Ср. Апр 14th, 2021

Ульяновцы уходят в банкротство

Согласно данным обзора ОНФ со ссылкой на сообщения арбитражных управляющих, по темпам роста персональных банкротств на 100 тыс. жителей Ульяновская область,   начиная с 2019 года прочно удерживается в пятерке регионов-антилидеров.

В Ульяновской области данный показатель в 2020 году составлял 62 банкротных дела на 100 тысяч населения. При этом эксперты говорят о тенденции и заметном росте количества банкротных дел в Арбитражах в наступившем 2021 году. Так, к примеру, если за 2020 года в Ульяновском Арбитражном суде исковые заявления на персональные банкротства подали более 1 100 человек, то только за первые два неполных месяца 2021 года количество обратившихся в суд составило 424 заемщика. Такими темпами к аналогичному периоду прошлого года рост по банкротству физических лиц в Ульяновской области может составить более 100%.  А в случае, если темпы роста сохранятся, то к концу года регион получит более 2,5 тыс. ульяновцев, признанных официально банкротами.

Эксперт ульяновского регионального отделения ОНФ «За права заемщиков», адвокат Дмитрий Бодров считает, что пугаться роста банкротств не стоит. Более того, это было вполне предсказуемо:

  • Статистика банкротства физических лиц в 2020 года практически на 70% оказалась выше, чем в 2019-ом. Рост очень серьезный. С чем это связано: во-первых, за пять лет с момента принятия ФЗ «О несостоятельности, банкротстве», люди к нему более-менее привыкли, адаптировались. Поняли его преимущества и недостатки. Изменилось и отношение к институту банкротств вообще. Если на начальном этапе это казалось чем-то сродни уголовному наказанию и воспринималось крайне негативно населением, то сейчас оно воспринимается как способ избавления от долгов. Законный, нормальный. Соответственно и отношение поменялось, и все-таки количество должников увеличилось очень сильно.

По словам эксперта, рост персональных банкротств в наступившем 2021 году вполне был ожидаем, в том числе и из-за коронавирусной пандемии, роста безработицы, подстегнувшей инфляционные процессы в экономике.  Г-н Бодров считает сложившуюся ситуацию беспрецедентной на текущий момент времени, поскольку такого количества должников в истории современной России еще не было. Речь идет о десятках миллионов человек по стране, которые закредитованы на сумму более 18 трлн. рублей. Но это не значит, что все они являются должниками, которые свои обязательства не исполняют. В этих числах все люди, которые имеют кредитные обязательства перед разными кредиторами, при этом все они зависимы от кредитных учреждений.

Процедура банкротств работает в сравнительно узком сегменте. Банкротство не означает, что все, кто взял какие-то долги, приняв вместе с тем обязательства, их не выполнит. Кто-то пойдет по пути реструктуризации. Но сегодня в России и, в частности, Ульяновской области появилась такая угроза, как обнищание населения. В Ульяновской области за чертой бедности, согласно аналитическим исследованиям РИА Рейтинг, находятся примерно 20% населения, проживающих за чертой бедности. Среди них, в том числе и те, кто также имеет долговые обязательства перед банками.

Руководитель юридического отдела «Единого центра банкротств» Артем Ефимов заявляет, что порядка 30% от тех должников, которые исходя из арбитражной практики 2019-2020 годов решили признать себя банкротами, избавившись таким образом от долгов, были клиентами микрофинансовых организаций. Причем, в 90% случаях доходы этой категории вполне могут быть признаны за чертой бедности.

– Это те ульяновцы, которым не хватает денег от зарплаты до зарплаты, у кого долги по ЖКХ, – говорит Ефимов. –  Кто ежемесячно берет в долг 5,10, 20 тыс. рублей, а через месяц перекредитовывается. Показатель должников перед МФО в 30% мог бы быть выше, если бы не стоимость самой процедуры банкротства, равно как и суммы в 300 тысяч рублей в качестве стартовой отсечки, с которой суд можно идти в суд. С долгами в 50-120 тысяч рублей прибегать к персональному банкротству, при этом где-то изыскивать 70-100 тыс. рублей на всю процедуру банкротства не целесообразно.

По словам г-на Ефимова, в общей структуре ульяновцев, обращающихся в суды с персональным банкротством, треть – это должники перед МФЦ, еще примерно 5-7% составляют индивидуальные предприниматели, которые банкротятся как физлица.

– Основная часть заемщиков – примерно 60-65%  – это те, кого принято считать средним классом, – говорит г-н Ефимов. – Рабочие, учителя, сотрудники системы МВД и МЧС, учителя, врачи, есть даже госслужащие…  Те, у кого есть работа, жилье, дети, но у которых нет возможности обслуживать взятые ранее кредитные обязательства. Причем, несмотря на то, что они работают, просто денег не хватает, чтобы выживать. Такая категория ульяновцев банкротится, прежде всего, для восстановления своего платежеспособного баланса. И как правило ситуация показывает: в случае, если они процедуру проходят, их семейный бюджет приходит в чувство, у них появляются возможности платить за коммуналку и откладывать какие-то деньги на летний отдых.

Согласно официальной статистики экономически развитых стран США и Западной Европы, ситуация с персональными банкротствами в России до 2020 года выглядела достаточно сдержанно. В тех же США, Германии, Канаде ежегодно признается банкротами примерно 1% населения, что считается нормальным. К примеру, в США цифра доходит до 350 тысяч банкротных производств в год. Нечто аналогичное наблюдается и в Германии. В России пока речь идет о 125 тыс. судебных производств в год, что менее 1%.

«В 2021 году данный показатель ожидается намного выше прошлогоднего. Соответственно, ожидается около 160-180 тыс. банкротств, что будет приближать страну к 1%. Нечто аналогичное можно будет наблюдать и в Ульяновской области», –  заключает эксперт ОНФ Дмитрий Бодров.

Подробнее: ulyanovsk.sm.news