Вт. Апр 13th, 2021

Наказан за благотворительность? Экс-руководителю Ульяновского «Россельхозбанка» дали срок

Сам Давыдов свою вину не признает и готовит апелляционную жалобу в вышестоящую инстанцию.

Уголовное дело в отношении топ-менеджера одного из крупнейших банков России Сергея Давыдова было заведено еще в 2013 году. В результате проведенных оперативно–розыскных мероприятий Управление ФСБ России по Ульяновской области выяснило, что с весны 2011 по февраль 2012 года Сергей Давыдов чересчур вольготно распоряжался банковским премиальным фондом. Сэкономленные деньги направлялись на выплату премиальных и оплату отпусков всех сотрудников филиала. Но двое из них – заместитель главного бухгалтера Самойлова и начальник отдела информационного обеспечения Закамсков – щедро вознаграждались Давыдовым за выполнение ими якобы особых поручений руководства. «Особые поручения», как в дальнейшем установило следствие, состояли в том, что пара избранных, не желая конфликтов с начальником, передавали денежные средства, полученные ими из премиально-отпускного фонда, непосредственно самому Давыдову. Он, в свою очередь, распоряжался ими по собственному усмотрению.

Таким образом, общий размер похищенных денежных средств вылился в имущественный ущерб Ульяновскому филиалу «Россельхозбанка» на более чем 2,5 млн. рублей.

То, что приговор будет обвинительным, сегодня стало ясно уже из первых слов судьи Сайдяшева. Выражения «преступный умысел похитить», «хищение в особо крупном размере», «распорядился по собственному усмотрению» на протяжении первых минут оглашения приговора сыпались как из рога изобилия. Далее на протяжении почти 45 минут судья зачитывал то, что участники процесса слышали от гособвинения. Ничего нового, хотя еще вчера казалось, что многие доводы гособвинителя и следствия были разбиты в пух и прах, да и сам гособвинитель на прениях, мягко говоря, «плавал», пытаясь избежать неловких моментов, опротестованных в ходе судебных заседаний показаниями свидетелей и экспертизами.

#video=bmp2h740PZY#

То, что решения судов у нас редко заканчиваются оправдательными приговорами, является секретом Полишинеля. Чуда не случилось и на этот раз: судья посчитал все доказательства, представленные стороной защиты, несостоятельными, а заявление самого обвиняемого Давыдова о том, что деньги он тратил на благотворительность, имидж и рекламу банка, не чем иным, как попыткой избежать наказания. И еще один веский аргумент, который озвучил судья в своем решении: все это делал Давыдов ради того, чтобы удержаться в своей должности.

Сам Давыдов в суде настаивал на иной формулировке: эффективного привлечения клиентов, а соответственно выполнения поставленного бизнес-плана, он мог добиться, лишь вкладывая деньги в пиар и формирование позитивного имиджа банка. Но судья Сайдяшев напрочь отмел подтвержденные факты о направлении средств в качестве пиар-деятельности банка на акции «Помоги собраться в школу», «Посади свое плодовое дерево», организацию пленера для учащихся Карсунской школы искусств, поддержку талантливого молодого художника Свиязова, проведение футбольного турнира среди молодежи на призы «Россельхозбанка» во всех районах Ульяновской области и многое многое другое.

Показания вдовы бывшего первого заместителя губернатора области Дорониной, а также копия акта с подписью самого Николая Петровича по поводу того, что ее супруг получил наличными 900 тыс. рублей от Давыдова за эфир программы «Крестьянские вести», которая выходила на «Репортере», также приняты несостоятельными. Согласно вынесенному решению все это Давыдов если и делал, то по своей воле, а программа, рекламирующая банк и банковские услуги на протяжении года, выходила бесплатно. В это трудно поверить, но таков вердикт суда.

Дальше – больше. Судья Сайдяшев признал показания свидетелей со стороны банка «согласованными, не противоречащими друг другу» и как-то вскользь упомянул про чисто женскую забывчивость начальника отдела по работе с персоналом г-жи Ковригиной, которая ни во время изъятия документов для проведения доследственной проверки, ни во время следствия, ни на суде не разу не упомянула, что документы делались постфактум. Вспомнила она об этом как-то случайно и то после того, как этот факт обнародовала свидетель со стороны защиты в суде https://ulnovosti.ru/content/5/Delo_bankira_Skandal_s_hischeniem_deneg_topmenedzherom_Rosselhozbanka_osnovan_na_sfalsificirovannyh_dokumentah/.

Между тем этот факт заслуживает, пожалуй, особого внимания. Ulnovosti.ru писали о том, что один из свидетелей со стороны защиты заявил, что все приложения к приказам за 2009-2011 годы готовились в 2012 году. И именно на основании них велось следствие, подсчитывался ущерб, якобы нанесенный банку. Хотя о каком ущербе может идти речь, если суммы, о которых идет речь, были не чем иным, как премиальным фондом, распоряжаться которым тот же Давыдов имел право по собственному усмотрению. По сути, из банка не украдено ни копейки. Тем не менее, это не помешало судье Сайдяшеву принять решение о хищении 2,5 млн. рублей, подсчет которых был произведен на основании все тех же сделанных постфактум, а фактически «сфальсифицированных» документов! Многочисленные вопиющие нарушения в финансовой документации, на которые указали аудиторы, судья также не принял во внимание. А ведь это именно те документы, на которых строилось все обвинение. https://ulnovosti.ru/content/5/DELO_BANKIRAII_Rabotnikam_Rosselhozbanka_v_Ulyanovske_ne_doplatili_poryadka_75_mln_rubley_premii_/

Ловко «слили» и тему трех конвертов, о которых в судебном заседании заявила кассир банка. Она точно указала и настаивала на показаниях, что несколько раз Самойлова просила ее разложить сумму в три конверта. Для кого предназначался третий конверт, так и не выяснено, но по решению суда конвертов все-таки было два, а все остальное – забывчивость кассира и сроки давности.

Сторона защиты заявляет, что не только не согласна с таким приговором, но и не исключает, что он основан на лживых показаниях сотрудников банка. Ведь что стоило той же Ковригиной во время первого допроса в суде утверждать, что все документы, предъявленные в суде, являются оригиналами, а после того, как показаниями другого свидетеля ее «прижали к стенке», она вдруг вспомнила, что документы терялись при переезде и позже их восстанавливали. Кстати, исполняющий обязанности на тот момент директора Ульяновского филиала банка Козлов факт утери документов опроверг. Но судья и его показания не принял во внимание. Ровно как всех без исключения свидетелей со стороны защиты.

Вердикт судьи впечатляет: за хищение в особо крупном размере 2,5 млн. рублей с использованием служебного положения (ч. 4 ст. 160) Давыдов получил всего 3 года условного с выплатой банку похищенных 2,5 млн. рублей. Уж не потому ли он оказался таким мягким, что «похищенные» Давыдовым средства сам обвиняемый направлял на благотворительность. И это для всех является очевидным. В том числе и для судьи. Но если приговор таков, стоит предположить, что он был кому-то нужен.

#video=g4cM_noHM94#

Ирина Казакова