Ср. Окт 21st, 2020

Рабочий ДААЗа, стрелявший в своего начальника, хотел покончить жизнь самоубийством

Градообразующее предприятие Димитровграда «лихорадит» третьи сутки. Рабочие обсуждают позавчерашнюю стрельбу в стенах ДААЗа и сухие строчки из заявления регионального следственного комитета: «34-летний ранее судимый работник указанного предприятия, находясь на территории завода, произвел два выстрела в своего непосредственного руководителя. Предположительно возможным мотивом поступка стал производственный конфликт».

Коллеги Константина Исаева не верят, что тот вообще планировал убивать или стрелять в Тихонова. Говорят, что никакого конфликта не было. Все просто до банальности: когда Исаев понес заявление Тихонову на увольнение и хотел его попросить все-таки взять его на работу в новое ООО «ДААЗ-Штамп», тот, так и не выслушав работягу, грубо приказал ему выйти и закрыть за собой дверь.

Знакомая Константина, с которой нам удалось поговорить, рассказала журналисту Ulnovosti.ru: «Тихонов ему еще дней 15 назад сказал, что не возьмет его на новую работу, и он все эти дни очень переживал за происходящее. Боялся, что не найдет другую работу, говорил, что здесь привык и не представляет себя без ДААЗа… Боялся, что не сможет оплачивать квартплату… У него пенсия 2 000 рублей как у участника войны. Десять дней назад написал письмо генеральному директору ООО «ДААЗ-Штамп» Андрею Качкурову, в котором просил объяснить, почему и на каком основании начальник прессового цеха Тихонов не хочет переводить его на работу в новое ООО. Надеялся, что Качкуров просто не знает, что его не хотят переводить, и поговорит с Тихоновым. Из приемной Качкурова Косте по почте пришел ответ, что письмо его получено. И все, никаких объяснений. Последние дни Костя говорил, что не спит ночами, начал принимать успокаивающие таблетки, чтобы хоть немного успокоиться и выспаться перед сменой. Его довели до такого состояния, он был на грани срыва, не видел выхода из ситуации».

Между тем одной из причин, по которой Тихонов не хотел переводить машиниста моечных машин Исаева на новое производство могли быть… положенные тому по закону льготы. Как участник боевых действий в Чечне (Исаев воевал в 2002-2003 годах под Аргуном, получил две контузии в голову) он имел право на 35 дней неоплачиваемого административного отпуска в год. Очевидцы рассказывают, что каждый раз, когда Исаев шел подписывать заявление, чтобы получить положенный ему по закону отгул, наталкивался не только на непонимание со стороны Тихонова, но и на откровенное хамство. Каждый «административный за свой счет по закону» для него заканчивался настоящим боем. Исаеву приходилось напоминать, что не Тихонов ему эти льготы устанавливал, а Путин. Но даже после этого не всегда получалось «выбить» положенный выходной.

Работники прессового производства, общавшиеся с Исаевым как накануне, так и в роковой день уверены: он не планировал стрелять в своего начальника. Скорее, хотел покончить жизнь самоубийством. В настоящее время рабочие, в том числе и из других производств ДААЗа, собирают деньги на адвоката, чтобы защищать Исаева в судах. По их мнению, полиция хочет представить все, как преднамеренное чуть ли не покушение на жизнь человека, списав к тому же то, что Костя якобы в момент стрельбы был пьян. Все, кто видел его с утра, заявляют, что он был трезвым. Более того, его бы никогда через проходную не пропустили в пьяном виде, на заводе с этим строго.

Ulnovosti.ru уже писали, что последние два дня Исаев прощался и просил у всех прощение. Даже на своей страничке в «Одноклассниках». Но никто не придал этому особого внимания. Вчера утром, придя на работу, он даже не стал переодеваться. По всей видимости, вообще хотел уйти с работы, тем более, что заявление на увольнение было Тихоновым уже подписано. Одна из его коллег по работе слышала его разговор с матерью, которая проживает в другом регионе. «Он сказал ей: «Мам, прости меня. И по возможности приезжай на похороны», – рассказывает Наталья. – А мне в карман куртки сунул записку. Сказал: «Прощай, мы с тобой никогда не увидимся. Это потом прочитаешь. И ушел курить».

В распоряжении Ulnovosti.ru попала та самая записка. Признаемся, от прочитанного становится не по себе. Это огромная трагедия обычного человека потерять работу. Это нежелание мириться с несправедливостью: когда дети начальников отмазываются от армии благодаря «липовым» диагнозам, а ты, прошедший горнило войны, вынужден унижаться перед охамевшими руководителями с огромными зарплатами, чтобы получить положенные по закону отгул и льготы… «Я сам все решу», – заканчивает Исаев свое письмо.

Фото:

Стоит признать, стрельба в стенах ДААЗа – во многом результат той экономической и психологической обстановки на предприятии, которая была как минимум последние 5-8 лет. Отсутствие заказов, низкие зарплаты, постоянные угрозы сокращения рабочих… Ко всему этому добавился, со слов самих рабочих, охамевший ТОП-менеджмент, прибывший на предприятие из других регионов. Кучкуров, Проскуряков, Трещев… Для всех этих иногородних молодых управленцев, по всей видимости, сотрудники ДААЗа были рабсилой. Не «рабочей», как принято считать, а именно «рабской силой».

Как ни странно, но на стороне находящегося в больнице с тяжелыми ранениями начальника прессового производства Юрия Тихонова – считанные единицы. «Для него рабочие – грязь под ногтями, быдло, он никогда не общался с нами по-человечески. Даже если кому-то из женщин надо с ребенком на 2 часа в больницу отлучиться – не отпускал», – рассказывают подчиненные Тихонова. – Если бы Тихонов не пристал к нему, почему тот в верхней одежде, а не в спецовке (хотя до начала работы оставалось еще 15 минут), ничего бы не произошло. Исаев бы не вынул пистолет и не открыл бы стрельбу. Скорее, покончил бы жизнь самоубийством».

С позавчерашнего дня рабочие ДААЗа собирают деньги на адвоката для Кости Исаева.

Ирина Казакова