Вт. Окт 20th, 2020

Луганская «Гроза» над Черемшаном. Волгу в Димитровградский театр драмы закачивают тоннами

Причина такого интереса местных театралов – действующих и потенциальных – новый спектакль «Гроза» от русского драматурга-классика, имя которого носит театр. История страсти, как определили жанр спектакля его создатели, интересна не только сама по себе. Но и тем, что для пущего эффекта частью сценографии стала… Волга. Авансцена представляет собой импровизированный бассейн, куда каждый спектакль наливают до пяти тонн воды. А глубина в одном месте достигает человеческого роста… На днях в димитровградской драме «приводнился» и наш портал.

«Гроза» – первая серьезная работа на взрослую публику Димитровграда Олега Александрова, художественного руководителя Луганского театра драмы имени П. Луспекаева, вынужденного летом прошлого года бежать вместе с костяком своего театра от войны на юго-востоке Украины. До этого в новой должности главного режиссера димитровградской драмы Александров поставил в димитровградской драме детскую новогоднюю сказку про Аладдина и его волшебную лампу. Идея, чтобы на сцене разлилась река, принадлежала Александрову и еще одному луганчанину, новому главному художнику димитровградского театра Владимиру Медведю. Причем режиссер настаивал: вода должна быть волжская.

Первые литры Волги побывавшие летом в Ульяновске актеры везли к премьере бидонами и пластиковыми бутылками. Теперь воду из Волги к каждому спектаклю привозят в цистернах, закачивают специальными шлангами. Водоизмещение бассейна, ради которого в зрительном зале убирают два первых ряда – почти пять тонн.

«НИ ОДИН АРТИСТ НЕ ПОСТРАДАЛ»

Вода очищается и периодически подогревается. Ведь в «Волге» на протяжении двух часов спектакля плещутся от души. Здесь запускает свои бумажные кораблики изобретатель-самоучка Кулигин (Сергей Евдокимов). В воду в сердцах окунает Кулигина с головой купец Дикой. Совсем недавно в этой роли на сцену вышел еще не до конца оправившийся после автокатастрофы на ростовско-донецкой границе заслуженный артист Украины Андрей Бориславский. Лангету с руки актера еще не сняли, но он при этом умудряется и на балалайке одной здоровой рукой играть. Режиссер не смог обойтись без политических аллюзий, выводя актера-беженца на авансцену с проходным текстом: «Не хочу я домой-то. Потому, что у меня там война идет».

Даже в меру эротическая сцена объяснения Катерины Кабановой (Наталия Константинова) и ее любовника Бориса Григорьевича (Андрей Лазарев, который без навязчивого мачизма, просто и мастеровито справляется с амплуа героя-любовника) происходит в воде.

Средняя глубина – полметра. Чтобы актеры не выглядели, искупавшись, «мокрыми курицами», их гидрокостюмы сшиты по специальной технологии из специальной водоотталкивающей прорезиненной ткани. В самой непростой ситуации исполнительница роли Екатерины. В самом финале она уходит под воду с головой. Пока гаснут рампа, прожектора и софиты, Константинова, почти на минуту задержав дыхание, работает «водолазом». В темноте ее быстро вытаскивают и выводят на поклон. Публика неистово ликует от такого «фокуса». А Олег Валерьевич Александров после каждой «Грозы» удовлетворенно полушутя констатирует: «Ну вот, снова ни один артист не пострадал».

#video=N2ijoeug3mg#

#video=ORaaRR-OCXI#

#video=elrzjHb1dAc#

#video=NrgCbMNR5jw#

СПЕКТАКЛЬ, КАК ПРЕДЧУВСТВИЕ…

На классическую хрестоматийную пьесу Александра Островского постановщик решил посмотреть через призму главной отрицательной героини «Грозы» Кабанихи. Такие попытки уже предпринимались в 2004 и 2007 годах. Тогда Нина Чусова в московском «Современнике» и Лев Эренбург в Магнитогорске впервые отказались от Катерины, как «луча света в темном царстве». Во всех трех случаях Кабаниха – это нереализованная Катерина. И именно в ее уста три режиссера, не сговариваясь вкладывают часть известного из школьной программы монолога Катерины «Отчего люди не летают как птицы».

Играющая Кабаниху в Димитровграде Екатерина Шаповалова наглядно демонстрирует всю боль недогулявшей свое и нерастратившей жар любви женщины с ее тупой, бессмысленной и жгучей ревностью к сыну и невестке. Молодость актрисы (Шаповалова едва ли старше Константиновой и играющего Тихона Константина Мануйлова) в данном случае небольшая огреха. В основном это ровесничество даже работает на концепцию спектакля.

Есть в спектакле Александрова и еще один «луч света». Это вторая Катерина – светлая и мятущаяся душа главной героини. Она нашептывает Катерине первой самые сокровенные мысли Островского, доигрывает за нее пластические мизансцены. В этом смысле Елена Лазуренко, виртуозно владеющая пластикой и вокалом (сложная для исполнения русская народная песня «Разлилась речка быстрая» молодой актрисе как будто бы дается без особых усилий) – одна из главных жемчужин «Грозы». Константин Мануйлов в роли Тихона умудряется, оставаясь тенью матери и жены, сыграть «ни рыбу, ни мясо», но при этом показать сложность и противоречивость «маменькиного сынка».

Еще одна удача спектакля – самостоятельная и независимая Варвара. Исполнительнице этой роли Ольге Унгурьяновой подчас недостает необходимой жесткости. Но в целом актриса создает любопытный и захватывающий образ беса-искусителя в юбке – грозного и порой беспринципного, но вызывающего сочувствие и понимание.

На сцене все два часа обращает на себя внимание еще один безмолвный персонаж, придуманный художником остов настоящей лодки. Этот символ проявляет себя только к концу спектакля. Неприкаянными остовами людей являются и герои «Грозы» от Александрова. «Вывернув» их наизнанку, обнажая самые гнилые червоточины душ человеческих, Олег Валерьевич оставляет «на память» об Островском лишь надрыв, надлом, нервную страсть. И мятые обрывки знаменитых «крылатых» фраз. И «крещение» волжской водой становится очищением в предчувствии не нарисованной тушью на деревянной стене, а настоящей карающей за любой конформизм грозы.

#video=BaNJ2s5R6iI#

Фото:

Фото:

Фото:

Фото:

Фото:

Артур Артёмов