Вс. Мар 7th, 2021

Архитекторы, краеведы и художники о ликвидации здания больницы, построенной архитектором Вольсовым

Невежество – страшная сила. В этом убеждаешься, глядя на зияющие пустоты оконных проёмов некогда функционирующего здания больницы на Нижней Террасе Заволжского района г.Ульяновска.

Здание в стиле конструктивизма построено, по данным местных историков, в 30-е годы 20-го века. Несмотря на солидный возраст, оно выглядит очень основательным: стены ровные, на них не видно трещин. Аварийным его никак нельзя назвать. Требуется лишь замена перекрытий и кровли. Много раз перекрашенный кирпич вполне можно почистить. Оконные рамы с оригинальным рисунком переплётов тщательно обмерить и заменить новыми. Заменить и стеклоблоки, добавив в них современную подсветку. Реконструкция здания, сделанная с умом, может превратить его в объект туризма.

В прошлом году (2019 г.) в городе проводились юбилейные мероприятия, посвящённые 140-летию архитектора, спроектировавшего это здание. А через год одно из его творений приговорено к уничтожению рукой невидимого Швондера 21 века.

Парадоксально, как повторяется история. В своё время Феофан Вольсов, автор здания больницы, будучи городским архитектором, спас от сноса памятник Карамзину и металлическую ограду особняка Шатрова (ныне – объект культурного наследия).

В настоящее время в Ульяновске нет городского архитектора с архитектурным образованием, который мог бы, по крайней мере, объяснить непонимающим, что такое конструктивизм и зачем его сохранять.

За строительство военных казарм и устройство рядом с ними парка на северной окраине Симбирска Феофан Вольсов был награждён Николаем II золотым портсигаром с бриллиантами.

Фото существующего состояния здания (декабрь 2020 г.)

Комментарии по теме.

Архитектор Лев Нецветаев: “Ведь есть у нас хороший пример: сохранённая застройка по ул. Ленина. Но это мудрое решение из 1960-х годов. Понятно, что тогда богаче жили и шире смотрели. А что, нашей ОБЛАСТИ сейчас слабо сохранить интересное здание, пусть даже поменяв начинку?”

Архитектор Владимир Сергиенко: “Патологическая страсть наших чиновников – построить новое – означает сломать всё то, что построено до них с убойным аргументом – “Место на въезде, и лучше места под поликлинику не найти”. Но представленный генплан подтверждает, что посадку нового здания поликлиники можно произвести без сноса старого. Вопрос ещё в том, что делать с этим памятником конструктивизма. Это уже в крови чиновников довести неугодное здание до состояния обрушения и потом в срочном порядке предлагать его ломать. Ведь здание действительно знаковое и терять его – это преступление. Так переместите в него Министерство здравоохранения и деньги сразу найдутся. И это здание после реконструкции простоит ещё сто лет в насмешку новомодным 24-х этажкам, которые через 50 лет просто рассыпятся. Удивляет отношение к этой теме чиновника Управления по охране культурного наследия (язык не поворачивается назвать его руководителем) – дайте нам то, дайте нам это, представьте экспертизу, а потом уж мы посмотрим… Да Вашу структуру поэтому и создали, чтобы Вы вели планомерную работу по выявлению зданий-возможных памятников и сами ставили их на учёт, это не бумажки перекладывать на столе и заниматься отписками”.

Краевед Иван Сивопляс: “Печально, конечно. В прошлом году, в декабре, я написал статью «Феофан Вольсов, первый зодчий советского Ульяновска», к 140-летию зодчего: «Он построил больницу при заводе имени Володарского, единственный в Ульяновске образец ценимого в мире советского конструктивизма 1930-х годов». На родине создателя советского государства советский конструктивизм, как кажется, не в цене. А сколько, и правильно, говорится о красном туризме – пандемия однажды закончится – и о музеефикации советской эпохи – но «по делам их узнаете их»… В прошлом, 2019 году, мы юбилеили по поводу Феофана Вольсова, в уходящем 2020 – в связи с 75-летием Великой Победы, и город наш получил почётное звание «Города трудовой доблести» – за труды тех, кто здесь, в тылу, ковал оружие Победы, и завода Володарского, всего, что с ним взаимосвязано это касается в особой мере. Здание больницы, построенной по проекту Феофана Вольсова – свидетель той самой Великой Отечественной войны, тех трудовых подвигов и свершений – и очень бы хотелось, чтобы и в последующие юбилеи оно являло нам сохранённую память”.

Архитектор Александр Варюхин: “Честно говоря, не ожидал, что снос больницы вызовет такое количество комментариев. Причём, на удивление, в основном серьёзных и аргументированных. Это как-то нехарактерно для комментаторов «Улпрессы». Тем радостнее.
Конечно, я за сохранение сооружения конструктивизма – стиля, признанного во всём мире и оказавшего огромное влияние на всю современную архитектуру.
Но подумалось о самой Нижней Террасе. Ведь это классический моногород, как Кыштым, Миасс и др. С той только разницей, что он внутри большого города. И на этой довольно небольшой территории собраны представители всех архитектурных стилей с момента её освоения. И модерн, и сталинский ампир, и «хрущёвки», и советский модернизм, и т.д. Да ещё и конструктивизм, представителей которого в нашем городе можно сосчитать по пальцам одной руки.
На этой территории можно изучать историю архитектуры нашей страны! Уже не говоря о городе. Если здание больницы снести, картина будет неполной. Но это кому-то неинтересно…”

Художник Александр Зинин: “Великолепная публикация. В ней всё горькая правда. Мной просмотрены все последние публикации на эту тему. Наши самые значительные архитекторы, высказавшие своё компетентное мнение, абсолютно правы. Заявленная при этом гражданская позиция честна, по-настоящему конструктивна и примерна для всех. У наших велиречивых и величавых хозяйствующих “чиновничков” – иначе их и не назовёшь – с подобной гражданственностью из рук вон… Эта публикация представляет нравственный образец и ещё великолепна в качестве серьёзной просветительской публикации, в том числе и всех наших чиновников, темой “Что такое советский конструктивизм!”. Спасибо авторам за их компетентность и гражданское мужество.”

Архитектор Кирилл Артамонов: “Подобных новостей в последнее время становится все больше и больше. Считаю дикостью подобное отношение к, пусть даже ветхой, архитектуре. Как говорится, «что имеем, не храним, потерявши плачем…». Очень печально, но, к сожалению, у нас в городе не умеют работать с архитектурным наследием, да и вообще с городскими пространствами, следствием чего является, в том числе, потеря национальной идентичности, самоидентификации и ухудшение качества жизни…


Однако, однозначно, сооружения подобной планировочной структуры, хранящие в себе определенную историческую память имеют огромный потенциал: не только быть восстановленными, но также, после грамотной реставрации и ревитализации, могут обрести новую современную функцию, став точкой притяжения не только для жителей нашего города, но и для всей страны.
Есть масса примеров грамотной работы с подобными сооружениями, не только в Европе, но, в том числе, и в современной России. Это и крупные столичные объекты вроде комплекса «Депо» на ул. Лесная в Москве, ставшее одной из ключевых точек притяжения столицы, и здание НАРКОМФИНА, превратившееся из ветхой постройки в самое дорогое жилье в стране, и, далеко ходить не нужно, сооружение «Белая башня» в малоизвестной до этого проекта Сысерти, которое сперва по инициативе неравнодушных людей прошло путь от попыток уничтожения к своему восстановлению, и вот буквально недавно получило федеральную поддержку для полноценной ревитализации.


Очень радостно, что руководство этих городов, а также инвесторы понимают, что эффект как культурный, так и экономический от грамотного переформатирования и реставрации старых построек оказывается всегда в разы выше, чем от безликой, типовой новостройки. Но одновременно вдвойне горестно от осознания, что в твоём родном регионе, в городе, являющемся столицей области, строительная деятельность (подчеркну, не архитектурная) направлена лишь на получение моментальной прибыли, моментального пиара «без реального дела», а о действительно качественных пространствах, бережном отношении к наследию архитектуры и грамотном градостроительном планировании, направленном на будущее, речи вообще не идет…”

Директор ООО “Средневолжское предприятие Спецпроектреставрация” Артём Климов, архитектор Александр Андрианов: “Здание является историческим наследием г. Ульяновска, этот стиль закреплён в учебниках по архитектуре. Здание нужно сохранить как пример стиля конструктивизма 30-х годов – для будущего Ульяновска, как города с историей. Предлагаем подготовить коллективное обращение на имя начальника Управления по охране объектов культурного наследия администрации Губернатора Ульяновской области для включения данного здания в выявленные объекты культурного наследия. Если к мнению архитекторов не прислушиваются, пусть это определяет эксперт по ОКН”.

a-architects73.livejournal.com

Комментарии:

  1. Рад,что уже подняли такую волну мнений. Хотя бы что то будет предъявить в оправдание потомкам ,мол возмущались гибелью шедевра. впрочем ,кажется больницу приговорили к смерти и приговор приводят в исполнение. Как требования экспертов из Москвы не спасли от уничтожения Троицкий собор,так и плач профессионалов невежам-властям не мешает гробить стиль- символ революции. Даже старые большевики ,договорившиеся о передвижке Дома Свободы” ,его не спасли. Вольсов с Гречкиным отстояли нам Карамзина ,когда его предлагали сдать в переплавку. Первый директор краеведческого Гречкин в 1938 погиб в расстрельном рву ,но Муза Клио благодаря ему радует потомков. Вольсов провёл в Ульяновске канализацию,укрепление склонов Свияги и Волги.А неблагодарные потомки губят его творение – констркктивистскую больницу. В последний год власть покушается на лучшие здания города и скоро будет больше ассоциироваться с архитектурными трагедиями,чем снесшие в 1930-е годы храмы- шедевры чиновники. Неужели 2020-е пройдут под властью Геростратов? Тогда от исторической советской архитектуры ничего не останется.

  2. Боюсь, не услышат чиновники ни архитекторов, ни краеведов.. На кону освоение больших денег. Тут только если еще попробовать публичную акцию протеста. или как вариант – прийти с видеокамерой всем архитекторам на одно из совещаний морозова и там поставить вопрос ребром. и пусть отвечает на камеру.

Обсуждение закрыто.