врач не пришел. Скорая не приехала.

Следующие дни до 21 октября состояние было средне-стабильным — 38°, кашель.

Врачи на вызовы также не явились.

В ночь с 21-го на 22-е Тумиловичу стало плохо. Скорая всё же приехала.

В больнице у него не взяли ни один анализ. КТ назначили на 3 ноября. Не померили температуру. Тумилович сообщал о своём состоянии по телефону родным. Т-ру измерял градусником, взятым из дома.

Затем — опять-таки без анализов — Тумиловичу поставили капельницу. Всё лечение!

В течение дня он стал чувствовать себя хуже. И вечером умер.

«Заведующая Поликлиники для взрослых №1, ФГУЗ КБ №172 ФМБА России в городе Димитровграде, Злобина Светлана Владимировна, не брала трубки в течение пяти дней с начала болезни (ей звонили с разных номеров весь день), на месте застать ее было невозможно, то же самое со старшей медсестрой», — пишут родственники Тумиловича.

Что ж, лагерю Аушвиц — Ирма Грезе. А родине Ленина — С.В. Злобина.

Станиславу Тумиловичу было 88 лет. Ветеран труда. Патриот. Он был бодр, ясен в мыслях, писал для «АиФ-Ульяновск» колонку — «Мнение Тумиловича».

То есть — убит журналист.

Кто-то скажет: в возрасте — так бывает.

Мы скажем: с такими врачами — иное исключено. Ибо Тумилович — не исключение.

Другая история: Ольга Ванюкова. Тоже Димитровград. Тоже пол-ка 172.

В течение семи дней после положительного COVID-теста ей говорили по телефону: «Снимайте температуру». Когда она, надев маску, пришла в пол-ку, ей отказались даже выписывать больничный. К её мужу отказались направлять врача для тестирования.

При лёгких случаях — несмотря на очевидные симптомы коронавируса — в той же поликлинике больных просто футболят. «Нет ковида у вас», — говорят. Безо всякого теста.

По населению Ульяновская область — на сороковом месте.

По ковидникам — на двенадцатом.

По длительности пребывания губернатора Сергея Морозова на посту — на первом.

Ирму Грезе (по одной из специальностей — медсестру) в 1945 году повесили.

Какой социальной справедливости заслуживают ульяновские чиновники — ответ очевиден.

Эдвард Чесноков — для Незыгаря

Фото: laboratoryequipment.com

Комментарии:

  1. где родные ? почему молчат , где Морозов и свиты которые в ницу летают , почему не работают?

  2. В сентябре 2020 у меня умер отчим тоже в Димитровграде.
    Умер не от ковида, а от инсульта — ему не оказали помощь доктора, не госпитализировали! Хотя скорую вызвали вовремя!
    Сказали, что больницы заполнены и увезли с ИНСУЛЬТОМ в Ульяновск ( а это 3 часа в одну сторону). В Ульяновске сказали: «зачем вы его сюда привезли, везите обратно». Не оказали НИКАКОЙ помощи и увезли снова в Димитровград , еще 4,5 часа, с пробками.
    Итого: с 6 утра до 8 вечера человеку не оказывали помощь! С ИНСУЛЬТОМ!
    К чему эти плакаты с рекомендациями при инсульте, если врачи не оказывают помощь и человек умирает у тебя на глазах? Позор

Обсуждение закрыто.