Чт. Дек 9th, 2021

Ульяновская область занимает первое место в России по концентрации носителей СПИДа

На прошлой неделе глава российского правительства Дмитрий Медведев признал, что ряд российских регионов допускает перебои в поставках лекарств для борьбы с ВИЧ-инфекцией. В зоне риска – молодежь и люди активного возраста. Что касается отдельных регионов, наиболее тяжелая ситуация складывается там, где проходит международный наркотрафик (на Урале и в Сибири). Между тем, по словам Вероники Скворцовой, 22 субъекта дают свыше половины новых случаев заражения: среди них Свердловская, Кемеровская, Иркутская, Самарская, Ульяновская, Ленинградская области, Ханты-Мансийский автономный округ и Пермский край.

Врачи отмечают, что ВИЧ – не только медицинская, но и социальная проблема, которая является реальным индикатором неблагополучия. Ситуация со СПИДом – еще один удар по репутации региона и лично по губернатору Морозову, ежедневно рапортующему в Москву об улучшении качества жизни.

По данным Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, на 1 мая 2015 года в Ульяновской области всего число инфицированных ВИЧ составляло 14 805 человек, 185 детей. Из которых детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями, — 167. В минувшем году умерло 3794 взрослых, зараженных ВИЧ, и 18 детей.

Больных СПИДом в регионе насчитывается всего 2 724, детей 11. Из них умерло всего 1569 взрослых и трое детей.

По числу больных СПИДом Ульяновская область занимает третье место в России без учета недавно присоединенного Крыма (3917), который до 2014 года являлся частью Украины. В Москве аналогичный показатель составляет 5 502, в Свердловской области 4 141 человек.

При этом в Москве численность населения, по данным Росстата, составляет 12 197 596 человек, в Свердловской области, по данным Госкомстата России — 4 327 472 человек, а в Ульяновской — 1 262 549 человек.

Зато среди субъектов Приволжского федерального округа по числу больных СПИДом наш регион с показателем 2724 прочно лидирует, занимая первое место. В Оренбургской области с численностью населения 2 001 110 – больных СПИДом 2 352, а в Самарской области с численностью населения 3 212 676 – 1 792 человека с диагнозом СПИД. На самом деле по соотношению числа жителей региона к количеству людей с этим страшным заболеванием самое высокое в Ульяновской области – 1 к 463, в Москве – 1 к 2 216, в Свердловской области – 1 к 1 045, в Оренбургской области – 1 к 850, в Самарской – 1 к 1 793.

Фото:

Фото:

Ульяновская область, как весьма неблагополучный субъект, достаточно часто выделяется федеральной прессой, когда речь заходит о СПИДе, и это неспроста. Болезнь, как правило, касается асоциальных слоев населения, чаще всего наркоманов, бомжей, алкоголиков, а также молодежь, которая ведет распутный образ жизни. Использование одних и тех же медицинских инструментов наркоманами, беспорядочные половые связи и даже ошибка медперсонала может обернуться для любого человека катастрофой.

За справкой по региону мы обратились к заместителю главного врача по организационно–методической работe ГУЗ Центр СПИД Асие Салахиевой.

— Асия Масхутовна, какова ситуация с ВИЧ и СПИД на сегодняшний день у нас в Ульяновской области?

— Cитуация серьезная. На 1 сентября 2015 года в регионе зарегистрировано ВИЧ-инфицированных 14 963 человека, в том числе дети перинатально 156 человек. В стадии СПИД находятся 3 258 человек, среди них 10 детей. Часть из них уже умерли.

Фото:

— Некоторые врачи уверяют, что умирают не от СПИДА, а от сопутствующих болезней.

— Дело в том, что идет путаница в терминологии. СПИД – это не отдельное какое-то состояние, во время которого у человека, допустим, болит правая рука. СПИД – это стадия ВИЧ-инфекции, когда иммунная система его разрушена настолько, что не выполняет свои защитные функции, т.е. разрушение вирусом иммунных клеток, которые являются защитниками нашего организма. Мы ездим в транспорте, взаимодействуем с людьми, вокруг нас постоянно летает какая-то микрофлора, но если иммунная система у человека работает нормально, то эти защитные клетки оберегают нас от этой микрофлоры. Даже если мы вдохнем, грубо говоря, ту же бактерию туберкулеза в легкие – заболевание не разовьется, потому что наши защитные клетки организма эту микробактерию блокируют. В случае ВИЧ-инфекции, когда уже развивается иммунодефицит, когда количество защитных клеток снижается, становится некому защищать наш организм от этой микрофлоры, и соответственно, если она попадает в организм, то уже начинает развиваться заболевание. Поэтому и говорят, что человек умирает на стадии СПИДа, но умирает не конкретно от СПИДа, а от присоединившихся вторичных заболеваний.

— Чаще всего речь идет о каких заболеваний?

— Прежде всего, это туберкулез, в регионе ситуация с ним очень серьезная.

— Вы слышали версии о том, что СПИД не существует?

— Каждый человек имеет право на свое мнение, есть определенная группа людей, которые считают, что ВИЧ-инфекции не существует в принципе. Это их дело, их мнение. Единственное, что могу сказать, – одно дело иметь собственное мнение, а другое дело, когда оно распространяется на кого-то другого. Тот послушал, поверил, не стал лечиться и умер. Получается, что эти люди своими действиями приводят к смерти других людей. Таких ситуаций очень много, когда родители, не веря в ВИЧ-инфекцию, доводят до смерти своих собственных детей. У нас таких случаев достаточно.

Самое большое количество заболеваний СПИДом встречается в бедных странах, поскольку корни болезни скорее социальные, нежели биологические. Нищета, наркомания, безнравственность, как следствие отсутствие будущего у молодого поколения.

Кстати, по словам министра здравоохранения РФ Вероники Скворцовой, при нынешнем охвате лечения ВИЧ-инфицированных к 2020 году число зараженных может увеличиться на 250%, и эпидемия выйдет из-под контроля.

Алексей Шувалов

фото: myloview.ru