Вс. Дек 5th, 2021

Прокурор

Речь пойдет о ветеране органов прокуратуры Ульяновской области Родионове Виталии Петровиче.

Он родился в 1931 году в д. Подлесное Северного района Оренбургской области.

В годы Великой Отечественной войны в возрасте 12 лет он уже трудился штурвальным на комбайне.

Свою трудовую деятельность в органах прокуратуры Родионов В.П. начал после окончания Саратовского юридического института в 1954 году с должности стажера, а затем в течение 9 лет работал народным следователем, после чего был назначен прокурором Майнского района Ульяновской области.

Родионова В.П. всегда отличала высокая работоспособность, он творчески подходил к выполнению своего служебного долга, работал на «износ», не считаясь с личным временем, был исключительно ответственным и добросовестным работником, помимо непосредственных обязанностей по службе замещал заболевших или находящихся в отпусках коллег, был принципиальным, пользовался заслуженным авторитетом среди прокуроров и судей области, за что как лучший прокурор в 1966 году был награжден медалью «За трудовую доблесть», а затем был выдвинут на должность начальника отдела юстиции Ульяновского облисполкома, где зарекомендовал себя умелым руководителем, который внес заметный вклад в дело укрепления законности и правопорядка, 14 лет подряд был депутатом Ульяновского городского Совета и председателем комиссии Совета по законности.

В 1986 году Родионов В.П. возвратился на службу в органы прокуратуры на должность прокурора следственной части следственного управления прокуратуры области, в январе 1987 года был назначен на должность старшего помощника прокурора области по систематизации и пропаганде советского законодательства, с 1992 по август 2002 года являлся старшим помощником прокурора области по правовому обеспечению.

Родионову В.П. как опытному работнику и руководителю поручалось возглавлять бригады по комплексным проверкам прокуратур. Он постоянно следил за изменениями законодательства, регулярно выступал на семинарах.

При его непосредственном участии заметно укрепились связи прокуратуры со средствами массовой информации, с которыми у него были налажены деловые контакты.

Следует отметить, что в результате принимаемых Родионовым В.П. мер сотрудники прокуратуры в целях расширения гласности в деятельности прокуратуры, показа ее роли в укреплении законности, формирования правильного общественного мнения по проблемам правопорядка, защиты прав и интересов граждан стали более активнее выступать с отчетами и докладами, укрепились их деловые связи со средствами массовой информации. Подготовленные лично Родионовым В.П. публикации помещались в СМИ под рубриками «В прокуратуре области», «В прокуратуре района», «По протесту прокурора», «Прокуратура проверила» и

др.

Помимо выполнения непосредственных служебных обязанностей, значительную часть своего рабочего времени Родионов В.П. уделял вопросам реабилитации жертв политических репрессий. В связи с этим изучал уголовные дела, по которым готовил персональные заключения и справки на каждого незаконного репрессированного, составлял порайонные списки и вел картотеку.

В связи с принятием решения об увековечении памяти земляков, ставших жертвами в годы террора, Родионов В.П., не считаясь с личным временем, вел подготовку материалов для издания Книги Памяти жертв политических репрессий, в том числе занимался проверкой архивных дел, поиском оставшихся в живых жертв произвола и их потомков, выяснением обстоятельств массового террора, составлением поименных списков репрессированных. В данную Книгу вошли поименно 11134 человека, подвергшихся незаконным репрессиям, а также ряд документов и материалов, свидетельствующих о произволе и беззаконии того времени. Издание этой Книги вызвало значительный интерес и получило положительное одобрение общественности области.

За период службы в органах прокуратуры Родионов В.П. зарекомендовал себя исключительно добросовестным и исполнительным специалистом. К порученным участкам он всегда относился с чувством высокой ответственности, постоянно добиваясь положительных результатов. За 30 лет службы в прокуратуре Родионов В.П. никогда не порицался, неоднократно поощрялся правами Генерального прокурора и прокурора области. За продолжительную, добросовестную работу в органах прокуратуры, примерное исполнение служебного долга приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 19.10.1998 № 271-к он был награжден нагрудным знаком «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации».

Учитывая высокие результаты в работе, добросовестное выполнение служебного долга, личный вклад в укрепление законности и правопорядка, распоряжением Главы администрации области от 03.01.2002 № 2-р Родионов В.П. был награжден Почетной грамотой.

За продолжительную и безупречную службу в органах прокуратуры приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 10.12.2008 № 169-по Родионов В.П. был награжден медалью «Ветеран прокуратуры».

За заслуги в укреплении законности и правопорядка, многолетнюю добросовестную работу в органах прокуратуры и юстиции области в феврале 2011 года ему было присвоено почётное звание «Заслуженный юрист Ульяновской области».В 2015 году к 70-летию Победы приказом Генерального прокурора Российской Федерации награжден «медалью Руденко».

ВОСПОМИНАНИЯ

Родился я на селе, там же окончил общеобразовательную школу.

Первые годы учебы в школе пришлись на годы Великой Отечественной Войны.

В возрасте 12-13 лет в 1943-44 гг. во время уборочных сельскохозяйственных работ, в школьные каникулы трудился штурвальным на прицепном комбайне «СталинЕЦ 6». Никогда не забуду эти годы. Приходилось подниматься по утрам в 5-6 часов, добираться вместе с комбайнером на лошади до комбайна, оставленного на ночь в поле, тут же прошприцовывал некоторые детали и узлы его, а затем весь световой день сбрасывал вручную солому с соломкокопнителя, тянул веревку. Иногда засыпал сидя, и тогда комбайн забивало соломой, за что от комбайнера получал большую взбучку. Но зато какая была для себя радость и похвала родителей, когда за работу осенью два года подряд привозил домой по одному мешку зерна.

В эти же годы вместе с другими мальчишками-учениками было многое сделано для родной школы. Глубокой осенью, в мороз и слякоть мы заготавливали в лесу дрова, перевозили их на лошадях или автомашине-развалюхе в школу, пилили и кололи, а затем еще разносили к печкам.

Но как запомнился выпускной вечер в школе в 1950 году. В этом же году поступил на учебу в Саратовский юридический институт имени Б.И. Курского, по окончании которого в 1954 г. по распределению приехал в прокуратуру Ульяновской области и был направлен на работу следователем в прокуратуру Тагайского района. Забрал меня с собой прокурор района Арсений Васильевич Серебряков. В 1955 году в связи с образованием межрайонных прокуратур. Тагайского района была упразднена. Меня перевели в прокуратуру Майнского района, а он уехал на юг страны, где много лет проработал в органах прокуратуры и судьей. Кстати сказать, через 40 лет мы встретились в Сочинском санатории «Электроника», нам было о чем поговорить.

В период работы в прокуратуре Тагайского района, мне запомнился один эпизод на всю жизнь. Это встреча с народным художником Пластовым А.А., который проживал и работал в с. Прислониха. Сельский магазинчик, находящийся на большом тракте «Ульяновск-Саранск», ныне там музей А.А. Пластова, с определенным постоянством, не реже одного раза в 2-3 месяца взламывали и похищали ценности.

Как следователь вместе с работниками уголовного розыска УВД Ульяновской области в 1955 или в 1956 гг. во время работы над очередной кражей из магазина, нам захотелось поесть, а тогда никаких предприятий общественного питания на селе и в помине не было. По предложению одного из нас решили навестить Аркадия Александровича, поздравить его с присуждением ему толи Сталинской, толи Ленинской премии. Он нас ознакомил с некоторыми зарисовками, а затем по его приглашению поели там от души.

В течение 9 лет работы следователем пришлось расследовать очень много преступлений, тогда ведь следователей в органах милиции не было. Дела распушались исключительно следователями органов прокуратуры. Остановлюсь на двух памятных и очень поучительных примерах из своей следственной практики.

Хорошо помню ночь с 30 апреля на первое мая 1955 года. Поясню сразу же, что асфальтированных дорог и регулярного автобусного движения тогда не было. Многие люди, в основном молодежь, на попутках добирались из Ульяновска до Тагая, а оттуда, уже ночью, пешком уходили в соседние села под родительскую крышу, благо, наступал праздник. Так вот, глубокой ночью в Тагайский районный отдел милиции поступило сообщение о покушении на изнасилование девушки на опушке леса возле села Старое Никулино.

Прокурором района тут же была организована оперативно-следственная группа, в составе которой как следователя включил и меня. Потерпевшую, девушку 16 лет, мы увидели в больнице. Вся одежда ее была в крови и грязи, лицо опухшее — не раз глядеть… Установил и, что две подружки из села Старое Никулино поздно вечером на попутке добрались из Ульяновска до Тагая и пошли домой. По дороге их догнал грузовик «ЗИС-5», управлял которым молодой человек. На предложение парня подвезти их девушки согласились, но, когда проехали лес и вдали уже были видны огни села, водитель внезапно заглушил машину, схватил одну из подружек и потащил в сторону от дороги с целью изнасилования. Другая девушка с криками о помощи бросилась в село.

Тем временем, между насильником и жертвой завязалась борьба. Потерпевшая заставила преступника отступить. Опознать его она не могла, но заявила следователям, что в ходе борьбы покусала насильнику палец руки. Машину обнаружили недалеко от места преступления. Она, как мы установили, была в ту ночь угнана от закусочной в селе Тагай. А к полудню первого мая определился и подозреваемый, которого застали у него дома. Вот только никаких видимых следов борьбы у него на лице не было, равно как не видно было и следов укуса на руках. Мы, конечно же, допускали, что при таких обстоятельствах потерпевшая могла добросовестно заблуждаться, хотя по-прежнему настаивала на своем.

Подозреваемый тем временем на допросах свою причастность к этому преступлению категорически отрицал, приводил алиби. Однако следствием были собраны неоспоримые доказательства его виновности, назначено и проведено несколько экспертиз и следственных экспериментов, кстати, для меня как молодого тогда специалиста очень поучительных. Судебной коллегией Ульяновского областного суда с выездом в село Тагай молодой человек был признан виновным в совершении преступления и приговорен к длительному сроку лишения свободы.

Другой случай произошел в Майнском районе, когда я уже работал прокурором. В один из августовских дней поступило сообщение о том, что на окраине села Степное Maтюнино Майнского района в реке был обнаружен труп мужчины с привязанными к шее камнями, на голове которого несколько глубоких ран, нанесенных тупым предметом. В трупе опознали жителя поселка Зеленя, что в двух километрах от Степного Матюнино. На место немедленно прибыла большая группа работников прокуратуры, райотдела милиции и оперативников областного УВД.

Было установлено, что убитый по своему характеру был очень спокойным человеком. Любил своих детей, которых у него было трое. Имел хороший дом, большой сад и пасеку. Работал в колхозе на разных работах. Но жизнь его в последнее время не заладилась, поскольку жена заимела любовника и об этом все в округе знали. Мужчина пытался усовестить ее, но ничего не получалось. Со временем, выпивая с горя, начал поколачивать неверную супругу. А в один из дней августа, застав с любовником, сильно избил ее. Утром следующего дня жена распустила по поселку слух, что, мол, «ночью «мой» ни за что меня избил, собрал пожитки и ушел из дома, заявив, что навсегда уезжает к своей старшей замужней дочери то ли в Мурманскую, то ли в Архангельскую область». А через три дня после этого мужчина всплыл в реке…

Следствие выдвинуло основную версию — убийство совершила жена. Но данные осмотра места происшествия и ряд других обстоятельств свидетельствовали о том, что если она и совершила убийство, то при ее физических данных не могла одна ночью, при сильной грозе и проливном дожде переправить труп на большое расстояние к реке и утопить.

Жена, конечно же, категорически отрицала свою причастность к убийству и настаивала на своем: муж ушел из дома, чтобы уехать к дочери. Что произошло дальше, она не знает.

Подозрение пало на восьмилетнего сына, который мог помочь матери переправить труп отца к реке. Допрашивать мальчика было поручено мне. Он в начале все отрицал, заявляя, что всю ночь спал и о происшествии ему ничего не известно. И вдруг спустя некоторое время запросился на допрос и рассказал, как они вдвоем с матерью перевезли труп отца на тележке к реке. Здесь надо сказать, что всей группой мы работали в одном небольшом помещении, выдвигали предположения, строили версии, спорили в поиске истины. Никому из нас и в голову не пришло, что мальчик находиться в этом же помещении, за дощатой перегородкой, и может все слышать. Поэтому нас и удивил его рассказ, который во многом пересекался с нашими предположениями.

Тем ни менее мы сочли необходимым ознакомить с этими показаниями его мать. Она сразу же призналась в убийстве, но заявила, что ее сын к происшествию не имеет отношения, он, действительно, в ту ночь спал и ничего не мог знать. В последствии показания убийцы полностью подтвердились. Женщина убила мужа топором. Как пояснила в ходе допроса, откуда только силы взялись и полное отсутствие страха: за два километра, одна ночью перевезла труп к реке.

А подросток на вопрос, зачем он вводил в заблуждение взрослых, заявил примерно следующее: «Мне надоело сидеть одному за перегородкой, подслушал я вас вот и придумал». Следственной ошибки удалось избежать.