Ср. Сен 30th, 2020

«Фантастические зарплаты есть в церкви и в футболе». Религиовед Сергей Петров – о богатстве РПЦ

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл призвал паству не верить слухам о нем и других православных архиереях. «Когда вы читаете самые ужасные вещи о патриархе, об архиереях, о священниках, помните, что там даже капли правды обычно не бывает, но все это направлено на то, чтобы тех, кто правду Божию провозглашает, скомпрометировать так, чтобы народ перестал их слушать и доверять. Ну что ты нам говоришь, ты посмотри, что о тебе пишут!» – сказал патриарх. По его словам, «этому искушению подвергаются не только миряне», и рассказал, как однажды один архиерей попросил его о финансовой помощи из личных средств, сославшись на то, что состояние предстоятеля якобы составляет 6 млрд долларов. «Этот бред достиг сознания архиерея, и он в него поверил», – посетовал глава РПЦ. Он заметил, что все то, что говорят и пишут, «это чаще для того, чтобы мы перестали говорить Божию правду». О том, с чем связано неожиданное заявление патриарха Кирилла – «ФедералПресс» рассказал религиовед, кандидат философских наук Сергей Петров.

«В первую очередь стоит отметить, что прозвучавшее заявление – в некотором смысле прецедент. Я действительно не помню, чтобы когда-то патриархи подобным образом оправдывались. Для чего это делается – трудно сказать; надо понимать, что патриарху как монаху на самом деле деньги и не очень-то нужны. У него даже большую часть времени должен быть очень скромный постный стол.

Однако встает законный вопрос – а почему вообще возникли эти разговоры о несметных богатствах служителей церкви? Дым без огня? На самом деле это очень серьезный вопрос, потому как мы все прекрасно видим, как живет РПЦ в целом, и как живут многие священники в частности. Между тем, Иисус Христос призывал к бедности, призывал не собирать себе богатства на земле, считал, что надо быть простыми, как дети.

Но что видим мы сегодня? Сначала у священника появляется автомобиль, потом – шикарный особняк и лишь затем – начинает строиться церковь. Чего уж душой кривить, у нас священники – народ далеко не бедный, да и сама церковь постоянно стремится к пышности, богатству и всякого рода излишествам. Рядовых людей это, конечно, очень раздражает, равно как раздражает регулярно растущая плата за требы – различные обряды, которые совершает церковь.

К сожалению, все это приводит к тому, что многие молодые люди начинают расценивать церковь как возможный карьерный путь, как успешный бизнес. Можно даже вспомнить старую поговорку: один идет в храм ради Иисуса, а другой – ради хлеба куса. Идти в церковь за материальными благами – в корне неправильно, и церковь нуждается в защите от подобных представлений, поверьте мне, как правнуку расстрелянного в 1938 году священника Тамбовской епархии Алексея Ивановича Тарасова.

Надо также понимать, что борьба с роскошью, о чем сегодня завел речь патриарх Кирилл, ведется на протяжении практически всей истории Русской православной церкви. Увы, трудно поверить в скромность РПЦ – стоит только посмотреть на дорогую одежду священнослужителей, на то, как они живут. Можно даже вспомнить резонансные истории, которые сопровождали самого патриарха – например, про заретушированные дорогие часы. Поэтому очень трудно представить патриарха в образе Иисуса.

Проблема богатства РПЦ начала обостряться на фоне всеобщего снижения уровня жизни, бедных становится все больше и больше. Более того, подчас не хватает даже денег на борьбу с эпидемией коронавируса, врачи вынуждены были шить себе маски из подручных средств. Но церковь, к сожалению, пока не в состоянии отказаться от образа богатейшего института. Многие сегодня даже мрачно шутят – мол, фантастические зарплаты есть в церкви и в футболе.

Может быть, патриарху стоит показать всем примерам и выйти к пастве в рубище и драной, протертой рясе, в этом нет ничего постыдного. Думаю, на людей это подействует».

Михаил Белый, fedpress.ru

Фото: m.123ru.net

Комментарии:

  1. Ба, да Петров не только колобковед, просветитель губернатора, а ещё и в делах божьих мастак? В данной публикации религиоведения нет даже признака
    . Есть довольно поверхооностное личное мнение ( комментарий) к лепету патриарха-бессребренника.
    Разобрал бы Петров наше, ульяновское, поповство. Кто они, откуда, почем? Почему так дорог опиум для народа и много ли пользы от него?

  2. Петров? Религиовед? Вы настоящим религиоведам этого не говорите, засмеют. Мнение Васьки из 5А было бы более информативно. Где разбор, аналитика, история отношений церкви с государством при Петре, при синоде, при Ленине и Сталине – когда закладывалась концепция автономии как привилегии благосостояния? Попробую объяснить простым языком:
    Церковь и поп должны быть нищими. Но – если церковь и поп нищие, значит у них мало возможностей. А у богатого государства много. И богатое государство может влиять на бедную церковь – в том числе напрямую ей управлять, принимая бездуховные, антихристианские решения, например.
    Церковь должна быть отделена от государства. Независима. Но быть одновременно и бедной и независимой не получается – что-то одно. Будешь только независимой и бедной – тебя твоей независимости быстро лишат, чай не во времена святых Апостолов живем. Чтобы быть независимой от государства церковь должна быть автономной, и следовательно иметь капитал, не связанный с государством. Чтобы в случае, если правительство скажет “долой попов” попы могли ответить “и вам не хворать” и припеваючи себе независимо жить.
    Поэтому поп, который должен быть беден, накапливает капитал – золото, церкви, дорогие машины, яхты. Он может их даже не использовать – достаточно иметь. Наличие капитала – гарантия субъектности. В традиционном обществе. Нет денег – нет независимости.
    Наша церковь поняла это за десятилетия прогиба под государство в петровские времена и позднее. Поняла, что если не хочешь быть в подчинительном положении к очередному самодуру который тебя развалит, нужно накопить жирку.
    То есть тут вилка: копить благо не рекомендуется, но и прогибаться под самодура (=отказываться от веры) тоже. Поэтому копим, но не лично для себя, а для церкви, для ее назависимости.
    Жирку накопили. Но следуя законам диалектики количественные изменения приводят к появлению новых качеств.
    Змея начала пожирать свой хвост, и накопительство в целях автономности превратилось в самоцель. К тому же изменилась структура общества: капитал перестал быть гарантией независимости.
    В России XXI века ты можешь иметь капитал и не быть независимым; субъектную независимость создают масс-медиа.
    А церковь в это не смогла пока еще, она живет правилами XX века. Не понимая, что независимость свою от государства она уже потеряла, и не потому, что у нее мало денег, а потому, что у нее мало лайков.
    Потому, что условные лайки – это новое золото. Чтобы быть субъектной церковь должна иметь капитал, но яхты, машины и золотые часы перестали быть капиталом в постинформационном обществе, им стали паблики, миллионные блоги и иже с ними.
    Нет никаких причин накапливать материальный капитал в XXI веке, тем более, церкви. Это было важно пока это давало независимость. Пока действовало правило “у кого деньги, тот и сильнее”. В постинформационном обществе действует правило “у кого социальные медиа и подписчики – тот и сильнее”, даже если у него нет денег. Оттого многочисленные казусы. Кирилл этого не понимает уж точно. Иначе он продал бы все имущество, что есть, и на вырученное купил пару фабрик троллей, сетевых СМИ, полсотни блогеров и групп Вконтакте на сдачу. Почему не понимает? Потому, что церковь – фантастически костная структура, крайне не мобильная, которая тяжело перестраивается. Которая даже еще не поняла, что произошло, когда появились смартфоны и безлимитный интернет. Государство, впрочем, тоже.

Обсуждение закрыто.