Ср. Дек 2nd, 2020

Спокойствие от безысходности. Почему Ульяновск теряет уникальный облик, а архитекторы не могут на это повлиять

Архитектурное сообщество Ульяновска вновь бьет тревогу: в результате ремонта еще одно здание, имеющее выраженный стиль советского периода, может потерять свой исторический облик. Профессионалы обвиняют строителей и местную власть в некомпетентности в вопросах архитектуры.

24 ульяновских архитектора подписались под открытым письмом к руководству Ульяновской области. Они просят губернатора Сергея Морозова и министра строительства Константина Алексича приостановить ремонт фасада детской поликлиники в Засвияжском районе Ульяновска. По словам авторов обращения, на глазах у жителей города “совершается акт вандализма по отношению к зданию”, построенному в стиле так называемого “советского ампира”, который также называют “сталинским ампиром”, “советским монументальным классицизмом”, “стилем триумф”. Построенные в середине прошлого века, эти здания отличаются помпезностью и монументальностью: такие черты советский ампир вобрал из множества ранних стилей.

На паспорте объекта имелось изображение фасада поликлиники после ремонта. Судя по этой картинке, в ходе ремонта здание должно было лишиться лепнины и других характерных признаков советского ампира, а фасад будет отделан дешевыми и технологичными материалами, обезличивающими здание, к тому же странной мозаичной расцветки. Авторы письма подчеркивают, что здание поликлиники является “архитектурным акцентом” площади Горького, отражающей градостроительный стиль минувшей эпохи и являющейся центром жилого района, построенного для работников Ульяновского автозавода. “С полным основанием эту территорию города можно назвать градостроительным ансамблем, который, к сожалению, разрушается с каждым днём по причине отсутствия единого руководства архитектурой города, некомпетентности в вопросах архитектуры строительных организаций, осуществляющих проектирование и ремонт зданий”, – говорится в обращении.

Как утверждают архитекторы в своем обращении, в Ульяновске историческая архитектурная среда не ценится и разрушается, в результате чего город несёт колоссальные культурные и материальные потери. При этом в других городах России подобные послевоенные “соцгородки” становятся объектами туризма, куда проложены специальные туристические маршруты и где можно послушать авторские экскурсии об истории рабочих династий и инженерной интеллигенции. В конце письма архитекторы настаивают на сохранении декоративных элементов стиля и на восстановлении уже уничтоженных подрядчиком фрагментов фасада.

– Таких зданий очень мало осталось, – говорит ульяновский архитектор и художник Лев Нецветаев, чья подпись есть под обращением. – Этот стиль изощренный, детальный, хотелось бы иметь такое здание как образец стиля. Если смотреть на него не только как на памятник своей эпохе, а отвлеченно-геометрически, то это – красиво, лепнина интересная. Раньше этому уделялось внимание, архитекторов кропотливо готовили, это сейчас они сидят за компьютером и гонят линии крест-накрест, а тогда была школа.Это здание стоит оставить как памятник, замечательный образец своего времени, так же, как мы оберегаем культурное наследие римлян и греков.

Нецветаев говорит, что изменение городской среды – процесс необратимый, но им должен руководить настоящий мастер, тогда как сейчас “архитекторов бьют по рукам, не дают размахнуться, экономят на детализации зданий, стараются строить поскупее и подешевле”.

Губернатор области Сергей Морозов на словах отреагировал на обращение градостроителей. “При ремонте фасада детской поликлиники №5 на площади Горького мы постараемся максимально сохранить исторический облик здания, даже если это приведёт к удорожанию проекта”, – сказал Сергей Морозов после публикации обращения. “Историческое здание должно быть восстановлено в своём первозданном виде”, – заявил он же 10 октября во время визита на объект. Нецветаев говорит, что ему верится с трудом и что об этом можно только мечтать, потому что сделать как было – очень сложная работа. Основания для такого скептицизма дают примеры ремонта зданий советской постройки, в результате которого их первоначальный облик утрачен. Например, это случилось со знанием бывшего кинотеатра “Планета”, а сегодня происходит и со зданием бывшего Дворца культуры УАЗа.

Однако по информации архитектора Владимира Сергиенко, который также подписался под обращением, заказчик ремонта поликлиники, областное учреждение “Ульяновскоблстройзаказчик”, уже представил изменения в проект реконструкции, позволяющие сохранить внешний вид здания. В самом деле, на новом паспорте объекта здание поликлиники выглядит гораздо ближе к оригиналу. В интервью для Idel.Реалий Сергиенко рассуждает об изъянах современной застройки Ульяновска и о роли профессионального архитектурного сообщества в формировании городских пространств.

– Здание детской поликлиники на площади Горького – одно из нескольких зданий в стиле так называемого “сталинского ампира”. В чем его ценность – в том, что эта эклектичная архитектура на самом деле уникальна или его ценность определяет уже само время, все эти минувшие десятилетия?

– У каждой эпохи были свои архитектурные направления, поэтому и “советский ампир” имеет право на существование. К сожалению, у здания поликлиники нет статуса исторического здания. Но жилая застройка идет и в центре города, в исторических кварталах улицы Ленина и Толстого, тем самым выбрасывается целый период из истории градостроительства Симбирска-Ульяновска.

– Из-за беспорядочной, безвкусной застройки в исторической части городов теряется их уникальный стиль. Это типично и для Ульяновска. А как должно быть “по уму”?

– Обычно делают так: историческую ткань городов, все эти старые дома, выходящие фасадами на улицу, стараются сохранять, реконструировать, а новые здания строят в глубине кварталов, они могут идти вторым планом. Так поступают во многих странах, и это считается нормальным. У нас вот в центре городапредприняли потуги возродить православный храм, поставили колокольню, а она смотрится как прилепленная к торговому центру, тем самым нам по сути заявляют, что торговый центр – это храм. Много ошибок допускают в градостроительных решениях, часто волюнтаристские решения принимаются. Но – подтягиваются проектные мастерские, которые на это согласны, оттого и происходит такое безобразие. Когда я иду по городу, то смотрю на него взглядом архитектора и вижу чисто градостроительные ошибки. Я не выискиваю их специально, просто вижу. Прискорбно, конечно, но что делать.

– Если профессиональное сообщество архитекторов это понимает, то как оно может повлиять на ситуацию?

– По всей стране состояние архитектурных кадров катастрофическое, как и состояние органов управления архитектурой. У нас главный архитектор области – молодой юрист, она знает только, что “в соответствии с законом” должно быть столько-то метров от “красной линии”, она может только выдавать параметры застройки. Раньше главные архитекторы – это были “монстры”, которые держали в своих руках городскую застройку. У нас таким был Вячеслав Некрасов, это был мужик на своем месте.

– Вы считаете, что архитектура Ульяновска сдается под натиском инвесторов-застройщиков и административного ресурса?

– В общем, да. Сейчас деньги решают все. Берут десять квадратных метров и выжимают из них все, чтобы обогатиться. А то, в какой среде там потом люди живут, мало кого волнует. Людям говорят: “А зачем вы тут жилье покупали? Ну, не покупали бы”.

– Что в этой ситуации остается делать честным профессионалам?

– Сейчас трудное время. Работы почти нет. Раньше была более-менее живая работа, потом начались скандалы с долевым строительством, все стройки перевели на эскроу-счета (специальный счет для безопасного проведения расчетов, доступ к нему открывается при наступлении определенных условий ), а с ними могут работать крупные фирмы, корпорации, определенные банки, а средний класс строителей выпадает из системы.

– Почему же люди, которые в первый раз оказываются в Ульяновске, говорят: “Как у вас тут хорошо”?

– Может, просто потому, что город чище, чем Самара, например. Или когда из Москвы приезжают, воспринимают Ульяновск как тихий, провинциальный, размеренный. Вот это и нравится – дух спокойствия, который здесь царит. Но, может быть, это не совсем хорошо, ведь спокойствие бывает и от безысходности.

– Как можно повысить статус архитекторов, чтобы, прежде чем реконструировать ту же детскую поликлинику, сначала спросили у вас, профессионалов?

– Как может наше управление архитектуры что-то требовать, когда его возглавляет человек с юридическим образованием? Мне сказали, что все руководство архитектурной планировочной системы посылают на ускоренные курсы в университет, и через два года они получат дипломы. И что дальше? Раньше главный архитектор – это был человек, который прошел огонь и воду, чтобы занять этот пост, надо было 20-30 лет работать в отрасли, а теперь на эту должность назначаются “скороспелки”. Я не то чтобы преувеличиваю роль личности, но в нашей профессии личность играет особенно важную роль.

Сергей Гогин

Комментарии:

  1. Улновости, хотя бы Вы давайте данные по Димитровграду, областная власть вычеркнула город атомщиков по заболеваемости, да и не только по ней, а если что хорошее в городе, они первые, лацканы под награды подставляют.

  2. А вот вопрос по существу: почему это не отстаивают депутат госдумы Куринный и красный хромой гиббон?
    И вообще, чем занимается сброд КПРФ в ЗСО? Сколько их там собралось? Как у их фамилии? Что хорошего сделали?
    Чем красная дрисьня лучше синий???

  3. У едросов и в лучших местах недвижимость есть , а город как перевалочный пункт в другое место . На остальное им плевать , какая там архитектура то ?

    1. Ранее Морозов обещал сгубить шедевр конструктивистского авангарда 1930 года – больницу на нижней. Новая больница нужна , но не вместо старой. Рядом полно места, а они хотят уничтожить одно из немногих в городе зданий довоенной поры. Лучше б снесли гораздо менее ценное позднесоветское здание по соседству,но они наоборот оставят его в качестве профилактория.

Обсуждение закрыто.