Пн. Ноя 23rd, 2020

Михаил Белый: когда «скорая» таковая только по названию

Выезжал из двора жилого дома на набережной Свияги, что в университетском городке. У меня на глазах на тротуаре теряет сознание девушка. Останавливаюсь. Рядом также тормозит еще один парень на «Фольквагене», подходят прохожие, все пытаются привести девушку в чувство. В автомобильной аптечке современного образца нет ничего, кроме бинтов, даже нашатырного спирта.

Девушка приходит в себя, выясняется, что она на большом сроке беременности. Обморок у нее впервые, сильно болит живот.

Дружно отпаиваем ее водой, неоднократно звоним в «скорую помощь». Вызовы принимают, но «скорой» так и нет. И это с учетом того, что ближайшая подстанция находится в считанных минутах езды от Ульяновского госуниверситета, расположенного фактически в центре города.

История заканчивается тем, что за беременной приходит ее супруг, однако «скорая» так и не приезжает (мы ожидали ее более 30 минут), и молодые люди самостоятельно уходят.

В такие моменты понимаешь, что в случае чего спасать тебя никто не собирается. И легендарное правило «золотого часа» в экстренной помощи у нас, как показывает действительность, работает слабо или же не работает вовсе. Поспрашивайте своих знакомых в Ульяновске, которым в последнее время довелось вызывать «скорую помощь» — сколько они ждали докторов?

Попытки местного руководства от здравоохранения перевести работу в режим ручного управления, похоже, обречены на провал. Слишком долго разрушали систему. Поможет ли ей сегодня реанимация — большой вопрос. Так что – не болейте. Это опасно для жизни.

www.nacexpert.ru