Ср. Май 12th, 2021

Хук с правой, или Как руководитель «ГУК Засвияжского района» Жуков общается с пенсионерами

Подробности это скандальной истории стали известны нашему порталу из первых уст старших по домам, которые пришли в тот день в управляющую компанию разбираться с завышенными, по их мнению, тарифами в платежках. Впрочем, то, что происходит с платежами в «ГУК Засвияжского района», возглавляемой ставленником бизнесмена Сеюкова – Василием Жуковым – отдельная история, которая уже в ближайшее время выльется в новый коммунальный скандал городского масштаба. Пока речь идет лишь о хамском поведении руководства муниципальной управляющей компании в лице г-на Жукова.

Фото:

Четверо старших по домам, как один, рассказывают одну и ту же историю и заявляют, что готовы быть свидетелями в судах на стороне Надежды Журавлевой, которую избил руководитель управляющей компании. Они успокаивали ее, отпаивали корвалолом вплоть до приезда полиции. Все видели покрасневшую и опухшую щеку, по которой Жуков ударил 63-летнюю пенсионерку. При этом все, как один, заявляют, что никакого дебоша, который бы она устроила у него в кабинете, не слышали.

Сама пенсионерка рассказывает, что пришла в тот день в управляющую компанию к Жукову, чтобы просить выплачивать долг за коммуналку меньшими платежами, чем насчитала ей управляющая компания. А в результате – получила от Жукова хук с правой. Да такой силы, что челюсть у женщины болит спустя три недели с того инцидента.

– Я виновата, я с себя вину не снимаю, – рассказывает Надежда Журавлева. – У меня задолженность за квартиру большая, для меня это сумма не приподъемная. Так случилось, что одно время я уезжала из города, в моей квартире сестра жила. Я ей звонила, спрашивала, платит ли она, та отвечала, что да. А когда я вернулась – ужаснулась, но на тот момент денег у меня оплатить долги за коммуналку просто не было. А сегодня погасить долги в ту рассрочку, который дал ГУК, тоже невозможно.

На сегодняшний день общий долг Надежды Журавлевой за коммуналку 190 тысяч, 64 из которых – пени. Управляющая компания перекрыла в квартире канализацию, из-за чего пенсионерке не умыться, не в туалет сходить, не посуду помыть. Сказать, что женщина асоциального поведения, нельзя. Дома у Надежды Николаевны чисто до блеска, на кухне в углу – икона, перед которой пенсионерка каждый раз начинается креститься, подтверждая слова, что говорит правду. Пенсия – 8,5 тысяч с копейками, сумма к платежу за коммуналку, которую ей насчитали, – 8 089 рублей. Положение безвыходное, при том, что Нина Николаевна в свое время работала сначала в ателье, потом 9 лет штамповщицей на УАЗе. Рассказывает, что уходила на пенсию не по минималке, а сейчас она почему-то оказалась минимальной.

Фото:

– Сижу и думаю, как же я буду? – рассказывает Надежда Журавлева. – Решила пойти к директору и попросить, чтобы разрешили выплачивать меньшими суммам. Платить все равно же надо, я понимаю. Я ведь когда получала этот письмо о рассрочке, даже не видела, под чем подписалась. Женщина, которая его принесла, дала мне для росписи другой листок. При этом сказала: сначала распишитесь, а потом получите письмо.

По словам Надежды Журавлевой, как только она зашла в кабинет к Жукову – он сразу перешел на ты.

– То, что он со мной по-хамски разговаривал, я уже не обращаю на это внимание, вроде как я виновата, просительницей пришла. Мне уже не до хорошего обращения со мной. Думаю, ладно, Бог с ним. Попыталась объяснить ситуацию, просила убрать заглушку. А за нее платить надо 5 тысяч. У меня таких денег нет, это почти вся моя пенсия, но он и слушать не стал. Начал кричать, зачем я пришла.

Говорю: попросить вас, чтобы мне разрешили платить поменьше, показала ему квиток со своей пенсией.

– У тебя какая квартира? – спрашивает.

– Вот такая, – ответила я.

– Ну, ты, меняй ее иди.

– В смысле, менять? Продать квартиру и пойти бомжом? У меня нет никаких сбережений, вкладов, мне негде взять денег. Мне что, пойти грабить людей или встать на угол и пройти милостыню? Я пришла просить, чтобы мне разрешили выплачивать поменьше. Жуков не слушал, опять начал кричать: «Иди отсюда, чего от меня хочешь». Я уже всего и не помню, он так кричал на меня! Не то слово. Я таких слов в жизни не слышала. У меня голова от его крика закружилась, в голову ударило, как будто кипяток вылили. Я единственное ему сказала: «Вы знаете, вот сейчас у вас все хорошо, жизнь – длинная штука, а завтра неизвестно, как может случиться».

– Ты чего мне тут наговариваешь, иди отсюда, – обозлился он еще больше.

Я ему говорю: «Я-то уйду, а вот жизнь покажет. Нельзя с таким отношениям к людям вам тут работать. Не ваше это место. Боженька вас накажет». Он опять стал грубить, хотя мог бы просто сказать, мол, он чиновник, не зверь какой, что он не может решить мою проблему. Я бы поняла. Много где работала и везде находила общий язык с людьми, все мы разные. Но я тогда подумала: я же тоже человек. Да, я виновата, но нельзя же так с людьми. Уже стала уходить, пошла к выходу, а он что-то сказал. Я не расслышала, мне в молодости делали операцию на ухо и оно у меня не слышит. Не расслышав, я развернулась и сделала буквально шаг в его сторону, как он начал плеваться в меня через стол. Причем, умудрился на стол не попасть, а только на меня. Вот крещусь перед иконой, что так и было. Я повернулась и сказала: «Ну и на вас тьфу». Я же не слюнями и не на него, а в сторону, просто словесно. И тут он как выскочит из-за стола и как ударит мне со всей силы кулаком по лицу. Я лишь закричала: «Что вы делаете, как вы можете? Как вам не стыдно? Я сейчас полицию вызову». Вытащила телефон из кармана, пыталась набирать, а меня всю трясет, я по кнопкам не попаду.

По словам Надежды Николаевны, Жуков, видимо, поняв, что натворил, тут же начал звать секретаршу, кричать, что я хулиганю и чтобы она срочно жала на кнопку. Про какую кнопку речь идет, пенсионерка не поняла, вышла в коридор, где сидели порядка 20 старших по домам, пришедшие на прием к Жукову.

– У меня в глазах темно было, трясло всю, – говорит Надежда Журавлева. – Народу много. Я стою, мне перед ними не удобно. Стою, рот зажала, чтобы не разрыдаться, а слезы градом льются. Тут женщины подошли, спрашивают: «Вам плохо?» А я ничего сказать не могу, мне действительно плохо было, голова горячая-горячая. Тут все начали спрашивать, что случилось, я и разрыдалась. И от горечи, и от обиды, и от боли. Левая щека у меня до сих пор болит, несмотря на то, что как только вернулась домой – сразу лед прикладывать стала. Спасибо женщинам, которые там были. Кто мне корвалол дал, кто воду принес. Тут приехала полиция, а оказалось, что не по моему вызову, а по той кнопке, которую должна была нажать секретарша по требованию Жукова.

Так Надежда Николаевна превратилась со слов директора муниципальной управляющей компании в хулиганку. Жуков написал на нее заявление в полицию.

– Полицейский начал мне объяснять, что теперь виновата я, потому что они первые вызвали полицию по тревожной кнопке. Откуда я знаю, я же никогда в полицию не обращалась, до 63 лет дожила, – сетует пенсионерка.

Очевидцы происходящего – старшие по домам, с которыми удалось поговорить журналисту Ulnovosti.ru, как один рассказывают, что сидели минут 20 под дверью Жукова и никаких криков не слышали, то есть руководитель ГУКа может просто врать. Они сами подвели Журавлеву к полицейскому и сообщили, что Жуков ее избил. Последний, видя следы от нанесенного удара и что женщине действительно плохо, увел ее в автомобиль, где она в свою очередь написала заявление в полицию по факту нанесенных ей побоев. Полицейский тут же вызвал скорую, которая констатировала высокое давление 170 на 90 и увезла пенсионерку в больницу, где ей сделали укол, МРТ, кардиаграмму, выписали лекарств. Нанесенные Жуковым побои зафиксированы судмедэкспертами.

Доведенная до отчаяния, оскорбленная женщина до сих пор не может прийти в себя. В разговоре с нами она несколько раз принималась плакать. Признается, что таких обид и оскорблений в ее жизни до сих пор не было. У Жукова – своя версия, в которую, пообщавшись с Надеждой Журавлевой и очевидцами произошедшего, верится с трудом. Остается только надеяться, что данному факту будет дана оценка со стороны правоохранительных органов, а г-н Жуков понесет заслуженное наказание. Открытым остается вопрос и к городским властям, в чьем непосредственном ведении находится муниципальная управляющая компания. Имеет ли моральное право г-н Жуков оставаться в этой должности? Или «птенцы» бизнесмена Сеюкова, которых он направляет из своего «Аметиста» в муниципальные управляющие компании с целью перевода жилого фонда в близкие себе ОООшки, неприкосновенны?

Ирина Казакова

фото: ul.aif.ru