Пн. Апр 12th, 2021

Про еду и медицину

Тут не до шуток. Хотя без афоризмов и в этот раз не обошлось. Наш портал вычленил главное.

Начали с не менее актуальной, хотя и сиюминутной темы – климатической. Заместитель председателя правительства Ульяновской области, региональный министр строительства, жилищно-коммунального комплекса и транспорта Александр Букин выступил в роли «дежурного гидрометеоролога» и сообщил, что в ближайшие дни самую низкую температуру ждут в Барышском районе – минус 28, а самую высокую (минус 20) – в Новоспасском. Хотя заверил, что все региональные службы к холодам готовы и работают в штатном режиме. Губернатор напомнил заместителю главы города Петру Столярову, чтобы ко вторнику привели «в порядок памятник великому земляку. Чтобы в 90-годовщину со дня смерти Владимира Ильича «прийти к Ленину было комфортно». За три минуты разобрались и с помощью детям рабочих, погибших на прошлой неделе под земляным завалом на территории строящегося микрорайона «Запад-1». Тем более, по словам министра труда и соцразвития региона Анатолия Васильева, «там всего лишь только двое детей… и один уже студент УГСХА». Ну и раз все у нас в регионе так хорошо, то глава региона предложил перейти к более насущным проблемам.

Главной из них Сергей Морозов считает принятие регионального закона о социальном питании. Накануне «главный специалист» по «бесплатному сыру» в школах и больницах Ульяновской области, депутат ЗСО Ростислав Эдварс тезисно обозначил обстановку вокруг проекта законодательства:

– Вариантов несколько. В учреждениях здравоохранения питание пациентов обеспечивается за счет бюджетных средств в полном объёме. В детских садах фактически продуктовый набор финансируется за счет родителей, а приготовление пищи обеспечивается муниципалитетами, в школах часть детей питается за собственный счет, льготная категория за счет бюджетных средств. Задача закона таким образом сформулировать правила оказания услуги, чтобы она была одинаково качественна, независимо от источника финансирования и формы её оказания.

Честно говоря, за время получасового обсуждения не раз создавалось ощущение, что, по Ленину, «страшно далеки они от народа». Реальный бардак с питанием на соцобъектах региона областные чиновники видят исключительно, говоря словами товарища Саахова из «Кавказской пленницы», из окон своих персональных автомобилей, понимаешь. Из каких мечтательных далей обсужданты взяли среднюю цифру стоимости горячего питания в школах по области – 38 рублей. А 50 не хотите ли?

В качестве положительного примера заслушали главу администрации Мелекесского района Владимира Тигина. Если верить Владимиру Павловичу, у него школьники за горячие обеды платят не больше 25 рублей… Но это благодаря пришкольным садам и бесплатному детскому труду. Дети во время летних каникул сами заготавливают себе сухофрукты на компот, моркошку, картошку и прочее. Как в советское время.

– Когда, наконец, наши социальные столовые превратятся в центры здорового питания?, – интересовался губернатор. А глава облминсельхоза, Александр Чепухин, резюмируя, предложил установить «минимальный нижний порог цен на социальное питание. Для сохранения качества». Когда же проект закона все-таки единогласно был принят и отправлен в ЗСО, Александр Викторович тут же разродился в твиттере ликующим постом. Означает это только одно: кто-то снова «наварится» на региональной социалке. Кто?..

«ЭТО СТРАШНОЕ СЛОВО – ОПТИМИЗАЦИЯ»

В нашем регионе о реструктуризации учреждений здравоохранения во исполнение указа главы государства и чиновники, и врачи, и пациентская общественность, кажется, уже все языки стерли до гланд. Вот и на сей раз глава областного министерства здравоохранения, социального развития и спорта Валентина Караулова бодренько так отчиталась, что все в этом смысле просто отличненько. И думала, что пронесет. Не тут-то было. Слово взял бывший однопартиец Валентины Герасимовны по «Единой России» Сергей Тупикин и в пух и прах раскритиковал проводимую ее ведомством медицинскую оптимизацию: «не была проведена разъяснительная работа, все разговоры на уровне главврачей»; «не созданы благоприятные условия для работы медицинского персонала в связи с оптимизацией»; «работа со СМИ – работа на пациентов, а нужны еще личные встречи с рядовыми врачами».

– Есть еще напряженность, которая транслируется пациентам, – справедливо заметил Тупикин. – Условия коллективных трудовых договоров меняются. Но в какую сторону – непонятно. А ведь слово врача весомо для пациентов, которые заинтересованы в том, чтобы доктор не нервничал…

Валентина Караулова так и не смогла ответить конкретно на вопрос главы региона: «Сколько ульяновских учреждений здравоохранения подпадает под это страшное слово – оптимизация?». Не то пять, не то 10, не то 12. Зато Валентина Герасимовна завела старую песню: «Ни один рядовой работник ни в одном лечебном учреждении сокращен не будет. Сокращение в большей степени коснется управленческого аппарата». Неумело попыталась защитить министершу Караулову глава медицинской палаты Ульяновской области Татьяна Губарева. Но и это не спасло Валентину Герасимовну от дальнейшего неприятного диалога с Сергеем Морозовым:

– Если и впредь не будет разъяснений, люди продолжат слушать «сарафанное радио», и победит его логика… Я лично не склонен верить, что вы за два дня смогли охватить опросами 12 коллективов.

– Это не так, Сергей Иванович!..

– Но это ваша информация, министерская! Из ваших же отчетов. Это вам не избирательная кампания, когда можно быстро и на бегу… Медики волнуются, а если они начинают волноваться, это сказывается на пациентах…

«В сухом остатке» губернатор придумал «хитрую» комбинацию: для положительной отчетности «представить информацию в администрацию президента о выполнении его указов». При том, что «есть неудовлетворенность тем, как ведется работа по оптимизации и реорганизации учреждений здравоохранения в Ульяновской области». Задачу перед Карауловой и ее ведомством глава региона поставил «сказочную»: разъяснить врачам все, но так, чтобы они в итоге с реструктуризацией согласились. Другого выхода у региональной власти теперь нет.

Иван Собакин