Пт. Янв 27th, 2023

Без торгов и аукционов. Рекультивацию полигона в Красном Яре подвели под ЧС

Московское ООО «Экоинвест» приступает к рекультивации полигона в Красном Яре. Без торгов и аукционов. Стоимость работ – более 400 миллионов рублей. В ситуации с долгожданной рекультивацией прекрасно все: от самого полигона, на котором бизнес сколотил баснословные деньги, прикинувшись банкротом, до cегодняшней раздачи сотен миллионов близкому к региональной кормушке бизнесу, и всеми  действующими лицами. Со стороны все чинно, благородно и, скорее всего, узаконено всевозможными официальными документами, но вопросов к действующим лицам остается немало.

Сегодня на полигоне в Красном Яре появилась первая техника, привезенная из Твери, вагончик для будущих рабочих и московский ЧОП. Спустя 10 лет случилось то, чего ульяновцы так долго ждали, а власти обещали. В Чердаклинском районе подрядчик приступает к рекультивации крупнейшего мусорного полигона, некогда принадлежащего экс-депутату Ульяновской гордумы Валерию Безрукову. Количество накопленного мусора здесь исчисляется здесь в 580 тысяч кубометров отходов.

У федералов было полное право не выделять федеральные средства на рекультивацию полигона в Красном Яре, отказав его включение в нацпроекте «Экология». Чиновникам регионального минприроды во главе с Рахматуллиной прекрасно известно, что одним из условий федерального центра включения объектов в нацпроект «Экология» является тот факт, что под статус накопленного экологического ущерба может попасть только государственная свалка, либо когда нет установленного лица, либо было госпредприятие, которое на сегодняшний день не существует. У красноярского полигона все прошлые годы был собственник.

Вплоть до прошлого года полигон ТКО в Красном Яре числился за ликвидированным ООО «Полигон», которое в свое время должны были привлечь к субсидиарной ответственности, заставив ее рекультивацию за собственный счет. Заметим, что ООО «Полигон» ликвидировался отнюдь не банкротным путем. У данной компании есть и остается правоприемник в лице ООО «Гран-При», которое по закону не освобождается от обязательств, наложенных на его правопредшественника. В такой ситуации не только федеральной комиссии Росприроднадзора, но и обычным обывателям не было понятно, на каком основании на протяжении всех последних пяти лет региональные чиновники пытались получить федеральные средства, отказавшись от привлечения виновника экологического ущерба ликвидировать за свой счет. Равно как заставить оплатить задолженность по исполнительным листам на сумму в более 10 млн. рублей в качестве оплаты за негативное воздействие на окружающую среду за прошлые годы. Обещанное шесть лет назад возбужденное уголовное дело тоже кануло в лету.  

Логика подобного бездействия и откровенного закрытия глаз на виновников нанесенного ущерба прослеживается весьма четко и известна всем. Годами спускать на тормозах постоянно горящий и нелегально работающий полигон, да еще располагающийся рядом с Волгой и вблизи Ульяновска, не привлекать к рекультивации полигона семейство бывшего депутата-единоросса Безрукова было ничем иным, как сговором с первыми лицами команды Морозова. Сговором в надежде на распил в перспективе сотен миллионов федеральных средств, которые можно получить на рекультивацию. А попилить можно и без Безрукова, он свое на этой свалке уже неплохо заработал.

В прошлом году со сменой власти на региону начали выделяться федеральные деньги. Казалось бы, наконец-то Ульяновская область дождалась и рекультивации Винновской рощи, и полигона в Красном Яре. Радость оказалась недолгой: рекультивация Винновки уже обернулась скандалом и непонятными работами в отсутствии главного документа — проекта производства работ, согласованного в установленном порядке Росприроднадзором. Освоение федеральных средств на рекультивации полигона в Красном Яре тоже происходит по весьма интересным схемам.

Чтобы попасть в федеральный нацпроект «Экология» и, наконец-то, получить от федералов добро на рекультивацию, по сути, частной свалки, земельный участок был срочно передан в бессрочную аренду ОГАУ «Карсунский лесхоз», а интересанты регионального минприроды сосредоточились на подковерной войне внутри ведомства в лоббировании своих подрядных фирм на многомиллионных федеральных средствах. Рахматулина, войдя в доверие к зам губернатора области Игорю Эделю, одержала-таки победу в битве за министерское кресло, несмотря на откровенные провалы в работе по всем фронтам. Получила не только должность, но и, вероятно, неплохое бизнес-предложение, от которого не возможно было оказаться.

Договор на рекультивацию полигона в Красном Яре оказался подписан с ООО «Экоинвест» (ИНН 6325058773), учредителем которого министр Рахматуллина значилась с 2013 по 2016 годы, впоследствии с приходом в чиновничью должность, просто переписав ОООшку на свою давнюю подругу и компаньоншу по другому бизнесу — ООО «Промэкология» — Анастасию Барышеву. Выручка ООО «Экоинвест» по итогам 2021 года – 2, 9 млн. рублей, прибыль – 110 тысяч. В компании до сих пор значится один сотрудник, уставной капитал – традиционно 10 тыс. рублей.

Конечно, оприходовать столь крупные федеральные средства г-же Рахматуллиной и ее подружке вряд ли кто бы позволил. Другое дело – крутые московские бизнесмены, близкие чиновникам нынешней региональной власти. Уже в марте 2022 года в ООО «Экоинвест» происходит смена учредителей и фирма, близкая министру Рахматуллиной переписывается или продается московскому ООО «Бауинвест» (90% долей) и Сергею Кокоре (10%).

Выручка ООО «Бауинвест» — почти 4 млрд. рублей, согласно ЕГРЮЛ компания занимается деятельностью автомобильного грузового транспорта и услугами по перевозкам, добычей декоративного и строительного камня, разработкой гравийных и песчаных карьеров и так далее… В арсенале компании госзаказов – на 6,5 млрд. рублей, и все как на подбор поставка песка строительного. То есть практического опыта по рекультивации столь сложных полигонов, как в Красном Яре – ноль. Судя по всему, рабочих на субподряд будут набирать здесь же, в Ульяновске, хотя технику сегодня на площадку загнали довольно серьезную.

Впрочем, есть во всей этой ситуации с рекультивацией один весьма сомнительный, но важный нюанс. Деньги – федеральные, выделенные по нацпроекту, обязательные к расторговыванию через аукционы по 44-ФЗ, ушли согласованному подрядчику по весьма кривой схеме – по прямому договору через «Облстройзаказчик». Так, что об этом даже в региональном УФАС никто не слышал. Пролетели сотни миллионов и минуя других возможных подрядчиков. В полном объеме, хотя вангуем: на столь «жирный» аукцион могли бы заявиться не одна крупная компания, сбив цену и сохранив десятки миллионов в региональной казне. Удивительно, но в период СВО и жесткого бюджетирования конкуренция и торги оказались вторичны. Первично – оприходование федеральных средств. Для чего, по некоторым данным, ситуации вокруг полигона в Красном Яре, был присвоен статус ЧС.

Чрезвычайная ситуация бывает регионального, муниципального и федерального уровня. Кто признал ситуацию с объектом чрезвычайной, где документы, заключения, собрание комиссии по чрезвычайной ситуации? Ни одного из них никто не видел. Как не видит ни один эколог, с кем нам удалось пообщаться, в полигоне опасного.  

Полигон шесть лет горел – никому не надо было, никто ЧС не объявлял, — говорит на условиях анонимности один из них. – Сейчас вдруг посредине зимы возникла чрезвычайная ситуация. Существуют муниципальные комиссии МЧС, чтобы принять режим ЧС, нужно собрать комиссию, все ее члены должны подписать официальный документ. Другое дело, когда в Ульяновске случился оползень, это была действительно чрезвычайная ситуация, когда решать проблему нужно было в считанные сутки. Никакого ЧС в ситуации с полигоном я как эколог с более чем 30-летним стажем не вижу. Есть накопленный ущерб, за который должен отвечать тот, кто деньги получал с народа за мусор. А сейчас мы на федеральные деньги беремся его рекультивировать. Не забываем и то, что экологические преступления не имеют срока давности, где уголовное дело? У фирмы был директор и был собственник, никто никуда не делся, заграницу никто не убежал. Более того, сегодня тот же сын Безрукова Герман (владелец компьютерных клубов с кальянами) является заместителем председателя УРО «Российского экологического общества», который в регионе возглавляет Рахматуллина. А фирмой-подрядчиком, удостоившейся более 400 миллионов оказывается та, что ранее принадлежала данному министру. Не много ли совпадений? Не понятно и то, как можно один и тот же объект сначала планово включить в нацпроект на выделение федеральных средств, а затем провести по другой статье через КЧС.  Как видите, вопросов больше чем ответов. Я за долгие годы в Ульяновской области видел много схем узаканивания коррупционных ситуаций, но с подобной схемой сталкиваюсь впервые. Хочется надеяться, что прокуратура проверит. Равно как и наши ульяновские антимонопольщики.